Ректор МГУ настойчиво добивается справедливости: объективной оценки российских вузов в рейтингах. Побывавшие в Москве руководители глобального рейтинга Times пообещали более тщательно собирать сведения о вузах и подписали соглашение с союзом ректоров России. 

Справка. Рейтинг Times Higher Education, являющийся научным приложением к британской газете Times,
появился в 2004 году. Итоговая оценка, которая выносится тому или иному вузу, на 40 процентов
зависит от мнения экспертов, на 20 процентов – от числа ссылок на вуз и его сотрудников в научных
публикациях, ещё на 20 процентов – от числа преподавателей на одного студента, на 10 процентов –
от мнения топ-менеджеров крупнейших корпораций, ещё на 10 процентов – от показателя
«интернационализации» (доли зарубежных профессоров и студентов).

Во многом благодаря личной инициативе ректора Московского университета Виктора Садовничего в России началась кампания против несправедливых для российских вузов рейтингов. Руководителю главного университета страны обидно наблюдать, как МГУ, согласно им, с каждым годом ухудшает свои позиции. По последней версии рейтинга Times, он занял 155-е место. О других вузах страны и говорить не приходится. Между тем, за прошедшие 20 лет Московский университет совершил колоссальный рывок в развитии, убежден Садовничий: удвоилась территория учебно-научной базы, построена фундаментальная библиотека на 5 миллионов томов, открылось 20 новых факультетов, медицинский центр европейского уровня, запущены в космос два спутника… И все это прошло мимо внимания рейтинговых агентств. 

Виктор Садовничий: «Пускать ситуацию на самотёк, не обсуждая положение российских вузов в мировых рейтингах, на мой взгляд, недопустимо

Ректор МГУ неоднократно встречался с авторами зарубежных рейтингов, пытался выяснить, почему российские вузы ими явно недооцениваются. Но получить вразумительных ответов, которые бы в положительную сторону отразились на результатах ранжирования, не удалось. Тогда при поддержке МГУ в России составили свой глобальный рейтинг вузов. По оценкам его авторов – агентства «РейтОР», Московский университет занял достойное пятое место (см. «Глобальный рейтинг вузов: МГУ выше Гарварда»). Тогда Виктор Садовничий был удовлетворен результатом. Но чтобы инициатива «РейтОР» привела к появлению в России своего, регулярно составляемого рейтинга, который со временем смог бы завоевать уважение и заслужить признание в мире, требуются немалые средства. А их пока нет. И появится ли второй российский рейтинг – пока неизвестно. А вот его новые зарубежные аналоги попадают в поле зрения с завидным постоянством и продолжают огорчать своими результатами. 

В связи с этим Виктор Садовничий начал агитацию за утверждение универсальных правил оценки вузов. В ноябре прошлого года в МГУ состоялась евразийская конференция по рейтингам университетов. Тогда ее участники подписали меморандум, в котором обязались придерживаться нескольких основополагающих принципов: объективности, проверяемости и обсуждаемости результатов, а также возможности апелляции. 

Аналогичный меморандум подписали на днях участники российско-британской встречи: представители Союза ректоров и руководители глобального рейтинга университетов Times Higher Education. 

В битве с британцами

Британскую сторону представляли Филипп Бетти, главный редактор Times Higher Education, и Джонатан Адамс, директор отдела по оценке научных исследований Thomson Reuters.Рейтинг университетов Times считается одним из наиболее авторитетных в мире. Он составляется с 2004 года и оказывает серьезное влияние на абитуриентов при выборе вуза и на правительства стран при распределении между вузами финансирования, отметил редактор издания Филипп Бетти. Однако этот рейтинг неоднократно подвергался критике (см. статью «Мировой рейтинг: российская версия»). В частности, его составителей упрекали в использовании недостоверных данных: рейтинг формируется на основе опросов экспертов, которые не всегда располагают полной информацией. Авторы зарубежных рейтингов плохо осведомлены об истинном положении дел в российском образовании. В результате по непонятным причинам позиции вузов резко смещаются от года к году. Например, тот же МГУ в 2004-м находился на 92 месте, в 2007-м – на 193-м. Соседствуют с ним тайские, аргентинские и индийские вузы. 

При этом по версии Times, в десятку лидеров входят исключительно англо-американские вузы: Гарвард, Йельский университет, Кембридж, Оксфорд, Колумбийский и Чикагский университеты, Калифорнийский и Массачусетский технологические институты, а также колледжи Лондона – Имперский и Университетский. 

В конце 2008 года Times Higher Education возглавил г-н Бетти. Тогда решено было пересмотреть методологию составления рейтинга и отказаться от услуг партнера проекта – компании Quacquarelli Symonds (QS). Новая версия рейтинга, которую планируется обнародовать в октябре 2010 года, будет подготовлена совместно с компанией Thomson Reuters. Как подчеркнул Филипп Бетти, «мы осознаем свою ответственность за предоставляемые результаты, мы должны защищать свой рейтинг, свой бренд, поэтому осторожно подходим к выбору партнеров». 

Сто тысяч писем – по всему миру

По словам Джонатана Адамса, российские учебные заведения могут улучшить свои позиции в новом рейтинге после пересмотра критериев оценки вузов. 

«Ведущие вузы России занимали низкие позиции, потому что информация об их деятельности не собиралась должным образом, – заявил он на пресс-конференции. – Раньше в рейтинге был перекос в сторону англоязычных стран. Теперь мы хотим исправить эту ситуацию и постараемся более тщательно подойти к сбору информации о вузах из других стран, поэтому не исключено, что позиции некоторых британских учебных заведений могут ухудшиться, а, например, российских – улучшиться, но какие-либо прогнозы я пока не хочу делать». 

Г-н Адамс выразил надежду, что его компании удастся составить более компетентный рейтинг по сравнению с теми, которые делались раньше. В предыдущих собиралось недостаточно информации о вузах, она не была структурирована по регионам, предметным областям. К тому же выборка вузов была небольшой. Новые опросники, подготовленные Thomson Reuters, будут более развернутыми. В настоящее время уже отправлено более 100 тысяч писем в университеты мира, чтобы собрать сведения о студентах, сотрудниках и финансировании вузов, а также о публикациях ученых. Причем при оценке последнего параметра, по мнению Адамса, надо учитывать дисциплинарный подход. Например, нельзя сопоставлять цитируемость ученых-биологов и историков. 

От рейтингов нельзя отгораживаться

На что реально влияют рейтинги, кроме престижа конкретного вуза? Отвечая на этот вопрос, Виктор Садовничий признал, что в отличие от западных стран, в России мировые рейтинги пока никак не связаны с распределением финансирования между вузами и никак не сказываются на особом отношении к лидерам. Более того, не только руководители страны, но и ректоры многих вузов утверждают, что рейтинги их не интересуют, главное для них – предоставлять качественное образование. По мнению Садовничего, такая позиция имеет право на существование, но полностью отгораживаться от рейтингов нельзя. Они формируют общественное мнение. Отсутствие российских вузов в Топ-200 лучших университетов мира не соответствует истинному положению дел. 

«Пускать ситуацию на самотек, не обсуждая положение российских вузов в мировых рейтингах, на мой взгляд, недопустимо, – подчеркнул Садовничий. – Многие рейтинги не являются объективными. При этом широкая общественность принимает их результаты на веру. Мы не ставим задачу поднять в рейтинге какой-то конкретный университет. Мы хотим серьезно обсудить методику, проблему ранжирования вузов. Важно, чтобы это было понятно, справедливо, объективно. Именно поэтому МГУ и взялся за эту проблему, чтобы, рассмотрев ситуацию с рейтингами, оценить слабые и сильные стороны наших вузов, их достоинства и недостатки». 

Среди явных преимуществ российского образования Садовничий назвал фундаментальность подготовки специалистов. По этому направлению с нами мало кто может сравниться. «Многим университетам мира есть чему поучиться у России, а по системе рейтингов получается, что мы являемся лишь учениками, что не соответствует действительности», – подчеркнул ректор МГУ. 

А проигрываем мы по линии послевузовского образования – аспирантуры, докторантуры. В этом направлении нам пока крайне сложно конкурировать, например, с ведущими вузами США. 

Еще одна проблема связана с низкой цитируемостью российских ученых. Решать ее, по мнению Садовничего, надо на уровне каждого конкретного вуза, стимулируя профессоров печататься в ведущих журналах мира. Некоторые вузы, например, СПбГУ, ЮФУ уже приняли решение о дополнительном поощрении преподавателей, которые публикуют свои статьи в журналах с высоким импакт-фактором. Такую практику надо распространять. 

При этом Виктор Садовничий предостерег от крайностей, как, например, делал Китай десять лет назад: чтобы повысить цитируемость китайских ученых, их статьи без разбора рассылались в самые разные издания. «Те российские журналы, которые обладают хорошей репутацией, серьезной базой, традициями, надо адаптировать и делать доступными для более широкого круга читателей, в том числе иностранных», – резюмировал Садовничий. 

Россия и Британия: договорились?

Российско-британская встреча, по мнению ректора МГУ, прошла весьма результативно. По итогам переговоров Российский союз ректоров (РСР) и Times Higher Education подписали совместное коммюнике о принципах взаимодействия в области оценки вузов. 

В документе говорится, что «стороны отмечают высокую важность международного взаимодействия академического сообщества, гражданских и общественных институтов, административных субъектов сферы ранжирования вузов в целях развития глобальной системы оценки вузов». 

Российская сторона высоко оценивает усилия и опыт Times Higher Education в создании эффективной оценки вузов и удовлетворена большим вниманием компании к позиции российского вузовского сообщества по вопросам совершенствования глобальных рейтингов в образовании, а также стремлением британской стороны всецело содействовать широкому включению вузов России в международные оценочные процессы. 

В свою очередь британская сторона дает высокую оценку образовательной традиции России и приглашает российское академическое сообщество к партнерству в решении вопросов политики глобальных рейтингов вузов. В коммюнике также отмечается необходимость дальнейшего совершенствования глобальной системы оценки вузов в обеспечении прозрачности, повышении объективности и разработке инструментов адаптации критериев и методологии оценки вузов к уникальным характеристикам различных моделей образования. Речь прежде всего идет об обеспечении паритетного представительства экспертов различных стран в сообществе «оценщиков» вузов, о расширении количества научных источников, которые входят в базы данных, используемых для расчета индекса цитируемости, а также включении в систему оценки данных о национальных премиях. «Стороны утверждают честность, открытость, объективность и взаимное уважение к ключевым принципам, на которых будет строиться взаимодействие российского вузовского сообщества и Times Higher Education», – отмечается в коммюнике. Итак, стороны вроде бы обо всем договорились. Посмотрим, как это отразится на новом рейтинге.