В секретной ведомственной истории охоты властей США за нацистскими преступниками содержится вывод о том, что после Второй мировой войны сотрудники американской разведки предоставляли нацистам и их пособникам убежище на территории страны. Кроме того, там дается детальное описание конфликтов – зачастую не становившихся достоянием гласности – с другими государствами, связанных с военными преступниками, укрывавшимися в США и за рубежом.

Эрик Лихтблау

Этот доклад объемом в 600 страниц, который Министерство юстиции четыре года пыталось сохранить в тайне, содержит новые данные о двадцати с лишним из самых нашумевших историй с «беглыми» нацистами за последние тридцать лет. Там описываются поиски властями США уже умершего к тому времени доктора Йозефа Менгеле – «ангела смерти», как его называли узники Освенцима (кусок кожи с его черепа хранился в ящике письменного стола одного из чиновников Минюста), убийство радикалами бывшего солдата Ваффен-СС в Нью-Джерси, и ошибка с установлением личности охранника концлагеря Треблинка по прозвищу «Иван Грозный».В докладе рассказывается об успехах и неудачах группы юристов, историков и следователей из Отдела специальных расследований (ОСР), созданного при Минюсте в 1979 году для розыска и депортации нацистских преступников.

Пожалуй самые серьезные из содержащихся в докладе разоблачений связаны с анализом участия ЦРУ в организации эмиграции нацистов в США. Ранее в научных трудах и официальных докладах уже сообщалось о том, что Управление в послевоенные годы использовало нацистов в разведывательных целях, но рассекреченный документ Минюста содержит новые подробности о степени соучастия американских госструктур в подобных операциях, и сопровождавшей их дезинформации.

В докладе Министерства юстиции в ходе описания, как выражаются авторы «сотрудничества правительства с палачами», отмечается: следователи из ОСР установили, что некоторым нацистам «разрешение на въезд в США давалось сознательно», хотя соответствующим чиновникам было известно об их прошлом: «Америка, гордившаяся тем, что дает убежище гонимым, стала – пусть и в небольшой степени – убежищем для гонителей».

В работе также рассказывается о разногласиях внутри американского госаппарата по поводу опоры на свидетельские показания очевидцев нацистских преступлений, записанные несколько десятков лет назад, и связанных с этим юридических «подводных камней». Кроме того, авторы доклада приходят к выводу, что число перебравшихся в США нацистов почти наверняка было гораздо меньше 10000 человек – цифры, которую часто называют официальные американские круги.

Министерство юстиции с 2006 года пыталось не допустить рассекречивания доклада. В октябре, столкнувшись с угрозой судебного иска, оно передало в негосударственное научное учреждение – Архив национальной безопасности (National Security Archive) – его сильно сокращенный и отредактированный вариант, из которого были удалены наиболее «чувствительные» в правовом и дипломатическом плане пассажи. Полный вариант доклада удалось добыть New York Times.

По словам представителей Минюста, работа над докладом велась шесть лет, но он так и не был закончен и не отражает официальную точку зрения ведомства. Кроме того, как утверждает Министерство, в нем содержатся «многочисленные фактические ошибки и пробелы» — правда, в чем они состоят, не уточняется.

С момента создания ОСР (в этом году его объединили с другим структурным подразделением) более 300 нацистских преступников были депортированы, лишены американского гражданства, или получили отказ при попытках въехать в США.

Среди конкретных примеров содействия американской разведки нацистам в докладе упоминается о помощи, которую ЦРУ в 1954 году оказало Отто фон Болшвингу (Otto Von Bolschwing) – помощнику Адольфа Эйхмана, участвовавшему в разработке первых планов «очищения Германии от евреев»; позднее он работал на Управление и жил в США. В серии докладных записок сотрудники ЦРУ обсуждали, что Болшвинг должен делать, если о его прошлом станет известно – все отрицать или «ссылаться на смягчающие обстоятельства». Узнав о деятельности Болшвинга при нацистах, Министерство юстиции в 1981 году решило его депортировать, но тот скончался в том же году в возрасте 72 лет.

В докладе рассказывается и об истории Артура Л. Рудольфа (Arthur L. Rudolph) – ученого-нациста, руководившего военным заводом Mittelwerk. В 1945 году его, как специалиста по ракетам, вывезли в США в рамках операции «Скрепка» — американской программы по привлечению к работе ученых из нацистской Германии. (НАСА высоко оценивало деятельность Рудольфа; он считается создателем ракеты «Сатурн-5»). Авторы цитируют записку второго лица Минюста, датируемую 1949 годом, с просьбой к иммиграционным властям разрешить Рудольфу вернуться в США после пребывания в Мексике. В противном случае, отмечается в записке, «будет нанесен ущерб национальным интересам» Соединенных Штатов.

Позднее, подчеркивается в докладе, следователи Министерства юстиции обнаружили данные о том, что Рудольф куда сильнее, чем утверждал он сам и его покровители из американской разведки, был замешан в использовании принудительного труда на Mittelwerk.

Некоторые чиновники ЦРУ возражали, когда Минюст в 1983 году решил его депортировать, но ОСР, насколько можно судить по внутриведомственной переписке, считал, что депортация «знаковой» фигуры вроде Рудольфа послужит доказательством «серьезности намерений правительства в вопросе о преследовании  нацистов».

Впрочем, как выяснилось в ходе работы над докладом, само Министерство юстиции порой тоже скрывало сведения о бывших нацистах, известные американским властям. Так, в 1980 году прокуратура представила в суд документ, содержавший «неверное изложение фактов»: там утверждалось, что в архивах ЦРУ и ФБР нет информации о нацистском прошлом бывшего военнослужащего Ваффен-СС Черима Субзокова. На деле же, утверждают авторы доклада, Министерству «было известно, что после прибытия в США Субзоков сообщил ЦРУ о своей службе в СС». (После того, как иск против Субзокова был отклонен, радикальные еврейские организации выступили с призывом к расправе над ним, и в 1985 году бывший эсэсовец погиб от взрыва бомбы, заложенной в его доме в Патерсоне (штат Нью-Джерси)).

Завеса секретности, созданная Министерством вокруг доклада, может поставить перед политической дилеммой президента Обаму, пообещавшего, что его администрация станет самой транспарентной за всю историю страны. При этом именно Минюсту он поручил координацию работы по рассекречиванию государственных архивов.

Доклад об охоте за нацистами был детищем юриста Марка Ричарда (Mark Richard), занимавшего высокий пост в Министерстве юстиции. В 1999 году он убедил тогдашнего министра Джанет Рино (Janet Reno) начать детальное изучение этой, важнейшей на его взгляд, страницы истории, и поручил руководство проектом профессиональному прокурору Джудит Фейгин (Judith Feigin). В 2006 году, лично отредактировав окончательный вариант доклада, он, по словам коллег, предложил руководству Минюста опубликовать его, но получил отказ.

Когда Ричард заболел раком, он сказал родным и друзьям, что одно из трех событий, до которых он очень хотел бы дожить – это обнародование доклада. Он скончался в июне 2009 года; на похоронах выступил с речью министр юстиции Эрик Х. Холдер-младший (Eric H. Holder Jr.). «Я разговаривала с ним за неделю до смерти, и он по-прежнему пытался добиться публикации, — рассказывает Фейгин. – Эта история его мучила». После смерти Ричарда вашингтонский адвокат Дэвид Собел (David Sobel) и Архив национальной безопасности подали иск о рассекречивании доклада в соответствии с Законом о свободе информации.

Министерство поначалу пыталось оспорить иск, но в конце концов предоставило Собелу сокращенный вариант – в нем было вычеркнуто более тысячи абзацев и фраз. Обосновывалось это неприкосновенностью частной жизни и служебной необходимостью. Представитель пресс-службы Минюста Лора Суини (Laura Sweeney) заявила: ее ведомство привержено принципу транспарентности, и все сокращения были сделаны по решению опытных юристов.

В полном варианте доклада говорится, что в 1997 году Министерство обнаружило «веские доказательства» покупки Швейцарией у нацистов золота, конфискованного у евреев, ставших жертвами Холокоста. Однако в обнародованном тексте все упоминания об этом были вымараны – как и информация о многомесячном споре между Минюстом и Госдепартаменте относительно виновности швейцарцев, итогом которого стала подготовка объемистой справки по данному вопросу.

Из рассекреченного варианта исчез и абзац, где говорится о «полном провале» состоявшихся в 2000 году переговоров между представителями США и Латвии, в ходе которых американская сторона требовала от Риги судебного преследования латышей, подозреваемых в сотрудничестве с нацистами.

Удалены были и упоминания о некоторых мрачноватых и малоизвестных эпизодах – например о том, что глава ОСР держал в ящике стола кусочек скальпа, предположительно принадлежавшего доктору Менгеле, надеясь с его помощью точно установить, действительно ли пресловутого «ангела смерти» уже нет в живых. В главе о Менгеле – одном из самых страшных нацистских преступников, сумевших уйти от наказания – подробно описываются недюжинные усилия, предпринимавшиеся Минюстом в середине восьмидесятых в попытке выяснить, не являются ли слухи о смерти доктора ложными, и не скрывается ли он в Соединенных Штатах.

Там, в частности, описывается, как следователи шли по его следам с помощью писем и дневников, якобы вышедших из-под пера Менгеле в 1970-х годах, а также записей немецких стоматологов и телефонной книги Мюнхена. Наконец был проведен анализ ДНК с куска кожи, переданного американцам бразильскими властями: это стало решающим доказательством в пользу того, что Менгеле действительно жил в Бразилии и умер там примерно в 1979 году. Выяснилось также, что на территорию США он никогда не въезжал. В отредактированном варианте все упоминания о «скальпе» Менгеле были удалены со ссылкой на неприкосновенность частной жизни.

Вымарывались даже отрывки из документов, давно уже ставших достоянием гласности – в том числе судебных постановлений, показаний на слушаниях в Конгрессе и газетных передовиц семидесятых годов.

В главе о самой известной неудаче ОСР – обвинениях против американского гражданина Ивана Демьянюка, в прошлом автомеханика, которого ошибочно идентифицировали как «Ивана Грозного» из Треблинки – удалены десятки мелких подробностей, в том числе часть текста постановления Апелляционного суда США по шестому округу, где говорилось о нарушении этических норм чиновниками Минюста.

Нет в этом разделе и абзаца, где утверждается, что организация латвийских эмигрантов, сочувствовавшая Демьянюку, договорилась о том, чтобы ей ежедневно доставляли мусор из офиса ОСР. Два года – с 1985 по 1987 – члены организации просматривали его, надеясь обнаружить секретные документы, способные помочь обвиняемому. Сегодня, кстати, Демьянюка судят в Мюнхене по обвинению в других военных преступлениях.

По словам Фейгин, она не понимает, почему Министерство так долго пыталось сохранить в тайне столь важные эпизоды из собственного прошлого. «Это потрясающая история, — отмечает она, — и нужно, чтобы люди о ней узнали».

Источник: «Голос России»