Загадочное полотно вызвало к себе недоверие уже тогда, когда его впервые предъявили общественности. В 1357 г. владелец плащаницы Жофрей де Шарни (Geoffrey de Charny) передал ее французскому приходу Лирей, к юго-востоку от Парижа, для показа публике. Вскоре это местечко наводнили паломники. Согласно автору нескольких книг о плащанице Джо Никелю, не известно достоверных исторических документов старше XIII в., сообщавших о существовании этой иконы[1] .

Амадео Сарма

Первым скептиком был епископ

Тот факт, что и Новый Завет не дает никаких сведений о покрывале с отпечатком тела Христа, послужил отправной точкой для его первого исследования 600 лет назад. Французский священник Улис Шевалье (Ulysse Chevalier) тщательно изучил более 50 документов, имеющих отношение к интересующему нас предмету. Свои выводы он сформулировал в сочинении «Критическое исследование происхождения святой плащаницы из Лирей-Шамбери-Турина»[2] . Он сообщает, что якобы был даже найден художник, имевший отношение к портрету, а хозяин покрывала не смог правдоподобно объяснить, откуда оно взялось. В 1389 г. французский епископ Пьер Дарси (Pierre d’Arcis) докладывал Папе, что, исходя из корыстных побуждений, церковь наживается на покрывале, нарисованном «хитрым способом». Изображение мастерски нанесено на обе стороны ткани, в чем признался художник. Далее Дарси упрекает устроителей выставки в том, что они разрекламировали покрывало далеко за пределами Франции и наняли фокусников и артистов, чтобы имитировать удивление и перекачивать деньги из карманов верующих в копилку церкви. Владельцу плащаницы Жофрею де Шарни удавалось в течение длительного времени прятаться от епископа и неоднократно получать от властей разрешение на организацию выставки. Так, например, авиньонский анти-Папа Климент VII запретил епископу Дарси препятствовать выставке. И только благодаря упорству последнего критику не удалось задавить. Дарси сумел переубедить Климента VII, и тот стал говорить о покрывале как об «изображении». Общественные выставки впредь разрешались только в особых случаях.

В 1453 г. внучка Жофрея де Шарни, Маргарет де Шарни, продала покрывало Луи и Анне Савойским, которые сначала держали его в Шамбери, а затем, при переносе столицы своего герцогства, забрали с собой в Пьемонт. В 1532 г. при пожаре покрывало было повреждено расплавленным серебром, что и сейчас хорошо заметно. В 1578 г. его перевезли туда, где оно хранится и поныне, – в Турин, и впоследствии плащаница перешла во владение церкви.

Мнение церкви

Католическая церковь не признает Туринскую плащаницу как реликвию и официально считает ее иконой, предметом, приводящим людей к вере.

Как сказал предыдущий Папа Иоанн Павел II на выставке плащаницы в Турине она бросает вызов нашему интеллекту. Она открывает свой сокровенный посыл только тем, кто наиболее близок ей своим смиренным и в то же время живым умом[3] . Ее таинственное свечение ставит вопросы о происхождении и жизни исторического лица – Иисуса из Назарета. И так как это не имеет непосредственного отношения к вопросам веры, то церковь не может взять на себя смелость и ответить на них. Она доверяет науке задачу исследования того, что же случилось с полотном, в которое, по преданию, было завернуто тело нашего Спасителя. И церковь при этом настаивает, чтобы результаты исследования плащаницы были представлены общественности.

Историческая канва

До юбилейной выставки 2000 г. плащаницу в последний раз показывали в 1998 г. Тогда же появились книги, авторы которых старались доказать подлинность покрывала[4] . Эти исследователи называют плащаницу словом «синдон», а себя – «синдонологами». Слово «синдон»греческого происхождения; когда-то так называли кусок ткани, который можно использовать и как плащаницу (в отличие от лицевого платка для вытирания пота).
Среди поклонников подлинности плащаницы основную роль играет группа STURP (Shroud of Turin Research Project – Проект по исследованию Туринской плащаницы) из США. Эта группа была создана в 1970-х годах учеными Джоном Джексоном (John Jackson) и Эриком Джампером (Eric Jumper), но вскоре в ней остались только верующие. Первоначально в группу входил и микроаналитик Уолтер Мак-Крон, позже ставший критиком плащаницы. Одним из наиболее ярых поборников идеи подлинности был туринский патер П.Ринальди (Peter M.Rinaldi), который сохранял свои убеждения до самой смерти в 1993 г. В англосаксонском мире известен Ян Вильсон, который в своих книгах[5] описывает предполагаемый маршрут передвижения полотна от Иерусалима до Турина.
Синдонологи уверены: на холсте отпечатался контур тела Иисуса. Но некоторые из них, в том числе профессор теологии из Зальцбурга Вольфганг Вальдштейн (Wolfgang Waldstein), утверждают, что Христос оставил своей церкви образ: поскольку тогда не существовало фоторепортеров, он сотворил чудо. Пасхальным утром, в момент своего воскрешения, он произвел вспышку света огромной энергии. Иначе сохранение его изображения на полотняном покрывале было бы невозможно.
Для доказательства того, что это именно Иисус Христос, синдонологи ссылаются на большое количество признаков изображения, которые согласуются с библейскими данными. Однако скептики обращают внимание на следующие строки в Евангелии от Иоанна (19, 40): «Итак, они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обычно погребают иудеи». И далее (20, 6 и 7): «Вслед за ним приходит Симон Петр и входит во гроб и видит одни пелены лежащие и плат, который был во главе Его не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте». Итак, Иоанн указывает на иудейскую традицию: голова Христа была закрыта платком. В этом случае лик Христа должен был отпечататься очень бледно.
Известно, что во времена Христа евреи хоронили покойников обнаженными, с руками, скрещенными на груди. Руки, сложенные на гениталиях, как изображено на плащанице, впервые появились на картинах с XI в. – уступка стыдливости того времени.
Скептики напоминают: еще великий теолог Августин (IV–V вв.) жаловался, что нет никаких сведений относительно облика Христа. Представления художников о внешности Иисуса с течением времени менялись. До III в. его изображали с короткими волосами и без бороды. И только позже стали изображать с бородой и длинными волосами. Отпечаток на Туринской плащанице довольно точно соответствует традициям XIV в.

Техника изображения

В 1898 г. в Турине фотограф-любитель Секондо Пиа (Secondo Pia) сфотографировал плащаницу и, проявив пластинку, заметил ошеломляющий эффект: на негативе все детали были видны гораздо отчетливее, чем на полотне. К тому же фотонегатив выглядел как позитив, настоящий, уже напечатанный снимок. Возникла идея, что изображение на плащанице – действительно негатив. Многие современники не доверяли Пиа, считая молодое фотоискусство шарлатанством. Но сегодня открытие Пиа служит у синдонологов одним из основных аргументов сверхъестественности плащаницы.
Однако техника рисования, известная как «негативное изображение», в средние века отнюдь не составляла секрета, она широко использовалась и в античные времена. Даже ребенок знает: если к монете прижать бумагу и потереть ее карандашом, то можно получить негатив монеты.
Впрочем, изображение на Туринской плащанице нельзя считать настоящим негативом, на котором волосы и кровь должны были выглядеть светлыми, что на позитиве дало бы темный цвет. В противном случае Иисус должен был быть блондином или седым, что маловероятно. К тому же тот, кому попадала кровь на одежду, знает, что эти пятна со временем чернеют. А кровь на покрывале все еще красная.
Если принять, что Туринская плащаница действительно зафиксировала изображение Христа, то это было сделано либо сверхъестественным способом (тело каким-то образом дало вспышку излучения), либо естественным – испарением масла или пота. Последняя гипотеза – предположение о «выпаривании» –вполне заслуживает внимания. Однако даже при беглом осмотре покрывала в глаза бросается ряд нелепостей:
когда покрывало облегает тело, оно прикасается к нему с разных сторон. Если мы снимем и разложим такое покрывало, то изображение будет выглядеть искаженным. Скажем, отпечаток лица окажется шире лица, наблюдаемого спереди. Но на плащанице этого нет;
совершенно отсутствуют искажения и пустые места, которые должны появляться из-за складок. Изображение слишком гладкое, чтобы быть подлинным;
отсутствуют пятна от рельефа задней части тела. Все выглядит так, как если бы тело было плоским и жестким, как доска;

отпечаток окровавленных ступней на покрывале геометрически не соответствует положению ног. Ступни лежащего человека обычно направлены пальцами вверх, а здесь подошвы прижаты к покрывалу, что возможно лишь в том случае, если колени согнуты;

волосы не спадают вниз, как это бывает у лежащего человека, а обрамляют лицо, как на картинах;

руки и пальцы различной длины. То, что одна рука на 10 см длиннее другой, было бы отмечено, как нечто необычное;

кровь течет тонкой струйкой и не сворачивается.

Кровь или краска?

Следующий вопрос: чем нанесено изображение? Убедительный ответ можно получить лишь с помощью химического анализа окрашивающего вещества. С согласия католической церкви такой анализ был проведен дважды.

Первый раз это было сделано в 1973 г. итальянской комиссией, в которую входили Джорджио Фраке (Giorgio Frache), Эуджения Ридзатти (Eugenia Rizzatti) и Эмилио Мари (Emilio Mari). Она пришла к заключению, что перед ней «работа художника». Все специальные тесты на кровь дали отрицательный результат.

Второй анализ, в 1978 г., был проведен в основном группой STURP. Эксперты наложили на покрывало 32 клеевые полоски и затем осторожно их сняли: 14 полосок были взяты из областей плащаницы, расположенных вокруг изображения Иисуса, 12 полосок были наклеены на само изображение, а шесть – на «кровавые»пятна. Полоски разрезали на две части и один набор отдали Уолтеру Мак-Крону, а второй –
Рею Роджерсу (Rey Rodgers) для исследования частичек с поверхности и волокон покрывала, прилипших к полоскам.

Мак-Крон искал какие-либо признаки трупа, но ничего не нашел. Он выявил лишь неорганические компоненты, прежде всего – окись железа (ржавчину). Однако исходя из своей многолетней убежденности в подлинности плащаницы и не желая разочаровать своих коллег из STURP, он попытался мягко обойти противоречия, с которыми ему пришлось столкнуться. Он считал возможным античное происхождение покрывала и предположил, что краска была использована позже, для реставрации пожелтевших пятен, оставленных телом на покрывале.

Вначале Мак-Крон думал, что пигмент, который он обнаружил, впервые стали использовать лишь в XVIII в. Но позже узнал, что такой же пигмент встречается и на рисунках каменного века. Осторожные попытки указать на это были проигнорированы группой STURP и отцом Ринальди; тогда Мак-Крон начал сомневаться.

После подробного изучения волокон он нашел на них растворимую в воде темперу с окисью железа (железистая охра) и с киноварью. Этот второй компонент использовался старыми мастерами как алый цвет; получали они его из сернистой ртути. Частицы этих двух компонентов отождествляются вполне уверенно. Мак-Крону удалось показать, что обнаружить железистую охру можно только в области самого изображения. А краска из сернистой ртути встречается исключительно в «кровавых»областях. Тот факт, что в живописи XIII и XIV вв. киноварь часто использовалась для изображения крови, только усиливает предположение о подделке. Мак-Крон нашел следы и других частиц, многие из которых типичны для малярных красок.

Разумеется, члены группы STURP и отец Ринальди очень обиделись на Мак-Крона. У него отобрали клеевые полоски, и он не смог продолжить свои исследования. Как члену STURP ему было запрещено сообщать о своих результатах без согласия группы. Потеряв надежду переубедить соратников, Мак-Крон приостановил свое членство в STURP и начал публиковаться.

В позднее написанной книге[6] он приводит следующий курьезный случай: его жена, тоже исследователь, изучала клеевую полоску с одной старой французской картины. Результаты ее анализа оказались так похожи на результат анализа плащаницы, что Мак-Крон подумал, будто жена перепутала свои и его полоски. Но выяснилось, что исследуемая женой картина была как раз из той области, где в XIV в. появилась Туринская плащаница. Мак-Крон заключает: все говорит в пользу искусственного происхождения плащаницы.

История на этом не завершается: Виктор Трион (Victor Tryon) из Техасского университета в 1998 г. заявил, что обнаружил кровь на Туринской плащанице. Еще раньше то же самое заявляли члены группы STURP – Алан Адлер и Джон Геллер[7] . Они указывали на присутствие железа, белка и других субстанций, встречающихся и в человеческой крови. Но эти же субстанции можно найти при химическом анализе темперы. Важнее то, что на ткани не удалось отождествить никаких других существенных составляющих крови, например калия, которого в крови в три раза больше, чем железа.

Правда, в последнее время появились утверждения, что на покрывале обнаружены следы ДНК. Конечно, наличие ДНК может свидетельствовать в пользу наличия крови, но это очень слабый аргумент. После того как столько людей на протяжении столетий прикасались к покрывалу, было бы чудом, если бы на нем не было найдено соответствующих следов.

Сколько же в действительности лет плащанице?

В 70-80-е годы ученые неоднократно просили разрешения на проведение точной датировки плащаницы радиоуглеродным методом. Основан он на том, что в живых организмах доля радиоактивного изотопа углерода С-14 такая же, как в атмосфере Земли (где она поддерживается почти постоянной под влиянием космических лучей). После смерти организма концентрация этого изотопа в нем постепенно снижается с периодом полураспада 5730 лет, что и служит показателем возраста. В 1970-е годы для проведения такого исследования требовалось большая площадь ткани, но позже стало возможным определить возраст по микроскопическому кусочку. Это обстоятельство позволило католической церкви в 1988 г. удовлетворить просьбу ученых.

Первоначально для исследований были выбраны семь лабораторий[8] . Это было зафиксировано в так называемом туринском протоколе специалистами по датировке под руководством председателя научного совета Ватикана. Были также намечены методы получения образцов, чтобы потом не возникло сомнений. Но позже, по настоянию Луиджи Гонелла (Luigi Gonella) – советника туринского епископа Баллестреро (Ballestrero), – число лабораторий было сокращено до трех, что увеличило риск случайных ошибок и в дальнейшем дало повод для критики. К тому же ученым не позволили присутствовать при получении образцов ткани.

В конце концов фрагменты покрывала были исследованы в трех местах: в лаборатории геофизики Аризонского университета (США), в лаборатории археологии и истории искусств Оксфордского университета и исследовательской лаборатории Британского музея, а также в Институте физики в Цюрихе. Результаты оказались сходными: радиоуглеродный возраст плащаницы составил 691±31 год. С учетом всех возможных погрешностей специалисты называют период рождения ткани плащаницы – 1260–1390 гг[9] . Это убедительно подтверждает гипотезу о том, что Туринская плащаница – работа художника XIV в.

Нужно упомянуть и о недостатках этого исследования. Из-за отклонений от протокола, на которых настояла церковь, при получении образцов не проводилась непрерывная документация. Правда, специалисты исключают подмену ткани. И все же этот случай показывает, что может произойти, когда, исходя из политических или церковных интересов, нарушается установленная процедура. Например, на этой почве возникла якобы разоблачительная книга любителей сенсаций, журналистов Грубера и Керстена.

Ошиблись те, кто считал, что определение возраста плащаницы, проведенное в 1988 г., положит конец дебатам. Вскоре начались поиски предлогов для новых споров. Почитатели плащаницы допускали даже, что три избранные лаборатории могли договориться и давать согласованные показания, что исследуемый фрагмент ткани взят из места, которое подверглось штопке или было залатано. Но в докладе группы четко указано, откуда этот кусок.

Высказывалось мнение, что ткань загрязнена чуть ли не бактериями. В действительности же все образцы были очищены различными методами, включая ультразвук, и при этом во всех лабораториях получились практически одинаковые результаты. Кроме того, чтобы бактерии стали источником такой большой ошибки в возрасте, они должны быть в два раза тяжелее самого покрывала. Физик Томас Пиккет (Thomas Pickett) писал по этому поводу: «Правильнее было бы сказать, что нужно очистить бактерии от небольшого полотна».

 

О чем рассказала пыльца

Несколько лет назад израильские ботаники Авиноам Данин и Ури Барух выступили перед прессой с заявлением, что дополнительный анализ пыльцы и кровавых пятен на плащанице свидетельствуют о ее подлинности[10] . Эти будто бы новые доказательства оказались по сути старой сказкой. Еще в 1970-х годах швейцарский криминолог Макс Фрей[11] писал, что нашел на ткани пыльцу как раз из тех районов, по которым Ян Вильсон проложил маршрут передвижения Туринской плащаницы. Но результаты Макса Фрея, который, впрочем, и фальшивый дневник Гитлера без всяких сомнений объявил подлинным, настолько неубедительны, что даже члены STURP воздерживаются от поддержки его выводов. И все же, раз эта пыльца остается предметом дискуссии, мы вынуждены привести контраргументы:

другие исследования покрывала, даже те, что проводились сторонниками его подлинности, обнаружили так мало пыльцы, что ее не хватает ни для датировки, ни для определения маршрута передвижения покрывала по миру;

пыльца, представленная в работе Фрея, выглядит вполне свежей, и очевидно, что ей не 2000 лет;

видовой состав пыльцы не соответствует тому, что можно было бы предполагать. Исходя из истории плащаницы, можно ожидать преобладания европейских растений; 32 из 57 ее видов переносятся не ветром, а насекомыми. Микропалеонтолог Стивен Шаферсман[12] из Университета Майами считает, что эта пыльца не могла попасть на плащаницу без человеческого участия;

пыльца обнаружена только на нескольких клеевых полосках. Здесь нужно вспомнить, что Фрей собирал пыльцу в Средиземноморье для сравнения, и похоже, что пыльца с клеевых полос как раз и есть часть его коллекции.

Но вернемся к Данину и Баруху. Существует предыстория их «сенсационного открытия». В 1985 г. фотографы-любители Алан и Мэри Рэнглер (Alan and Mary Wrangler) увидели на старой фотографии плащаницы 1931 г. рядом с телом Христа отпечаток цветов, которые они бойко причислили к виду Chrysanthemum coronarium[13] . После этого они изучили и другие фотографии плащаницы и нашли на них сотни цветов, которые классифицировали и распределили по 28 видам растений. Кроме того, Рэнглеры разглядели изображение гвоздя, молотка, каната, колючки и губки. Они не долго были одиноки: вскоре и другие «исследователи» увидели на покрывале изображение римских надписей и римской монеты[14] .

В число эпигонов Рэнглеров попал и Авиноам Данин. Он смог распознать на плащанице изображения Chrysanthemum coronarium и Cistus creticus. Наиболее значимым растением Данин считает Zygophyllum dumosum, отпечаток листьев которого свидетельствует, что растение было сорвано весной. Во время выставки 1998 г. Данин совершенно серьезно, «собственными глазами», вооруженными лупой, смог увидеть на покрывале большой лист. По предложению Рэнглеров он собрал пыльцу тех цветов, которые были найдены, и попросил своего коллегу Ури Баруха сравнить ее с пыльцой, собранной Максом Фрейем. Им было точно установлено, что некоторые виды пыльцы можно обнаружить только на Ближнем Востоке.

Похоже, мы столкнулись с явлением, хорошо известным в психологии: человек видит то, что хочет видеть, – цветы, молоток, римские монеты или надписи. Точно так же другие люди видят в облаке НЛО, в узоре обоев – лицо или в чернильном пятне – Дональда Дака. Не надо такое явление путать с научными доказательствами. Наше восприятие не должно окрашиваться нашими ожиданиями.

Заговоры и заговорщики

Естественно, обсуждаются различные варианты заговора. Один них описан в книге «Иисус умер не на кресте» (Керстен и Грубер вновь опубликовали свою старую книгу «Сговор против Иисуса», немного изменив ее и дав ей новое название). В ней говорится о сговоре между католической церквью и Британским музеем в Лондоне. Якобы плащаница свидетельствует о том, что Иисус пережил распятие, и эту «истину»пытаются скрыть. Другие подозревают масонов в заговоре против Ватикана.

Почитатели плащаницы рассматривают факты, заранее зная, какой результат они должны получить. Они страстно верят, что покрывало подлинное, и не боятся призвать Бога в свидетели и соучастники. Поэтому на сайте очень консервативного христианского издательства «Christiania»можно прочитать, что в ночь 12 апреля 1997 г. Бог дал знак о подлинности плащаницы. Во время большого пожара в кафедральном соборе Св. Джовани Батисты один храбрый пожарный в последнюю минуту смог спасти от огня плащаницу. «Какой же вывод можно сделать?» – спрашивает автор, и сам же дает ответ: «Можно ли поверить, что Бог сотворил бы такое зрелищное чудо, если бы плащаница была фальшивой или была бы мошенничеством?» Если результаты научного исследования не согласуются с догмами почитателей, эти результаты объявляются фальшивыми. И только немногие нашли в себе силы изменить свое мнение, когда обнаружили, что результаты исследований указывают на обратное.

Перспективу, что общества поклонников плащаницы распадутся, я считаю иллюзорной. Они будут существовать и дальше, до тех пор, пока полотно не будет изучено до мельчайших подробностей и пока результаты, что вполне вероятно, не станут более четкими, чем сегодня. А решение вопроса, почему, давая возможность исследовать плащаницу, верующие тут же начинают сопротивляться и, несмотря на однозначные и повторяющиеся доказательства, не принимают их, является задачей психологов и социологов. Конечно, не исключено, что настанет день, когда скептики убедятся в своем заблуждении и изменят свою позицию. Но на сегодняшний день я должен согласиться со Стивеном Шаферсманом, когда он пишет: «Все эмпирические свидетельства и логические аргументы, касающиеся Туринской плащаницы, при объективном и рациональном рассмотрении приводят к очевидному заключению, что плащаница – дело рук человека и создана она в XIV в.[15] ».

Большинство лидирующих ученых Америки отрицают существование Бога

Вопрос о вере в Бога среди американских ученых дискутируется с начала ХХ столетия. Последнее статистическое исследование, предпринятое профессором истории Университета Джорджии Эдвардом Ларсоном, свидетельствует, что среди наиболее известных ученых-естественников атеистов больше, чем когда-либо – в Бога верят очень немногие.

Первое подобное исследование провел в 1914 году видный американский психолог Джеймс Льюба. Тогда из одной тысячи произвольно отобранных ученых, работающих в США, неверие в Бога либо сомнения в его существовании выразили 58%. Этот показатель вырос до 70% при опросе 400 «выдающихся»ученых, тогда же отобранных Дж.Льюбой.

В 1996 году Э. Ларсон провел подсчет верующих и атеистов по методике Дж. Льюбы 1914 года. Оказалось, что американское научное сообщество в целом за 80 с лишним лет почти не изменилось: и сейчас 60,7% исследователей не верят вообще или сомневаются. Сообщение о работе 1996 года Ларсон опубликовал в Nature (386, 435–436, 1997).

Анализируя полученные данные по научной элите 1914 года, Льюба объяснял высокий уровень ее атеизма тем, что представители этой группы являются носителями «превосходных знаний, осознают мир в его целостности и обладают Богатым опытом». В сущности, к такому же выводу пришел профессор Оксфордского университета Питер Аткинс, комментируя результаты исследования Ларсона 1996 года. «Вы, конечно же, можете быть ученым и исповедовать какую-либо религию, – пишет П. Аткинс. – Но я не думаю, что в этом случае вы можете быть настоящим исследователем в полном смысле этого понятия, поскольку научный стиль мышления совершенно не совместим с религиозными представлениями». Наука занимается поиском истины, тогда как религия убеждена, что она обладает абсолютной истиной. Этот комментарий и побудил Э. Ларсона к его последнему исследованию.

Историку стало интересно, как соотносятся сегодня уровни религиозности у «больших» и «маленьких»ученых. В 1998 году историк из Атланты сымитировал вторую часть опроса 1914 года, относящуюся только к «великим»представителям науки Нового Света. Результат – поразительный: верующими оказались менее семи процентов респондентов.

Критерием при отборе «великих» служило для Ларсона членство исследователя в Национальной академии наук (NAS) США. В ней, кстати, относительно немного членов – всего 517. Каждому Ларсон разослал свою анкету, содержащую абсолютно те же вопросы, что задавал своим респондентам Льюба в 1914 году. Исследователи спрашивают ученых, верят ли они в Бога, в существование интеллектуальной и эмоциональной взаимосвязи между ним и человечеством, а также интересуются их отношением к «личному бессмертию». Респонденты выбирали один из вариантов ответа, проставляя его в графах «Убежденная вера», «Неверие» и «Агностицизм». Как в начале века, так и сейчас ответы были анонимные.

Интересно, что в 1914 году психолог достиг 70%-го возвращения писем с ответами. В 1933 году этот показатель составил 75%, тогда как Ларсону удалось довести рейтинг обратной связи до 50 с небольшим процентов.

Итак, ведущие специалисты в естественных науках в большинстве отрицают трансцендентное. Неверие в Бога и «вечную жизнь»выразили соответственно 65,2% и 69% биологов. Среди физиков Национальной академии наук уровень атеизма еще выше – 79% и 76,3%. Большинство остальных опрошенных в обоих случаях отнесли себя к агностикам, и лишь малая часть верит в Бога и бессмертие. Наиболее верующими оказались лидирующие американские математики (среди них особенно много выходцев из России): 14,3% – в Бога, 15% – в жизнь после смерти. В то же время лишь 7,1% специалистов наук о жизни разделяют мнение о ее загробном существовании и только 5,5% из них считают, что бог есть. Физики и астрономы заняли среднюю позицию: 7,5% верят в господа, в бессмертие – столько же.

 

Ссылки:

[1] Nickell J. Inquest on the Shroud of Turin – Latest Scientific Findings. N.Y., 1987[вернуться]

[2] Chevalier C.U. Etude Critique sur l’origine du Saint Suaire de Lirey-Chambery-Turin. Paris, 1900.[вернуться]

[3] Полный текст на сайте www.vatican.va/ho…sindone_en.html[вернуться]

[4] Chevalier C.U. Etude Critique sur l’origine du Saint Suaire de Lirey-Chambery-Turin. Paris, 1900. Gruber E.R., Kersten H. Das Jesus-Komplott. Muenchen, 1992. Siliato M.G. Und das Grabtuch ist doch echt. Augsburg, 1998.[вернуться]

[5] Wilson I. The Shroud of Turin. N.Y., 1979; Wilson I. The Blood and the Shroud: New Evidence That the World’s Most Sacred Relic Is Real. N.Y., 1998.[вернуться]

[6] McCrone W.C. Judgement Day for the Shroud of Turin. N.Y., 1999.[вернуться]

[7] Heller J.H., Adler A.D. // Can. Soc. of Forens. Sci. 1981. V.14(3). P.81–103; Jumper E.J., Adler A.D., Jackson J.P. et al. A Comprehensive Examination of the Various Stains and Images on the Shroud of Turin // American Chemical Society, Adv. Chem. Ser. 1984. P.447–476.[вернуться]

[8] Sarma A. // Skeptiker. 1989. №1. S.19.[вернуться]

[9] Damon P.E., Donahue D.J., Gore B.H. et al. // NaTURe. V.337. P.611–615.[вернуться]

[10] Danin A. Pressed Flowers – Where did the Shroud of Turin Originale? A Botanical Quest // Eretz Magazine. 1997, Nov./Dez.; Danin A., Baruch U. Floristic Indicators for the Origin of the Shroud of Turin // 3rd International Congress of the Shroud of Turin. Turin, 1998.[вернуться]

[11] Frei-Sulzer M. Wissenschaftliche Probleme um das Grabtuch von Turin // NaTURwissenschaftliche Rundschau, 32. Jg. 1979. S.133–135.[вернуться]

[12] Frei-Sulzer M. Wissenschaftliche Probleme um das Grabtuch von Turin // NaTURwissenschaftliche Rundschau, 32. Jg. 1979. S.133–135.[вернуться]

[13] Wrangler A., Wrangler M. The Shroud of Turin: An AdvenTURe of Discovery. TN. 1998.[вернуться]

[14] Siliato M.G. Und das Grabtuch ist doch echt. Augsburg, 1998.[вернуться]

[15] Schafersman S.D. Unravelling the Shroud of Turin // Approfondimento Sindone. Year II. 1998. V.2.[вернуться]