Последние 105 лет центр Москвы украшает необыкновенной красоты здание Политехнического Музея, который учреждён был в 1872г. Это учреждение, помимо очевидной его ценности как крупнейшего научно-технического музея,  научно-просветительного, научного и культурного центра, имеет ещё и ценность памятника истории нашей страны 19–20 веков. Это – памятник эпохи формирования гражданского общества в России.

Гурген Григорян, доктор технических наук,профессор,заслуженный деятель науки и техники РФ

Южный фасад музея. Вид с Ильинской площади. Литография начала ХХ века. Архив Политехнического музея

Понятие  ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО стало особенно  актуальным в РОССИИ с 90х годов ХХ века. Эта актуальность нарастает по мере обострения диалога граждан с властью, вызванного неоднозначным развитием  фундаментальных  реформ политической, экономической и социальной  сторон жизни страны в течение последних 25 лет.

Приходится возвращаться к осмыслению того, что такое гражданское общество, каковы его характерные особенности и черты, а также закономерности его формирования. Обобщение множества высказанных идей по этой проблеме позволяет представить гражданское общество как продукт исторического развития нации. Замечательный учёный и мыслитель-патриот России академик Н.Н.Моисеев отмечал[1] «….принципы взаимоотношения личности и общества глубоко запрятаны в общественном сознании и, вероятно, являются одной из его консервативных составляющих. Эти установки – итог длительной истории  народа и природных условий. Они, конечно также меняются со временем, но происходит это весьма медленно. Значительно медленнее, чем развитие технологической основы цивилизации.». В основе генокода гражданского общества нации заложены принципы взаимоотношения личности и общества и на этой основе – общества и власти. Обоснованно говорить об историческом «вызревании» гражданского общества, в результате чего масса населения преобразуется в совокупность сообществ, способных к самоорганизации с целью защиты как своих, так и общенациональных интересов. Эта совокупность является полноправным партнёром власти, над которой стоит закон – соглашение между ней и обществом.

Архитектурный отдел музея. Фотография конца XX века. Архив Политехнического музея

Вызревание гражданского общества невозможно в среде узаконенной неволи и невежества. Питательной средой для вызревания являются развитые институты собственности и необходимый уровень культуры масс населения, что в свою очередь зависит от развитости институтов их  просвещения. Эти институты возникают в результате исторического развития нации и активного действия элит и личностей, вооружённых знаниями и вдохновлённых идеалами служения отечеству.

Более восьмидесяти лет после октября 1917г. в нашей стране отвергался предыдущий опыт её социально-экономической жизни как «классово-

чуждый». Ревизия  ранее официальной истории актуализирует изучение опыта прошлого времени. Особый интерес представляет время, сразу после которого было сломлено ранее преемственное развитие жизни страны и началось развитие её на отторгающих преемственность основаниях. Эти основания отвергали гражданское общество как несовместимое с диктатурой пролетариата.

Истоки  гражданского общества в РОССИИ формировались с середины 19века в эпоху реформ Александра второго. Памятником этому служат 20 вертикальных плит из тёмно-красного гранита, которыми окружён храм «СПАС НА КРОВИ» в Петербурге «на месте смертельного поранения 1 марта 1881 года в Бозе почившего Императора Александра II». Плиты входят в архитектурный ансамбль храма, а тексты, золочёными буквами начертанные на них, повествуют о времени и свершениях Императора, причём девять из них повествуют о тех деяниях Императора, что заложили основы, необходимые для вызревания гражданского общества. Вот, что написано на них:*

  • Освобождение крестьян от крепостной зависимости;
  • Положение о Государственной росписи и финансовых сметах и обнародовании их во всеобщее сведение;
  • Преобразование Государственного контроля;
  • Развитие сети железных дорог и телеграфов;
  • Ограничение телесных наказаний;
  • Положение о земских учреждениях;
  • Городовое положение;
  • Закон о «предоставлении печати возможных облегчений»;
  • Судебные уставы;
  • Положение о начальных народных училищах;
  • Уставы Гимназий и Прогимназий;
  • Уставы реальных училищ;
  • Университетский устав

Проведение реформ заложило необходимые предпосылки для начала развития гражданского общества. Имеются в виду  радикальные изменения  в социальном, экономическом и политическом климате в стране, что стимулировало рост общественной активности прежде всего элиты образованных граждан. В своём фундаментальном труде отечественный историк Степанский А.Д. отмечает: «Эпоха рубежа XIX – XX веков отмечена невиданным никогда ранее взрывом общественной активности в России».[2]Эта активность была направлена на совершенствование форм жизни в стране. Одним из направлений «главного удара» активности элит стало преодоление оторванности от знаний, необходимых для общенационального развития,  большинства активного населения РОССИИ, более 80 процентов которого составляли неграмотные люди.

«Первыми русскими общественными деятелями были просветители – носители передовой идеологии» (Степанский. стр.39).  Уникальность, самобытность Российского опыта просветительства в этот период заключается в побудительных мотивах к действиям самих просветителей.

Исследователь проблем культурно-просветительной работы в России Т.И. Ивенина отмечает[3]: «На протяжении столетия шел поиск ответа на … вопрос: что подвигло ученых, преподавателей университетов, учителей и педагогов, общественных деятелей и деятелей культуры, а затем и инженеров, врачей, агрономов, фельдшеров, просто разносторонне образованных   людей   дореволюционной   России   активно   включиться   в  просветительную деятельность? Ведь работая в воскресных школах, народных библиотеках и читальнях, в аудиториях рабочих курсов, на факультетах народных университетов, ведя воскресные чтения для народа, создавая народные дома и театры, представители отечественной интеллигенции посвящали этому делу весь свой ежедневный и воскресный досуг. Причем в просветительном движении участвовали люди разного социального положения, разных идейных убеждений и политических пристрастий (от консерваторов до революционеров). Что объединяло этих людей?.. Большинство исследователей признало главным движущим мотивом для подвижников просвещения бескорыстное служение народу на благо его просвещения и приобщения к ценностям культуры. Долг интеллигенции перед народом, о котором рассуждали народники, проблема возвращения этого долга в виде разносторонних знаний — вот чем были озабочены представители передовой, демократически настроенной интеллигенции всю вторую половину XIX века. Поиск форм возвращения этого долга в виде знаний и стал реальным воплощением стремлений интеллигенции что-то сделать своими руками, своими силами для народа».

Феноменом личности в российском просветительстве с полным основанием можно считать гражданский подвиг Альфонса Леоновича Шанявского и его супруги Лидии Алексеевны, инициативой, усилиями и средствами которых был создан  Московский городской народный университет, открытый в 1908г., уже после кончины А.Л.Шанявского и носивший его имя. А.Л.Шанявский – дворянин, высоко образованный человек, генерал Русской

 

4

армии, золотопромышленник, глубоко переживал трагедии России 1905г. В  своём  ходатайстве в Московскую городскую думу по поводу учреждения задуманного им университета он писал 15 сентября 1905г: «В нынешние тяжелые дни нашей общественной жизни, признавая, что одним из скорейших способов ее обновления и оздоровления должно служить широкое распространение просвещения и привлечение симпатий народа

к науке и знанию, – этим источникам добра и силы, – я желал бы, по возможности, оказать содействие скорейшему возникновению учреждения, удовлетворяющего потребности высшего образования, поэтому прошу Московское Городское общественное управление принять от меня, для почина, в дар городу Москве принадлежащее мне в Москве, подробно описанное ниже недвижимое имущество – дом с землей, для

устройства и содержания в нем или с доходов Народного университета на следующих главных основаниях.. . Плата за слушание лекции попредметно или группами должна быть определена в возможна доступном размере, и если последующими пожертвованиями будет образован капитал, проценты с которого вполне обеспечат содержание Народного университета, вместе с вознаграждением профессоров, то со слушателей и слушательниц не должна взиматься никакая плата за слушание лекций в Народном университете»[4].

Первые годы, до завершения строительства здания Университета в 1912, его занятия проводились в различных помещениях в Москве. Многие лекции Университета проводились в стенах Политехнического Музея, который к этому времени «просветительствовал» уже  более 35 лет. Вскоре после революции 1917г. Университет перестал существовать, а его здание стало служить целям подготовки управленческих кадров ВКП(б)-КПСС. После революционных событий 1991-1992г. на его базе стал работать новый университет России – Российский Государственный Гуманитарный Университет.  До приспособления здания под цели функционирования РГГУ, некоторые его лекции в начале 90х вновь, как и в начале века, происходили в стенах Политехнического Музея. Феномен Политехнического Музея в Москве – это феномен зачатков гражданского общества в России накануне перелома преемственного развития её жизни.

Своим происхождением Политехнический Музей обязан Московскому университету, который был открыт 26 апреля 1755г. Ему было предначертано играть неоценимую роль в становлении и  развитии гражданского общества в России. В 1989г. издательство «СОВРЕМЕННИК» (Москва) выпустило в свет сборник «Московский университет в воспоминаниях современников (1755 – 1917)». Ниже, по материалам этого издания, приводятся цитирования  некоторых из воспоминаний выдающихся деятелей российской истории, представляющие университет как явление российской духовности.

1.   «Московский университет вырос в своём значении вместе с Москвою после 1812года; разжалованная императором Петром из царских столиц, Москва была произведена императором Наполеоном …… в столицы народа русского. …..В ней университет больше и больше становился средоточием русского образования. Все условия для его развития были соединены – историческое значение, географическое положение и отсутствие царя. …..университет рос влиянием, в него как в общий резервуар вливались юные силы России со всех сторон, из всех слоёв; в его залах они очищались от предрассудков, захваченных у домашнего очага, приходили к одному уровню, братались между собой и снова разливались во все стороны, во все слои её».[5] стр. 115-116.

2.  «В то время, когда я вступил в Московский университет, он находился в самой цветущей поре своего существования. Все окружающие его условия, и на верху и в низу, сложились в таком счастливом сочетании, как никогда в России не было прежде и как никогда уже не будет в последствии … Отношения между профессорами и студентами были самые сердечные: с одной стороны искренняя любовь и благоговейное уважение, с другой стороны всегдашнее ласковое внимание и готовность прийти на помощь»[6]. Стр. 372, 375.

3.    «Во все времена моего пребывания в Москве и её университете мы продолжали жить довольно тесной семьёй. Общение с профессорами разных факультетов было более деятельное, чем то, которое существует в Петербурге. Университет был центром всех интересов для каждого из нас, а для кругов, стоящих вне его стен, тем очагом, из которого шли руководящие течения общественной мысли».[7] стр 490-491

4. «Студенты ценили профессоров, профессора понимали студентов: те и другие гордились своим университетом, тех и других уважало общество. Обилие научных сил поддерживало единодушие между аудиторией и кафедрой, единомыслие между университетом и обществом. …..десятки тысяч студентов вышли из университета и, расходясь по городам и усадьбам отечества будили местные силы духовными интересами и знаниями, вынесенными из университета. Это был с каждым годом нарастающий всесословный резерв русского просвещения, вербовавшийся из различных общественных состояний.

Всесословность была положена в основу Московского университета его устроителями…..»[8].стр. 599-600.

Во второй половине 19 века Московский университет был духовным центром интеллектуальной элиты России.  Особое значение для развития  науки и общественной жизни  в России имели научные общества, создаваемые учёными Московского и других университетов как самоуправляемые организации для проведения научных исследований и просветительства.

Вот как оценивал роль развивающегося процесса создания научных обществ в России Д.И.Менделеев: [9]

«…..к науке в настоящее время идёт совершенно свободно масса людей …….они имеют прямою целью взаимное общение и через то – развитие предметов общего их интереса. В этом последнем отношении в России навек останется памятным царствование покойного государя. Освобождение крестьян, можно сказать, совпало с освобождением русской науки. Русские учёные во всех концах, по всем специальностям, собрались и продолжают собираться в учёные общества, учредившиеся по частной инициативе и часто исключительно существующие частными средствами своих членов. …Если мы теперь обратим внимание на то, что научные исследования в России, совершаемые русскими у себя дома, начали положительно интересовать учёных всего света, то этому чрезвычайно много содействовало развитие и учреждение у нас учёных обществ…..Наука есть дело вольное и совершенно свободное. Такою она и сложилась в учёных обществах, в значительном количестве уже образовавшихся не только в столицах но и по всем почти городам России».

Увлечённые научным поиском, исследователи свободно, только по своей воле объединялись без учёта сословных, имущественных и других различий. Эти объединения – ростки гражданского общества — значительно влияли на развитие не только науки, но и на социальные процессы.

14 марта 1864г. Министром Народного Просвещения был утверждён  состоящий из 15 параграфов «УСТАВ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ УСТЕСТВОЗНАНИЯ  состоящаго при Императорском Московском Университете».

Первый параграф провозглашает: «Для изучения губерний Московского Учебного Округа в естественно-историческом отношении и для распространения естествознания в массе публики учреждается при Императорском Московском Университете Общество Любителей Естествознания». Согласно Уставу, действительными членами Общества «могут быть все изъявившие желание содействовать целям Общества и участвовать в его трудах…». Общество имело разнообразные «предметы занятий», как то: изучение природы края и на этой основе собирание различных коллекций для музеев, проведение экспедиций, издание трудов своих членов, устройство публичных чтений и т.п. Материальной базой деятельности Общества были взносы его членов – 10 руб. в год. Позднее наименование общества изменилось, отражая разворот его деятельности. Оно стало именоваться:  «Императорское Общество Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии» (ОЛЕАиЭ).

Важнейшим деянием Общества, оказавшимся актуальным и востребованным потомками  почти через полтора века – уже в 21 веке стало создание в Москве  Политехнического Музея, который до наших дней служит Российскому обществу и содействовует его развитию. Сегодня  Политехнический музей – особо ценный объект национального культурного наследия, учреждение – памятник реформирования государства Российского, хранитель и популяризатор исторических ценностей инженерно-технической мысли отечества, центр культуры, науки, просветительства, образования. Уникальное по своей архитектуре  здание Музея, спроектированное и построенное для него в 19веке, более 100 лет украшает центр Москвы – города, породившего Музей в эпоху реформ Александра второго.

История создания Музея представляет самостоятельный интерес и нашла своё отражение во многих публикациях. Обращает на себя внимание изначальность идеи создания Музея. Еще в 1867 году один из главных идеологов создания Музея профессор Щуровский Г.Е., член ОЛЕАиЭ, в своей лекции «Об общедоступности или популяризации естественных наук» прочитанной на первом съезде Русских естествоиспытателей отметил: «Главная цель музея состоит в том, чтобы не одним ученым, а всем желающим дать возможность ознакомиться с естественными предметами наглядным образом и узнать приложение их к жизни. …Нужно ли говорить, что музеи, как бы хорошо ни были устроены, не принесут ожидаемой от них пользы, если не будут доступны для публики? При музеях должны находиться особые лица, всегда готовые быть растолкователями всего, что интересует посещающую публику. Еще лучше, если при музеях будут читаться общедоступные лекции…Популяризация науки есть дело в высшей степени серьезное. Его могут принять на себя только люди, вполне знакомые со своею наукою, или так называемые специалисты, и специалисты даровитые, обладающие могучим словом и обширными сведениями… Мало того: популяризатор должен понимать характер своего народа и со всею чуткостью прислушиваться к биению его пульса — к народному чувству… Теперь более, нежели когда-либо чувствуется необходимость, прежде всего изучать свое, отечественное… Самое могучее средство для популяризации — родной язык…Дружным содействием целой России, наука, за свою популяризацию была бы вознаграждаема в десятки леттакими успехами, какие в настоящее время едва-ли возможны в целые столетия»[10].

Очевидной становится траектория развития некоторых элементов гражданского общества в Москве, развития, движимого духовными усилиями учёных-просветителей во имя  будущего России. «Утробой» этого развития  стал Московский Университет, который учреждал самоуправляемые организации – научные общества. Одно из которых – ОЛЕАиЭ, в свою очередь учредило самоуправляемый  Политехнический Музей – очередную «молекулу» гражданского общества. Он стал не только молекулой такого общества, но и оказал каталитическое воздействие на развитие процессов вызревания его за пределами своих стен.

В соответствии с замыслом отцов-основателей, Музей изначально стал самой крупной и демократичной трибуной просветительской деятельности в интересах широких слоёв российского общества. Об этом свидетельствуют данные ежегодных отчётов Музея. По данным «Отчёта о деятельности музея и его отделов за 1914й сорок второй год его существования» (издательство МУЗЕЯ ПРИКЛАДНЫХ ЗНАНИЙ В МОСКВЕ 1915г. ) Музей посетили около 134 тысяч человек, из коих около 120 тысяч бесплатно. Среди посетителей более 19 тысяч – учащиеся. Из них без оплаты более 4000 человек  из 120 учебных заведений Москвы и более 6000 человек из 179 заведений земств уездов и городов губерний Московской, Петербургской, Киевской, Таврической, Воронежской Тверской, Казанской, Екатеринославской, Смоленской, Новгородской, Черниговской, Тульской, Ярославской, Самарской, Херсонской, Пермской.   Учёные Музея проводили для посетителей т.н. «Воскресные объяснения коллекций» т.е. лекции – демонстрации по различным темам (всего более 30) из различных отраслей знаний: физики, зоологии, химии, биологии, астрономии, географии и т.п. с их прикладными аспектами в областях энергетики, экологии,  медицины, сельского хозяйства. Например: «О звуке», «Как получить электричество и каковы его действия», «Породы овец, разводимых в России», «Как загрязняется городом Москва-река и как она потом очищается», «Лунная поверхность» и т.д.

В том же 1914г. Музей своим ресурсом поддерживал просветительскую и общественную деятельность ряда организаций, предоставляя им помещения для мероприятий и лекций, в том числе и на благотворительной основе. Благотворительностью Музея в этом году воспользовались более 50 различных общественных организаций, проводя свои мероприятия в Музее

на «льготных условиях». Это были, например, такие организации как Общество борьбы с детской смертностью, Лига равноправия женщин, Политехническое общество, Студенческое Культурно-Просветительное

общество Старообрядцев, Московское общество патроната над несовершеннолетними, Общество художников «Бубновый туз», Императорское Православное Палестинское общество, Первое Литературно-Драматическое и Музыкальное общества имени А.Н.Островского, Научно-философское общество, Кружок любителей Грузинской культуры, Общество распространения правильных сведений о евреях и еврействе, Императорское Московское общество воздухоплавания, Общество вспомоществования студентам Императорского технического училища и т.д. Все эти заинтересованные в поддержке Музея организации проводили свои публичные мероприятия, на которых присутствовали более 27тысяч человек. Ещё около 24 тысяч человек посетили мероприятия, проводимые в Музее «на обычных условиях» в своих интересах другими организациями (например, Центральным комитетом Союза 17 октября), а также отдельными физическими лицами.

В отчёте Музея за 1914 приведен «Отчёт о деятельности лазарета, устроенного Высочайше учреждённым Комитетом Московского Музея Прикладных Знаний», который начинается словами:* «В августе месяце истекшаго года Товарищ Почётного Председателя Высочайше учреждённого Московскаго  Музея Прикладных Знаний, князь В.М.Голицин, желая привлечь Музей к общей дружной работе г.Москвы в деле облегчения страданий наших воинов, сделал распоряжение о предоставлении старой большой аудитории Музея  Московской Городской Управе для размещения в ней раненых.» Так начался особый, уникальный эпизод в истории Политехнического Музея. Этот эпизод – ещё одно бесспорное и весьма яркое  свидетельство мощи духовного и интеллектуального ресурсов человеческого ядра Музея, свидетельство его гражданственности и  благородного служения Отечеству. Комитет Музея  25 августа 1914 года образовал путём избрания «Исполнительную комиссию для организации приспособления аудитории для раненых и оборудования ея необходимым инвентарём». Постановлением Комитета предусматривалось выделение денежных средств из бюджета Музея с компенсированием доходов за счёт увеличения на 10% платы за пользования аудиториями Музея. Таким образом удалось в смете расходов Музея предусмотреть выделение на организацию лазарета 4400руб. или 8,5% процентов от всей сметы годовых расходов на 1914г. (51.338руб.).** Кроме того, Музей принимал на свой счёт расходы на отопление, освещение и

водоснабжение лазарета. На том же заседании Комитета было принято постановление «о сохранении всем призванным на действительную военную службу служащим Музея, причитающегося им содержания и об

ежемесячном на всё время военных действий отчислений по 20 руб. – в пользу семей призванных на войну прихожан церкви св. Георгия, в приходе которого  состоит и Музей.». Вызывает глубокое уважение масштабная и  системная работа, проведенная Исполнительной комиссией и Правлением, включившая в себя как определение необходимых пространств и мест размещения палаты на 60 коек, медицинского персонала, перевязочной, столовой, кухни, санитарных узлов, необходимых складских помещений, так и оснащение всех этих участков необходимым инвентарём и материалами, включая необходимое бельё.   Лазарет был готов и оборудован в течение «около недели и уже 8 сентября освящён».

Лазарет начал функционировать с 15 сентября. Из общего числа 60 коек 7 коек были «именными», т.е. содержание лежащих на них обеспечивалось из расчёта 25р. в месяц  какими-либо благотворителями. Содержание раненых из расчёта 32коп. в сутки, содержание медперсонала и прислуги, снабжение лазарета перевязочными средствами и медикаментами, отопление кухни, стирку белья  взяло на себя Московское Городское Управление. Подобное  кооперирование общественных и государственных усилий также является  свидетельством вызревания гражданского общества.  Неоценимую роль в жизни лазарета играла благотворительность в различных формах её проявления как то безвозмездная работа в лазарете, различные  виды пожертвований на его нужды и на нужды раненых.  «Совершенно безвозмездно 2 раза в неделю посещал раненых зубной врач О.М.Зеликович и неоднократно лазарет пользовался услугами д-ра Зеленина. Всё письмоводство по лазарету лежит на Б.Е.Лукьяновском; получая по штату причитающееся ему содержание Б.Е.Лукьяновский всё это содержание отдаёт в пользу раненых; безвозмездным помощником г.Лукьяновского является А.Н.Зограф. Кроме того А.А.Адлер были организованы дежурства по лазарету и кухне рядом дам из общества; таким образом дежурили при лазарете (в отчёте следует список из 27 фамилий, многие из которых говорят о родственных связях означенных дам с активистами Музея). Обезпечение лазарета  хорошим питанием обязано неусыпным наблюдениям и личному руководству Е.Н.Сорокиной и Р.А Зеликович, несущими совершенно безвозмездно этот очень ответственный и тяжёлый труд.». До конца 1914 года более 50 лиц пожертвовали лазарету денежные средства на общую сумму 1480руб.(около 3% годовых расходов), причём размер пожертвований находился в пределах от 1 до 100руб. Кроме этого были целевые денежные пожертвования «на приобретение папирос, изготовление пирогов, молоко и проч.» всего на сумму 38 руб. от 14 персон. Разными материалами и изделиями (подушки, книги, отрезы текстиля, посуда, граммофонные пластинки, папиросы и т. п.), а также продуктами питания (хлеб, яйца, яблоки, картофель, рыба, мясо, конфеты и т.п.) внесли пожертвования 57 лиц. Ещё от 27 лиц поступили пожертвования в форме предметов одежды.

Исполнительная Комиссия разработала положение о порядке распределения пожертвованных вещей и денег среди раненых. В соответствии с ним выписывающимся из лазарета полагалось довольствие в форме белья, предметов тёплой одежды, папирос, спичек. В период пребывания в лазарете военнослужащие имели возможность участвовать в религиозных обрядах в соответствии со своим вероисповеданием, а также посещать музеи, театры, цирки. Для раненых в самом Музее устраивались лекции и концерты, на которые приглашали раненых из других лазаретов, а также проводились киносеансы « из имеющегося в Музее запаса картин, причём самое демонстрирование картин производилось безплатно

механиком Музея И.И.Крыловым. Такие сеансы пользовались у раненых особенно выдающимся успехом. Наконец, в распоряжение раненых был предоставлен Физическим Отделом граммофон».

В лазарете был установлен распорядок дня предусматривающий подъём в 7.30 и отход ко сну в 9.30 вечера и четырёхразовое питание. Утром – чай с хлебом, в 12.00 – обед, в 4.00 вечера – чай, в 7.00 вечера – ужин.

Обед состоял из 2х блюд. Первое: щи, борщ, рассольник с почками, лапша или суп; постные щи с грибами; второе: котлеты с картофелем, фаршированное мясо с картофелем, рыба жаренная, каши разные и т.п.

Ужин также состоял из 2х блюд подобного ассортимента. К чаю полагался белый хлеб.

Особого внимания заслуживает упоминание о рентгеноской диагностике раненых в лазарете. Рентгеновский кабинет был организован Отделом Прикладной физики Музея для проведения исследований и демонстраций осенью 1914г. После необходимого приспособления его для медицинских целей он  использовался и лазаретом. Снимки производились по назначению врача в специально отведённое время. Требовалась предварительная переналадка установки после использования её в научных целях. Рентгеновскую съёмку производил временно исполняющий должность лаборанта Р.В.Лариков (в последствии в середине 20х годов – директор Музея). Кабинет работал с 20 сентября по 14 декабря 1914г. до выхода из строя единственной рентгеновской трубки. За этот период были обследованы 22 раненых, в том числе и 5 из различных госпиталей.

Продолжение работы кабинета было возобновлено в начале 1915г., после того как Р.Ларикову удалось решить проблему обеспечения кабинета рентгеновскими трубками, что оказалось весьма непростым делом в военное время. Содействие было оказано Управлением Верховного Начальника Санитарной и Эвакуационной Части (Петроград),  которое обратилось с соответствующим запросом к инженеру Н.А. Федорицкому. Ниже приводится фрагмент отчёта Р.Ларикова по командировке в Петроград.

«Завод г.Федорицкаго представляет собою настолько исключительное явление в русской промышленности, что я позволю себе остановиться на истории возникновения завода и работы на нём в настоящее время. Инженер-технолог и инженер-электрик Н.А.Федорицкий, занимающий

ныне должность главного электротехника Балтийского судостроительного и механического завода, почти 10 лет тому назад пытался создать в России производство Круксовых и Рентгеновских трубок, но попытки зти терпели неудачи. Война и полное прекращение подвоза заграничных трубок поставили на очередь вопрос о производстве трубок в России. При помощи военнаго ведомства маленькая мастерская мастерская  г.Федорицкаго увеличивается в размерах (ныне занимает 5 квартир), снабжается достаточным количеством мастеров как русских,

так и иностранцев (из числа военнопленных германцев), и выработка трубок становится в условия прочной и целесообразной деятельности.

Все трубки от начала до конца изготовлены из русскаго материала. Предубеждения против русскаго стекла, якобы неудерживающаго нужнаго ваакума, оказались неосновательными. Трубки работают

великолепно. Качество их нисколько не ниже трубок иностраннаго происхождения, а стоимость не выше. Следует обратить внимание на оригинальную и остроумную упаковку трубок, составляющую, насколько мне известно, изобретение г.Федорицкаго. Тщательно упакованная в ящик трубка может быть освидетельствована в ящике же, в нераспакованном виде, так как концы ея, анод и катод, при помощи соединительных проволок, выведены наружу………..Все три приобретенныя трубки прекрасного качества и работают отлично. В заключение считаю нужным добавить, что испорченная  19 декабря 1914г. трубка мною исправлена, и в настоящее время кабинет располагает четырьмя трубками различной жесткости».

За время работы в 1914г. через лазарет прошли 103 человека. Из них к концу года выписались 76 человек, а 27 продолжили лечение в 1915г. За 1915г. лазарет Политехнического Музея обеспечил своей заботой 484 раненых и больных нижних чинов, а «Список раненых, подвергнутых съёмке рентгеновскими лучами в Рентгеновском Кабинете при Отделе Прикладной физики Музея»* насчитывает 99 человек.

К сожалению дальнейшую историю лазарета проследить возможности не оказалось: в архивах дел за 1916 – 1917г. пока обнаружить не удалось.

Наступление «эры диктатуры пролетариата» на долгие годы остановило процесс вызревания гражданского общества в России, а уже имевшиеся его ростки были лишены условий существования. Необходимая для вызревания социальная среда оказалась классово-чуждой и перестала существовать.

В наши дни появилась надежда на небесполезность обращения к опыту прошлых лет. Частица этого опыта сохраняется в «биографии» Политехнического Музея, которому исполнится 140 лет в нынешнем 2012году.    

Февраль-март 2012 г.


[1] Н.Н.Моисеев. Восхождение к разуму. Лекции по универсальному эволюционизму и его приложениям. М.. ИздАТ 1993г.,192стр, с.102.

* Тексты приводятся по книге: Г.П.Бутиков «Музей-памятник «СПАС НА КРОВИ». С-Пб. 1996г. 95стр.

[2] Степанский А.Д. Общественные организации России на рубеже XIX-XX  веков. Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. Москва, 1982г. стр. 325.

[3] Ивенина Т.А. Просветительство во имя народа. Московский педагогический государственный университет. Москва, 2003г.

[4] …Начинание на благо и возрождение России: создание Университета им. А.Л.Шанявского: сб.док. под ред.Н.И.Басовской и А.Д.Степанского,- М., РГГУ, 2004г.

[5] А.И.Герцен, писатель, философ, окончил Московский университет в 1833г.

[6] Б.Н.Чичерин, юрист, историк, публицист, окончил Московский университет в 1849г, профессор Университета.

[7] М.М.Ковалевский, историк, юрист, государственный деятель, профессор Московского университета а 70-80 годах 19 века.

[8] В.О.Ключевский, историк, окончил Московский университет в 1865г., профессор Университета.

[9] Д.И.Менделеев. «Какая же Академия нужна России» Ж. «Новый мир», 1966г. стр.182 (по сохранившейся стенографической записи 20-23 февраля 1882г.

[10] «Труды первого съезда русских естествоиспытателей в С.- Петербурге, проходившего с 28 декабря 1867г. по 4 января 1868г.» Санкт-Петербург,1868г.

* Здесь и далее при цитировании соблюдена орфография оригинала.

** Для оценки  приводимых цифр, следует принимать во внимание, что смета годовых расходов Музея в 2009-2010г. достигала суммы 180-200 млн. руб. Поденный заработок рабочих в среднем по России в 1914г. составлял по данным В.Мотылёва («Коммунистический университет на дому» №7, 1925г.) 141коп.

* Орфография по источнику:  «Музей Прикладных Знаний в Москве. Отчёт о деятельности музея и его отделов за 1915й  сорок третий год его существования». М. 1916г.