Когда я поступил на исторический факультет Санкт-Петербургского университета, меня очень волновал вопрос: «А почему, собственно, Наполеон в 1812г. пошел на Москву, в то время как столицей России был Санкт-Петербург?»

Александр Евлахов

Портрет Петра Христиановича Витгенштейна

Этот вопрос на занятиях я задал профессору С.Б. Окуню, чьи лекции (и даже почти спектакли) об убийстве Павла I собирали огромные аудитории. На него Семен Бенцианович, усмехнувшись, ответил: «А с чего Вы взяли, что на Петербург он не ходил?» И рассказал мне о том, как французской оккупации столица избежала буквально чудом. Так я узнал многое мне неизвестное. О том, как город Петра, летом 1812г. самым серьезным образом готовился к эвакуации, как собирались вывозить в Вологду «Медный всадник». И еще о том, что только благодаря директору Царскосельского лицея Энгельгардту, хотевшему в октябре отметить очередную годовщину учебного заведения, его не стали переводить в эстонский Ревель. Тогда же я впервые услышал имя генерала-фельдмаршала князя Петра Христиановича Витгенштейна –  победителя наполеоновского маршала Удино. Он был провозглашен Александром I «Спасителем Петербурга» и награжден орденом Святого Георгия. Его память увековечена в Приднестровье и никак не отмечена в Петербурге. Почему? Видимо, потому, что Петербург и его защитник стали не вписываться в каноническую историю Отечественной войны связанную исключительно с Москвой.

С нашествием французов возникает и второй вопрос. В июле 1812г., после переправы через Неман, Наполеон воссоздает Великое княжество Литовское и Русское в составе Виленской, Гродненской, Минской и Белостокской губернии и провозглашает там отмену крепостного права. Однако в том же месяце это решение отменяется, о чем маршал Даву сообщает на собрании дворян Могилевской губернии. Крестьян не только возвращают помещикам, но тем из них, кто поставляет продовольствие, гарантируется защита от крестьянских повстанческих отрядов. После этого отмена крепостного права не объявляется нигде, хотя во всех, завоеванных Наполеоном территориях феодальная зависимость ликвидируется. Только ли потому, что французская армия нуждается в снабжении или Наполеон, надеясь на мир с Александром I, не хочет лишать его поддержки дворянства?

200-летний юбилей Отечественной войны побудил историков и публицистов вновь задать и другие вопросы, связанные с той эпохой. Однако вопросы эти в массе своей посвящены тому, что было «после»– почему после победы Александр I не осуществил в России преобразования, не вернулся к реформам, оклеветанного перед войной М. Спиранского и не пошел на отмену в стране крепостного права? Значительно меньше публикаций, где задаются вопросы связанные с тем, что было «до». К их числу, безусловно, следует отнести опубликованную нами статью Г. Окороковой и И. Черныха «Война 1812г.: философско-экономические аспекты».  Из нее на мой взгляд, вытекает главный вопрос – была ли эта война неизбежностью для России? Большинство исследователей отвечает на этот вопрос утвердительно. Мол, самодержавная Россия могла быть только вместе с европейскими монархами и уж никак не с «Робеспьером на коне» как окрестили Наполеона. Так ли это?

Если присмотреться пристальней, как это, к примеру, делает один из наиболее пытливых и разносторонних современных историков Андрей Буровский, при правлении Екатерины II русско-французские отношения носили двойственный характер. С одной стороны она присоединяет свой голос к антиреволюционной риторике, запрещает въезд в Россию французов и ввоз из Франции печатной продукции. После казни Людовика в 1792г. с Францией даже разрываются дипломатические отношения. Однако ни один российский солдат с французами не воюет. В первой антифранцузской коалиции 1791-1797г.г. с Австрией, Пруссией и Британией Россия не участвует. Вступление на престол Павла I эту политику коренным образом меняет. С Персией, вторгшейся на Кавказ, экстренно подписывается мирный договор, зато начинается война с Францией. Повод для ее развязывания – смехотворен: по пути в Египет Наполеон оккупирует остров Мальту. Этого Павел I, провозгласивший себя Великим магистром ордена Св. Иоанна Иерусалимского, стерпеть не смог. Война с Наполеоном начинается в союзе с Турцией, с которой Россия только что воевала и против которой с появлением в Египте и на Балканах французской армии разворачивается освободительная борьба христианских народов. Идея освобождения Константинополя от мусульман тут же забывается и в его порт входит русская эскадра под командованием Ушакова, чтобы не допустить освобождения его  французами. Участвует Россия и во второй антифранцузской коалиции, поставив во главе общих войск опального Суворова. Его победы над французами и занятие Италии – хрестоматия русских побед. Хотя в итоге результаты этих войн с Наполеоном оказались равны нулю.

Возвратившийся из Египта осенью 1800г. Бонапарт, став после переворота во главе Франции, прежде всех других дел посылает Павлу I письмо с выражением дружбы. Вслед за этим он без каких-либо условий освобождает всех без исключения русских военнопленных, одевает их и отправляет в Россию за счет французского правительства. Более того, Наполеон заявляет о передаче Павлу I Мальты (которую, правда, сразу после выведения из Европы русских войск захватывают англичане). Но и это не все. Бонапарт предлагает России секретный план совместного раздела Турции по принципу: бывшая Византия– России, Ближний восток– Франции. Существовал и еще более секретный проект совместного российско-французского захвата Британской Индии. Считается, что именно для его срыва англичане инвестировали средства в убийство Павла I, который как известно, был задушен мартовской ночью 1801г.

Однако и после этого точка невозврата в российско-французских отношениях не пройдена. Александр I, вступив на престол после убийства отца, в котором сам был замешан, вскоре подписывает англо-русскую морскую конвенцию, согласно которой Россия отказывается от союза с Бонапартом. Что, правда, не мешает ему сразу после этого подписать и русско-французский мирный договор, согласно которому стороны обязуются «не оказывать ни внешним, ни внутренним врагам другой державы никакой помощи войсками или деньгами». Этот серьезный документ фактически действует до конца 1804г., когда с Францией разрываются дипломатические отношения. Почему это происходит? Главная причина – императорская корона Наполеона и ее непризнание Россией. Как мне доводилось писать в публикациях о Талейране и Фуше гибельность имперского курса осознают наиболее способные сподвижники Бонапарта (Талейран же имел прямые контакты с Александром I). Кстати, в заговор с целью свержения Наполеона оба непотопляемых министра вступают после сокрушительного поражения русской армии генерала Бенигсена маршалом Неем в июне 1807г. под Фридландом (ныне территория Калининградской области). Эта победа тоже вызывает вопросы. К примеру, почему, одержав ее, Наполеон не пошел дальше в Россию, почему не преследовал русскую армию, которая спокойно переходила Неман без единого выстрела со стороны французов. Еще до Фридланда Наполеон не раз посылал своих представителей к Александру с предложением мира, но ответа не получил. Через 5 дней после Фридланда (где русские потеряли 20000 тыс. человек – почти треть армии) Наполеон вновь посылает к Александру эмиссаров и, наконец лично принимает адъютанта императора. 25 июня во время, наконец-то состоявшейся встречи двух императоров Наполеон подчеркивает, что подписывает мир с русским императором, а не с прусским королем чью монархию он предлагает поделить. Александр не соглашается. Видимо, уже тогда, в 1807г. Наполеон понимал, что Россию ему не победить. Однако и Александр I своей армии (которая с ополчением насчитывала почти миллион человек) тоже не двинул. Возможно, именно тогда Наполеон решил, что бы ни случилось в России, феодальной зависимости по примеру Пруссии и герцогства Варшавского не отменять.

Уже доживая свой век на острове Святой Елены, Бонапарт вспоминал, как Александр I на той встрече просил его пожаловать высокую награду генералу Бенигсону, а он отказался наградить русского главнокомандующего, поскольку ему было противно, что сын просит награды для убийцы своего отца. При этом заметил, что необычайно забавен в роли блюстителя мировой нравственности человек, подославший к своему отцу убийц, подкупленных на английские деньги. В какой мере на роль блюстителя нравственности подходит сам Бонапарт, оставим, что называется, за скобками.

Очевидных ответов нет на многие вопросы Отечественной войны. Единственное, что мы точно знаем – это откуда в России повелась традиция во время застолья убирать пустые бутылки со стола. Когда русские победители Наполеона вошли в Париж, они быстро сообразили, что французские рестораторы выписывают счет, подсчитав количество пустых бутылок на столе.