В статье «Футурологический триллер: Белоруссия исчезнет, Украина будет раздроблена»  мы опубликовали версию украинского «Обозревателя», о возможности в относительно обозримом будущем изменения карты Европы. Мнение украинских экспертов не уникально. Об этом же в мировом масштабе, ссылаясь на авторитетное мнение главного географа Госдепартамента США, пишет и американская Los Angeles Times.

Робин Райт

Перевод Екатерины Борисовой

Представьте себе политическую карту мира, где Шотландия получает независимость от Великобритании, Италия разделяется на две части, Россия и Китай дробятся на ошеломляющее количество новых государств, а Канада вообще исчезает. Попутно рождается целый ряд таких государств как Samiland, Pushtunistan и Zululand.

И это только лишь некоторые примеры в изменении политической карты мира в течение следующего десятилетия, которые предсказали ведущие мировые геополитики. Они говорят о том, что масштабы надвигающихся изменений мировых границ будут одними из самых значительных в мировой истории и темп этих изменений может оказаться рекордным.

«То, что мы обсуждаем – это воссоздание стран» – сказал William B. Wood, главный географ госдепартамента США.

«В течение следующих 25-30 лет мировой список стран может увеличиться на 50% и более и будет насчитывать более 300 стран» – спрогнозировал Saul B. Cohen, бывший президент Ассоциации Американских Географов.

Некоторые из изменений, которые прогнозируют географы, кажутся логичными, в то время как другие – диковинными гипотезами. Но такие точки зрения высказывают люди, профессионально занимающиеся изучением взаимоотношений физической географии и национальных границ с политической культурой, социологией и историей.

Более того, их прогнозы на рубеже веков едва ли далеки от реальности. Еще до того как закончились Олимпийские игры в Барселоне и 172 команды, завершившие свои соревнования, вернулись домой, организаторы [следующих] Олимпийских игр в Атланте уже начали готовиться к том, что участники приедут, как минимум, из 200 стран.

Лишь 60 из 190 современных стран существовали к началу этого века, а большинство получили независимость после 1944 года. ООН признала 22 новых страны всего лишь за последние 20 месяцев.

Геополитики согласны между собой не во всех джеталях будущей карты мира, составленной на основе прогнозов полудюжины экспертов. Но они действительно согласны с тем, что «перечерчивание» карты мира будет побочным продуктом нескольких происходящих одновременно процессов, начиная от мощного напора этнической принадлежности и распространения демократии, и кончая изменением самой концепции современного государства.

Во-первых, некоторые границы будут изменены из-за того, что нации отсоединятся от традиционных государств, как это болезненно произошло в Югославии в прошлом году и мирно в Чехословакии в этом году.

«Нынешние границы стран или, так называемые природные границы, все больше будут терять свое значение, если они не будут соответствовать общепризнанной языковой и территориальной идентичности» – сказал Fabrizio Eva, географ из Италии.

Во-вторых, другие страны добавятся, когда последние колонии станут независимыми государствами – это доминирующий тренд второй половины 20 века, проявившийся совсем недавно, когда коллапс Советского Союза породил 15 новых государств.

«Мы сейчас находимся на большом новом этапе запросов на «самоопределение» – и если все присоединятся к ним [запросам], то это приведет к значительным изменениям в политической карте мира – как на государственном, так и на субгосударственном уровнях» – сказал David B. Knight, председатель специальной комиссии по Политической карте мира Международного географического общества.

На третьем и более широком уровне, новые границы на карте будут создаваться посредством коренных изменений в роли государств, в основном в ответ на давление со стороны социальной и экономической сфер и политического отчуждения.

Комментарий George Demko, географа и директора Rockefeller Center at Dartmouth College: «Нынешние изменения в мировой политической и экономической географии так же значительны, как то, что мир пережил после Вестфальстского мира». (Мирный договор 1648 года завершил 30-летнюю войну в Европе и послужил отправной точкой в становлении новых государств).

«Так как мы бросаем вызов традиционным представлениям о государственном суверенитете, глобализируем экономику и коммуникации, а также разрушаем последние империи, география мира разрывает старые связи и завязывает новые. Наряду с границами, динамика и функции государства тоже изменится».

«Хотя значительная часть процесса, относящегося к первым двум этапам глобальной реконфигурации, может иметь место в течение следующего десятилетия, эта часть, вероятно, продлится и в 21 веке» – сказали географы.

Государства, которые возникнут в ходе этого процесса, будут иметь мало сходства с сегодняшними государствами. Например, «У многих государств не будет армии, только полиция. И многие новые государства разрешат иметь двойное гражданство со странами – бывшими хозяевами, как происходит в странах Балтии с русским населением, или этнические группы – с местами их происхождения» – сказал Cohen.

Стратифицированная система управления и власти, скорее всего, заменит традиционные государства. «На вершине будет сильная Организация Объединенных Наций или эквивалентный ей орган, ответственный за мир, окружающую среду и прочие глобальные вопросы» – пояснил Julian Minghi, представитель США в комиссии по политической карте мира.

«На втором уровне будут региональные группы, подобно Европейскому сообществу, но также с включением решения таких вопросов, как торговля, миграция и, возможно, даже решение вопросов безопасности на региональном уровне. Могут быть совместные парламенты». Уже сейчас, по меньшей мере есть 17 региональных блоков от Latin America’s Southern Cone Common Market [Общий рынок стран Южной Америки] до Central Asia’s Economic Cooperation Organization [CAREC], которые трансформируют мир. Последний, является новым континентальным договором Североамериканского соглашения о свободной торговле, между США, Канадой и Мексикой и ожидающее подтверждения законодательными органами этих стран.

Самый низкий уровень будет состоять из самых маленьких государств, возникших в этом раунде «граничной реорганизации» – Slovenias, Scotlands и Bretons, которые будут иметь больше автономии и независимости. Правительство этих стран будет ближе к народу, где будет делаться ставка больше на вопросы культуры, образования и языка.

«Это немного радикально» – заметил Minghi. «Но это то, по направлению к чему мы развиваемся».

Все основные тенденции, способствующие появлению новой карты мира, имеют один важный общий знаменатель: они отражают новый рывок к переходу или передаче политической власти от традиционного государства к более мелким единицам. Такому переходу способствует распространение демократии, давление со стороны населения, инновации в области технологий и коммуникаций и политическое отчуждение.

«Люди хотят расширения прав и возможностей на местном уровне. Когда они видят, что их жизнь управляется другими издалека, теми, кто не может отождествлять себя с ними, они отступают к регионализму и своим национальным особенностям для того, чтобы противодействовать влиянию дегуманизации» – сказал Knight.

Для того, чтобы избежать маргинализации в рамках традиционных государств, сообществам остается все меньше и меньше альтернатив, которые были бы им знакомы, подходящи и надежны. Особенно это актуально для густонаселенных государств, начиная от Квебека в Канаде и заканчивая Иракским Курдистаном.

Это похоже на монтажную плату. Ты можешь двигаться из одной точки в другую без того, чтобы проходить через все центральные точки. «Мир будет таким, в котором старые идеи иерархии и гегемонии устареют», – сказал Cohen.
«Страны любых размеров, форм и устройств получат возможность обращаться к другим странам любых размеров, форм и устройств без необходимости спрашивать разрешения у более крупных держав и без иных посредников».

Даже появление региональных блоков дает толчок к образованию более маленьких государств, предоставляя им политическое и экономическое устройство или стратегическую защиту, сходное с тем, которое у них есть в том государстве, в составе которого они находятся. Шотландия, к примеру, может отделиться от Великобритании, т.к. является членом Европейского сообщества.

Совокупное воздействие этих тенденций, как ожидается, коснется любого уголка земного шара. Вот лишь некоторые из прогнозов географов:

– Австралия распадется на четыре части, дав рождение новым государствам, таким как «Swanland,» названному в честь реки, на западе и «Aboland» – в честь аборигенов, на севере.

– В Европе давно мятежные Баскония и Каталония официально покидают Испанию. Бретань отделяется от Франции. Бельгия распадется на новые государства – Wallonia и Flanders. А Samiland – -земли Саамов – будут вырезаны из Саамских поселений Северной Норвегии, Швеции и Финляндии, а затем Северные территории Канады и России объединятся в новую Околополярную Арктическую Конфедерацию.

– В России появятся новые государства на Дальнем востоке, на Урале, в Восточной и Западной Сибири. Различные небольшие этнические анклавы, такие как Татарстан и Дагестан, получат независимость. Территории, на которых расположены Калининград, Тува, Бурятия станут практически независимыми автономными зонами.

– В Азии, Индия теряет Пенджаб и часть Кашмира, Афганистан распадается как минимум на три этнические части. Филиппины теряют преимущественно мусульманский остров Минданао. К России присоединяется большая часть Казахстана.

– В Китае, несмотря на давние доминирование ханьских Китайцев, Тибет и Синьцзян станут самостоятельными. Тайвань будет поглощен, а внутренняя Монголия сольется с независимой Монголией. Три новых района – Внутренний, Северный и Юго-Восточный Китай – получат автономию, тогда как развитые Гуандун и Шанхай станут квазинезависимыми экономическими центрами, больше похожими на современный Гонконг, чем на Пекин.

– В Африке, Эфиопия теряет северную Эритрею и Тигре. Южный Огаден присоединяется к Сомали, в то время как Касаи и богатая природными ископаемыми Катанга выходят из состава Заира. Судан распадается на две части. Южная Африка распадается на три части, образуя в процессе новые государства, такие как Azania и Zululand.

– В Америке, Бразилия распадется на три автономных региона, Канада в том качестве, в котором она была известна, исчезает вовсе, Мексика разделяется на четыре и более отдельных частей, и с течением времени даже Соединенные Штаты будут приобретать различные формы.

Масштабы изменений почти наверняка вызовут дискуссию в течение следующего десятилетия по основным вопросам:

– Должны ли современные мировые державы уделять приоритетное внимание праву на самоопределение, таким образом угрожающему нынешней конфигурации государств?
– Или они должны быть привержены сохранению территориальной целостности в ущерб индивидуальным правам?

Соединенные Штаты были основаны на принципах самоопределения, но с тех пор, как наступили глобальные изменения в 1989 году, Вашингтон поддерживает территориальную целостность в Югославии и Ираке, в значительной степени из-за опасения фрагментации и волнового эффекта как на Балканах, так и в Персидском заливе.

«Нынешние и будущие тенденции будут сохранять статус-кво» – сказал Wood. «Организация Объединенных Наций является лучшим примером. Ее государствами-членами признаются правительства с контролем над определенным пространством».

Но эксперты 27-го Международного географического конгресса в Вашингтоне высказали мнение, что тенденции к самоопределению будут преобладать.

Больше, чем когда-либо прежде «политические движения склоняются к тому, чтобы подраздееляться в рамках одного государства», – сказал Eva, итальянский географ.

Поскольку до трети нынешних мировых государств сталкивается с проблемами границ либо из-за стран-соседей, либо из-за внутренних меньшинств, географы призывают уже сейчас принимать меры по предотвращению повторения кровавых конфликтов как было в Югославии.

«Что нам нужно, так это то, чтобы Комиссия ООН по изменению границ рассматрвиала спор и выносила его на обсуждение до начала вооруженного конфликта», – сказал H.J. de Blij из Georgetown University.

Геополитики считают, что в долгосрочной перспективе важность границ будет уменьшаться, так как экономическая и технологическая взаимозависимость охватывает не только государства, но и континенты.

«Понятие границ, в той мере, каким мы его себе сейчас представляем с точки зрения суверенитета и законности, будет сокращаться» – сказал Minghi.

В то же время, однако, количество государств будет расти.

«В течение следующего десятилетия мы не сможем остановить эту тенденцию»,– сказал Eva. «Впоследствии стремление к сотрудничеству будет преобладать. Я отношусь с пессимизмом в этом отношении к следующему десятилетию, но я настроена с оптимизмом относительно этих процессов в долгосрочной перспективе».

Источник: Журнал «ИNАЧЕ»