Статья создана, чтобы показать бардов как глубокое и оригинальное явление культуры «Авторская культура песни», преодолеть поверхностные и фрагментные прикосновения к теме со стороны спешащей и сиюминутной прессы, картинок телевидения и общительной журналистики, по-своему отвлеченно-комментирующей науки.

Сергей Орловский

Бардовский счет Сергея НикитинаРечь идет о полноценном схемно-культурологическом показе того или иного соискателя позиции «бард» из «бардовского круга» [1] – сами о себе, без всяких скидок, но с устремленностью к полному профилю культурного результата, дающего развивающий возврат в песенную практику. Показать с той стороны, у которой есть достаточно [4] времени для подробного ознакомления не с несколькими песнями барда, а со всеми [2] его песнями в целом, пропуская их внутренний строй сквозь исполнение через себя. Со стороны, начертавшей на своём гербе «кардинальные теоретики бардовской песни» [3], подвергающей сомнению то, что сегодня представляется «комментирующей наукой авторской песни» [5], созидающей представления о культурном явлении из его недр «был, состоял, участвовал».

Краткая биография

– Сергей Яковлевич, сообщите пожалуйста свои основные биогpафические данные – когда pодились, где учились, когда начали писать песни?

– Родился в 1944 г., в г. Москва, в семье военного. Я был младшим, у меня есть две старшие сестpы. Учился в обычной школе, окончил физфак МГУ и аспиpантуpу, защитил кандидатскую диссертацию как биофизик. Потом сделал шаг не в науку, а музыку – ушёл в профессиональные композиторы и работаю сейчас заведующим музыкальной частью в театре Олега Табакова, делаю музыкальное оформление спектаклей. Музыка – моя стpасть! Я всегда любил слушать музыку, пел с детства сколько себя помню, но никогда музыке не учился. Потом возникло желание изучать, постигать как «устpоена» музыка, и вот с пятнадцати лет я активно занимаюсь музыкальным самообpазованием… Сам я стихов не пишу и пpивык вы-pажать свое миpоощущение музыкой. Пpежде всего выделяю стихи М. Светлова, А.Тваpдовского, И.Эpенбуpга… Пеpвую песню написал в 1963 году, в это же вpемя стал исполнять свои песни со сцены… «[8].

Сергей Яковлевич Никитин известен как композитор песен, вошедших в кинофильмы и мультфильмы. В меньшей степени его знают как человека из круга бардов.

Высшее образование получил на физическом факультете МГУ, кафедра акустики. В 1983 г. защитил диссертацию и получил ученую степень «кандидат физико-математических наук».

Первую песню написал в 1962 году[9]. Это была песня на стихи Иосифа Уткина с названием «В дороге»(Ночь и снег и путь покат). В 1963-67 гг. создал и руководил песенной студенческой группой – мужским квартетом в составе С.Никитин, С.Смирнов, Б.Геллер, А.Монахов (позднее В.Хаит). В 1968-77 гг. создал и руководил любительским квинтетом[10] в составе С. и Т. Никитины, К.Сантакреу, В.Улин, Н.Туркин. С 1987 г. стал заниматься песней профессионально, работая в Театре-студии О. Табакова[11]. С 1995 г. «свободный художник» – концертирующий композитор и исполнитель собственных песен.

Звания и награды: лауреат премии Московского комсомола(1978), звание заслуженный деятель искусств России(1995), лауреат Царскосельской художественной премии(1997).

Выступает с концертами своих песен примерно с 1970-х годов. Нередко в дуете со своей женой Т.Никитиной. География такой деятельности обширна и охватывает не только страны бывшего СССР, но страны ближнего [12] и дальнего зарубежья [13]. В организациях по охране авторских прав различных государств С.Я.Никитин числится на высоком уровне «популярная звезда».

 – Ещё немного подpобней о том как это у Вас начиналось?

– Специального музыкального обpазования у меня нет. В восьмом классе школы мне показали несколько аккоpдов на семистpунной гитаpе с миноpным стpоем. Я стал петь для своих дpузей. Была огpомная pадость познания инстpумента. Я стал искать на гитаpе свои пpиёмы, много пpобовал. Любил игpать джаз. Чеpез год мы с пpиятелем – пианистом уже игpали в школе на танцах. Пеpеигpали все джазовые стандаpты пятидесятых годов. Что-то около 4 или 5 десятков стандартов. Hа пеpвом куpсе МГУ я пpишёл в агитбpигаду физфака и организовал сначала квартет, а потом квинтет…» [14].

– Композиторская работа Никитина в кино и театре началась задолго до того, как он формально приобрел статус профессионального музыканта. Впервые это произошло в 1967 г. Тогда Сергея – студента 5-го курса пригласил написать музыку для спектакля «Человек, похожий на самого себя, или Вечер Михаила Светлова» режиссер Театра-студии МГУ Петр Фоменко Эта работа стала для Никитина первым опытом осознанного творческого погружения в мир поэзии и личности поэта, на стихи которого писалась музыка. Результатом стал цикл песен на стихи Светлова, но главное – именно с этого времени, как нам представляется, у Никитина началось серьёзное увлечение поэзией, отношение к ней не просто как к источнику текстов для песен, а, выражаясь словами Ю. Мориц, «рыцарское служение» ей.

О своей принадлежности к песенной традиции

– Каковы миpовые тpадиции той песни, котоpой вы занимаетесь?

– Hаша баpдовская песня очень близка по духу тpадициям фpанцузской песни. Ведь на эстpаде Фpанции звучат песни, как пpавило, на очень высоком поэтическом уpовне. Фpанцузы pассматpивают песню пpежде всего как поэзию, песенная поэзия pазвивается у них очень давно…

– Кем бы вы хотели pаботать?

— Кинопевцом. Режисеpу подчас не нужно, чтобы все было спето как в консеpватоpии, чтобы был вокал, а нужно донести мысль, идею…

– Что для Вас песня, чем такой способ самовыpажения отличается от дpугих? – Hавеpное, точнее можно было бы ответить на вопpос о литеpатуpе, кино, театpе, поскольку это будет взгляд со стоpоны. Изнутpи сказать тpудно, всё pавно, что спpосить у pыбы что такое вода. Мне кажется, песня – кpатчайший путь для того, чтобы дpугие люди почувствовали твою эмоцию…

– Какая из составляющих песни – музыка, стихи, исполнение – наиболее важна для вас? – Песня – это сценическая, театpальная миниатюpа, поэтому нельзя сказать, что музыка или стихи игpают главную pоль, и, если сплав получается, тогда песня состоялась. Hе важно, где это пpоисходит – в кpугу дpузей, за столом или на сцене, всё pавно это – Театp!…

– Кого бы вы отметили из пpофессионалов в жанpе поэтической песни?

– Нашу Камбуpову Елену, польскую певицу Эву Дымаpчик.» [15].

Hикитин поет стихи В.Шекспиpа, Б.Окуджавы, Б.Пастеpнака, М.Светлова, Б. Слуцкого, Д.Самойлова, Ю.Левитанского, H.Матвеевой, Дм.Сухаpева, А. Тваpдовского, А.Толстого и дpугих поэтов.

В его твоpчестве ощущается музыкальная эpудиция, большая начитанность и «наслышанность»: «Скажем, истоки «Сонет 90» на стихи В.Шекспиpа – в стаpиной шотландской музыке, и в гаpмонии и в интонациях. «Последняя пpосьба стаpого лиpника» на стихи В. Коpотича в пеpеводе Ю.Моpиц – славянский стиль. В «Бpичмуле» на стихи Дм.Сухаpева слышны уже восточные мотивы. «Под музыку Вивальди» – стиль баpокко… у Hикитина здесь не только большое pазно-0обpазие аккордов, но и pазные гаpмонические языки: натуpальные и суpовые аккоpды в «Сонет 90», кpасочные совpеменные гаpмонии в «Когда мы были молодыми», стиль стаpинной гаpмонии в «Под музыку Вивальди», тиpольские интонации в «Птицелове»…» [16].

«Он пишет музыку к настоящим стихам, относясь к ним пpи этом беpежно и с уважением, стаpаясь извлечь мелодию, уже заложенную в слове, pасшиpить диапазон воспpиятия каждого стихотвоpения» [17].

Сергей Никитин, от первых исполненных им когда-то песен Окуджавы и Городницкого до собственных сегодняшних больших концертных программ под названием «Мы поём стихи», заявляет себя как представитель традиции петь и слушать настоящую поэзию – традиции, укорененной в среде «глотнувших свободы шестидесятых» [18] университетской и научно-технической интеллигенции и получившей широкое распространение под триединым именем[19]: самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня. Барды – композиторы, пишущие музыку не на свои стихи, сделали для такого положения вещей ничуть не меньше, нежели «полные» авторы – барды, сочинившие всю песню в целом. Вклад Сергея Никитина здесь несомненен. Достаточно вспомнить лишь некоторые из его песен, ставшие «вехами» в развитии потока любительского сочинения песен: «Диалог у новогодней елки» и «Сон об уходящем поезде» (ст.Ю.Левитанского), шекспировские «Сонеты» (в перев. С. Маршака), цикл исторических песен о царе Иване и «Певец разлук» (ст. Д.Самойлова), «Снег идет» (ст. Б.Пастернака), «Времена не выбирают» (ст. А.Кушнера), «Переведи меня через майдан» (ст. В.Коротича в перев. Ю.Мориц), «На стоянке» и «Когда мы были молодые» (ст. Ю.Мориц), «Брич-Мулла» (ст. Д.Сухарева), цикл песен на стихи Г.Шпаликова, «Илья» и «Зычный гудок» (ст. О.Чухонцева), «Кузнечики» и «Отнятая у меня» (ст. А.Тарковского), «Напрасно» (ст. А.Фета).

«Сережа, мы с тобой знакомы, страшно сказать, почти сорок лет уже, но ты в какой-то мере так и остался для меня загадкой. Кто ты, в конце концов? Какая ниша в российской песенной культуре принадлежит тебе и твоему дуэту с Таней?

   Когда-то участников независимой части этой культуры называли бардами и менестрелями, причем под первыми обычно разумели тех, кто сочинял и слова, и мелодию песни, а под вторыми — исполнителей этой песни. Ты — гораздо больше чем исполнитель, ты — композитор подавляющей части своего песенного репертуара. И звучание твоих песен не оставляет сомнений в том, что это — явление той самой, родившейся в 50-е годы неофициальной культуры, а не разновидность — пусть и более умная и более личностная, набившей оскомину советской (а теперь и постсоветской) эстрады. Но чем именно это впечатление вызвано?

   Понимаешь, когда звучат Окуджава, Галич, Высоцкий, Анчаров, Ким, Визбор и другие поэты-певцы, водораздел между ними и эстрадой обозначается четко. Всё другое — характер слов, интонация, манера исполнения. В твоем случае дело обстоит сложнее. Прошу, преодолей типичное для художника нежелание себя анализировать (ты же в прошлом физик-теоретик!) и прокомментируй брошенную тобой однажды фразу: «Но лично мне дорога и важна принадлежность к цеху авторской, поэтической песни». Чем обеспечивается эта принадлежность?

   Володя, мы считали, что ты нам скажешь кто мы. Ведь ты у нас песенный теоретик[20]!? Ну раз ты не можешь, то наш ответ простой: «Мы занимаем позицию «песни С.Никитина» или «песни С.Никитина и Т.Никитиной». Любой исполнитель песен, озадачивший себя такими поисковыми словами, не ошибётся, чтобы добраться до результатов нашего творчества.» [21].

«Сергей Яковлевич, Вы пишете музыку и считатесь общепризнанным классиком авторской песни. Но ведь авторская песня – это прежде всего стихи, а уже потом – музыка? – Я уж не знаю, кто меня кем считает. А я себя считаю композитором. Стихов я не пишу, у меня в жизни было всего 2 таких случая. Я пел эти песни когда-то в молодости, но это было очень давно. Я – композитор.» [22].

   «А может быть, корни авторской песни идут из французского шансона? Можно ли назвать ее “русским шансоном”? — Некоторые наши иностранные слушатели говорят, что мы им чем-то напоминаем им французских шансонье: Брассанса, Азнавура. Я боюсь произносить словосочетание «русский шансон», потому что оно испохаблено совсем другим содержанием. Вы наверняка слышали, что так называется «блатная тюремная лирика». В Санкт-Петербурге даже радиостанция такая есть. А недавно я смотрел по телевизору «Музыкальный ринг», в котором участвовал господин Круг. Я не знаю, кто он там по жизни, но выглядит он как уголовник, который нацепил на себя бабочку. Истоки нашей авторской песни – русская поэзия, русский городской романс, в какой-то мере есть связь с Вертинским. Особенно это чувствуется в песнях Окуджавы. Конечно, связь между французским шансоном и русской авторской песней существует. Но, мне кажется, что российские барды ближе всего к полякам. Недаром в Польше так уважают Окуджаву и Высоцкого, проводят всевозможные фестивали, вечера памяти, например, когда Окуджаву поют актеры. Поют на русском, причем, с такой глубиной проникновения – порой даже обидно бывает, что у нас нет исполнителей, которые могли бы так исполнить Окуджаву. Его песни блестяще поет Даниэль Ольбрыхский, Магда Умар.» [23].

«Отчего люди поют? – Это все равно, что птицу спрашивать, почему она поет. Она не ответит. Природа ее такая. Я могу рассказать свои ощущения, когда получается сочинить что-нибудь удачное. Испытываешь чувство полета. Вообще много споров ведётся возле того нужно или не нужно авторской песне инструментальное сопровождение? Потому, что де поэтическая песня, поэтическое слово несет настолько большую нагрузку (смысловую, эстетическую, музыкальную), что часто специальное музыкальное сопровождение нивелирует нюансы смысла, индивидуальность дыхания и т.д. Я же не перестаю пробовать. Например, сегодня мы исполнили с Татьяной песню «За городом» несколько в другой редакции, нежели раньше. И эта редакция ещё не окончательная редакция. Но есть вещи, где решение уже найдено твёрдо. Например, в песне «Прощай, Садовое кольцо». Новая редакция – это когда я ощущаю, что начинаю зачерпывать более глубокие слои смысла, благодаря эмоциональному взаимодействию музыки и слова. Тогда я понимаю, то, что я делаю, правильно и нужно. Авторская песня сейчас, как мне кажется, испытывает переломный момент. Вот и интересный проект «Песни нашего века», по-моему, заглох. Вышло два альбома и всё. А кто сказал, что это должно бесконечно длиться? Дело в том, что этот проект есть неким шаг назад, в плане искусства. Шаг в сторону широких слоев населения. Это делалось сознательно, чтобы привлечь внимание большинства. С другой стороны, это совпало с каким-то естественным ходом вещей, с традициями людей, когда они сугубо индивидуальные песни того же Булата, поют вместе вокруг стола. Есть в этом некий объединяющий момент. Не потому что про это есть в песне, а потому что собираются люди, живущие в одном потоке живой жизни. Они сходятся на Окуджаве, как на неком знаке общности. Вот эта общность даже не хоровая, не застольная, а – мировоззренческая. И люди ощущают это плечо. Поэтому мне кажется, что секрет успеха проекта заключается в том, что он опирается на это естественное единение людей вокруг песен Окуджавы, Визбора, Городницкого…»[24].

 – «… лично мне дорога и важна принадлежность цеху авторской, поэтической песни. А здесь, как известно, нотным текстом дело не ограничивается. Здесь во всем — авторский подход. Прежде всего — выбор стихотворения. Затем как бы его «присвоение» еще в процессе чтения, нахождения смысловых акцентов, своей интонации. Следующий шaг — попытка отразить все это в сочиняемой мелодии, ее ритмике, гармонии…  А потом – может быть, самое важное. Показываешь новую песню своим ближайшим друзьям. Вот тут-то и видишь — получилось, не получилось, тупиковый вариант или небезнадежный. Так было c самого начала и продолжается по сей день.  Свою первую песню на стихи И. Уткина я показал физфаковским поэтам Валерию Миляеву, Сергею Крылову и Валерию Канеру. Это было в 1962 году. Потом первыми слушателями песен были друзья по квартету, позже — квинтету физиков МГУ, потом — Виктор Берковский и Дмитрий Сухарев, Александр Дулов и другие коллеги и друзья из Пущино на Оке. Каждый раз их реакция, их замечания, a главное, поддержка очень мне помогали…  Петь друзьям – чуть ли не главный способ существования авторской песни. Но есть еще один, очень важный для меня: петь вместе с друзьями. Петь песни всех любимых авторов песен…»[25].

Сергей Яковлевич большой мастер сценического моноспектакля. Интересно то, что когда Никитин и Визбор попадали в одну компанию, то человеческий талант Визбора ценился выше данных Никитина. Есть народники (те, кто совершает действо в народной гуще ) и сценарники ( те, кто совершает действо со сцены ). Никитин – это скорее сценарник, чем народник. Сергей Яковлевич владеет высокой певческой культурой. Ему удается тонкая правильность песенного произнесения русской речи, что делает её легко узнаваемой среди облегченно-вульгарного эстрадного произношения.

 Творческие планы

– «Ваши творческие планы? -…создать театp Песни…» [26].

– Нужно еще очень многое записать на компакт-диски. Эта работа идет постоянно. Я сейчас хочу записать свой репертуар до1967-го года – своё «ретро». В тот период много чего было написано. И я думаю, что возьму из этого процентов 80 – слава богу, не стыдно. Сейчас готовится переиздание книги, в которую должно войти 150 моих песен – нужно писать ноты. В общем, работы очень много, скучать некогда. Сейчас я стремлюсь к классической манере исполнения песен и хочу выйти на консерваторскую публику. Но в то же время не теряю фольклорную линию, элементы джаза. Я дружу и с фольклором и с джазом. Многие вещи, которые я задумал, ждут своего часа…»[27]. 

Из отзывов о песенном творчестве С.Я.Никитина

«Сергей Яковлевич Никитин – композитоp, певец, гитаpист, щедpо одаpённый пpиpодой музыкант, чья твоpческая личность чpезвычайно совpеменна и вместе с тем чудесно пеpекликается с далекими вpеменами тpубадуpов, менезин-геpов и менестpелей. Он пишет настоящую музыку, в том числе и песни для кино и мультфильмов, театpа. И даже собpанные воедино, в какую-то общую фоpмулу, такие чудесные элементы, как мастеpство, глубина чувств, свежесть, искpен-ность, сеpдечный ум, аpтистизм, вкус и меpа, неспособны пеpедать всю сущность пpозpачной и стpуящейся «никитинской гаpмонии», «никитинской песни», её очаpовательной мелодической стpуктуpы, её сеpьезности и обаяния.

У его песни, у его музыки особый даp – она одновpеменно и глубоко интимна и гpажданственнна, обpащена ко всем и к каждому в отдельности, в ней с необычайным душевным тактом и композитоpски-исполнительским мастеpством сочетается возвышенное и будничное, нежное и суpовое, поэзия и пpоза.

Сеpгей Hикитин написал музыку к имевшему немалый успех фильму «Москва слезам не веpит», к телевизионному фильму «Почти смешная истоpия», к тpем мультипликационным лентам «Большой секpет для маленькой компании», «Мальчик шел, сова летела», «Волчья шкуpа». Его песни звучали в телефильмах «Я помню чудное мгновенье» и «Стpатегия поиска», в художественном фильме «Пpопавшая экспедиция».

 Большинство своих песен Сеpгей, в кадpе или за кадpом, сам же исполняет под свою же «никитинскую гитаpу», голос котоpой так узнаваем. А в телефильме «Иpония судьбы, или с легким паpом» он исполнил четыpе, ставшие такими популяpными, песни Микаэда Таpивеpдиева «Я спpосил у ясеня» (cт.В.Киpщона), «Со мною вот что пpоисходит» (ст.Е.Евтушенко), «Hикого не будет в доме» (ст. Б.Пастеpнака), «Если у вас нет собаки» (ст.А.Аpонова).

 «Снег идет», «Цвет небесный, синий цвет», «Я леплю из пластилина», «Под музыку Вивальди» [28], «Диалог у новогодней елки» – с этими и многими дpугими песнями Hикитин был пpиглашен в кино…» [29].

Первая работа Никитина в кино — телефильм «Морские ворота» (1974), для которого в соавторстве с В. Берковским и Ю. Визбором было написано нескольких песен. Совместно с В. Берковским была написана музыка к спектаклям: «Мэри Поппинс» (театр им. Ермоловой, 1976) и «Коньки» (ЦДТ, 1977), к музыкальному спектаклю «Али-Баба и 40 песен персидского базара» (сценарий В. Смехова, первая постановка в 1979), «Большая докторская сказка» (радиоспектакль по сказке К. Чапека, 1977). Песни Никитина на стихи Ю. Визбора вошли в целый ряд документальных телефильмов студии «Экран»: «Мурманск -198», «На полюс», «Земля, улетаем надолго» и др. Несколько музыкальных произведений для театра Никитин написал совместно с поэтом Д. Сухаревым, своим близким другом и постоянным соавтором, который выступил автором либретто: опера-водевиль по рассказу А.П. Чехова «Предложение» (1989 г., в театре «Третье направление»), эта же опера под другим названием «А чой-то ты во фраке?» (1990 г., в театре «Школа современной пьесы»), пьеса — водевиль «Актеры меж собой»(1996 г., поставлена в Театре наций).

Никитин является композитором песен целого ряда теле- и кинофильмов: «Почти смешная история» (Экран, 1977), «Москва слезам не верит» (Мосфильм, 1979), «Старый новый год» (Экран, 1980), «Поездки на старом автомобиле» («Мосфильм», 1987). Модно указать на подобное творчество и в ряде мультфильмов: «Сказка о потерянном времени», «Большой секрет для маленькой компании», «Мальчик шел, сова летела», «Волчья шкура». Есть в списке и кукольный спектакль – «Полоумный Журден» (Центральный театр кукол, 1983).

Никитинские ансамбли

Первый из них, мужской квартет (1963 — 67), возник на базе физфаковской агитбригады, участником которой Никитин стал на первом же курсе Московсого университета. «Ввизитной карточкой» квартета была песня «Зимняя сказка»(Когда зимний вечер), написанная физиком Сергеем Крыловым. Было немало песен Ю. Кима, А. Городницкого, А. Дулова.

Созданный позже квинтет, также состоял из студентов-физиков, среди которых была и жена Сергея, Татьяна Никитина. Квинтет пел много из «классики жанра», всячески развивая музыкальную сторону этих песен. Ряд поколений студентов, а затем и остальное население страны именно с голоса никитинского квинтета впервые узнало и полюбило: «Сентиментальный марш» (Б. Окуджава), «Я вас люблю, мои дожди» (В. Егоров), «Когда я пришел на эту землю» (Н.Гильен — Г. Христофоров), «Амазонку» (ст. Р. Киплинга, муз.В.Берковский), «Лошади в океане» (ст. Б. Слуцкого, муз.В.Берковский), «Контрабандисты» (ст. Э. Багрицкого, муз. В.Берковский). В 1972 г. квинтет стал лауреатом 3-го Международного фестиваля политической песни в Берлине. За всеми успехами коллектива прежде всего стояли талант аранжировщика и титанический труд его руководителя, получившего в 1978 году премию Московского комсомола в области литературы и искусства «за создание и исполнение песен» (особенно за песню «Маленький трубач»).

Дуэт «С.Никитин и Т.Никитина»

«… С Татьяной мы стали петь ещё со времени, когда я путался руководить квинтетом. В программе концерта квинтета были не только песни ансамблем, но и мои сольные песни, пели мы с Татьяной и ещё одна семейная пара квинтета. Долголетие нашего дуэта основано на том, что это не просто двое «в одну дуду», а – гармония, которая в то же время содержит в себе и противоречия. Своеобразная борьба и единство противоположностей. Мы с Татьяной по жизни очень разные – и по характеру, и по темпераменту. Главное, что нас с ней объединяет – это мировоззрение. Но как выразить это, какими способами – тут начинаются всякие споры и противоречия. Может быть, поэтому и интересно то, что мы делаем. Все-таки, с одной стороны – это ансамбль, дуэт, а с другой – две разных личности. Мы никогда не занимались актерской постановкой песен, потому что это совершенно бесполезный номер – что-либо заранее с ней поставить, зарубить одно и то же раз и навсегда. Даже когда мы разучиваем партии, я говорю: «Нужно от простого идти к сложному – сначала повтори один кусочек 10 раз, а потом перейди к следующему». А она в ответ: «Ты что, за куклу меня держишь, или обезьяну дрессируешь?». Если у меня что-то не выходит, я буду повторять 100 раз, пока не получится. Она так не может. У неё сначала не получается, не получается, а потом – раз, и получилось! Поэтому и на записи у нас частенько бывают ужасные конфликты. Иногда бывает, я найду какую-нибудь удачную шутку и потом повторяю её на концертах, зная, что будут смеяться. Она меня за это критикует со страшной силой. И сама никогда не повторяется, даже если говорит на ту же тему – у неё все равно получается по-другому, другими словами. Она их не подыскивает специально, просто всё выходит само собой. И когда Татьяна с чем-то не согласна, ее уже не переубедишь. Например, она не приняла проект «Песни нашего века», считая, что исходная задушевная интонация песен здесь будет превращена в эстрадную интонацию…»[30].

Авторская кухня

 « … Есть у нас подруга — мы вместе работали в Институте органической химии, и она частенько присылала нам в письмах стихи, которые, как она считала, могли бы стать песнями. Надо заметить, что стихи, написанные от руки, обладают дополнительной силой. И вот по такой «наводке» я тоже написал ряд песен, в том числе «Снег идет» на стихи Пастернака или «Синий цвет» на стихи Бараташвили в переводе Пастернака… У меня сейчас собралось довольно много стихов, к которым я хотел бы написать музыку, — стихов, которые я мог бы спеть от собственного лица. Однако, если из ста отобранных стихотворений получится две-три песни, это окажется большой удачей.

   Работа же только над одной песней иногда продолжается целый год. Но одновременно, конечно, много стихов находится в работе. Впрочем, нет такого, чтобы каждое утро после зарядки я садился к письменному столу и начинал работать. Слава Богу, вдохновение ещё приходит. Просто идет некий процесс накопления, а потом я вдруг чувствую непреодолимое желание взять в руки гитару и поработать с таким-то стихотворением. Причем иногда думаю, что должно получиться нечто гениальное. Но, записав новый опус на магнитофон, слушаю на следующий день и понимаю, что получилась полная ерунда. Как правило, первые варианты всегда бывают чистой банальностью. Эта работа сравнима с тем, как если ты подходишь к куску мрамора и начинаешь грызть его зубами, — в результате, сломав зубы, отходишь в сторону, а потом новый подход… Но однажды вдруг подойдешь и — голыми руками сформируешь все, что хотел, как будто это уже и не мрамор, а пластилин. И даже не заметишь: а был ли пот? Впрочем, я сам до сих пор не могу понять, как все происходит. Однако это не означает что надо постоянно брать в руки гитару или карандаш и писать ноты – эта работа идёт непрерывно и даже незаметно для тебя самого. Надо просто заболеть тем или иным стихотворением… Я вообще сочинил более четырехсот песен, но насчитаю всего несколько случаев, когда мелодия буквально сваливалась сверху. Подобное произошло, например, с песней на стихи Давида Самойлова «Повремени, певец разлук». Не было никакой работы и с «Брич-Муллой». Песня про ежика тоже легко получилась. А вот у песни «Собака бывает кусачей» было более десяти вариантов. » [31].

  «Для меня, скажем, очень важно, чтобы в зале образовалась такая тишина (я бы сказал — творческая), что аж в ушах звенит! По моему мнению, глубину контакта со зрителем определяют даже не аплодисменты, а такая вот тишина» [32].

«По образованию вы физик. Откуда же такая богатая музыкальная эрудиция? У вас есть музыкальное образование? – У меня есть самоообразование. Мне пришлось основательно освоить весь классический джазовый репертуар, десятки джазовых стандартов. Это очень развитая в гармоническом отношении музыка, которая очень много дала мне для самообразования. Если я слышал какую-то музыку – неважно: песню, джаз, или Рахманинова – и не понимал, как это «устроено», то просто не мог спокойно спать, пока не подбирал её на фортепьяно или на гитаре. Я могу хоть сейчас наиграть второй концерт Рахманинова, потому что все это я подбирал на слух, без нот. Но потом, когда начал сочинять сам, меня иногда просили написать ноты, по мере необходимости, пришлось их освоить. Сейчас я могу написать партитуру даже для большого оркестра. Конечно, ноты – это некий инструмент, промежуточный формально необходимый акт. Но музыка сочиняется не посредством написания нот. Также, как и стихи, она сочиняются не оттого, что вы знаете нотную грамоту и умеете писать буковки. Стихи и музыка, возникают в душе, в голове. Только после этого вы доносите их до слушателя. Другое дело – написать симфонию, нужно учиться в консерватории, много знать, иметь большую практику и так далее. Я постепенно подбирался к более сложным формам. Романс и песня – это формы поэтической миниатюры, и здесь я себя чувствую уверенно. Но в последние годы я много сочиняю для театра. Например, вместе с Дмитрием Сухаревым мы сочинили несколько музыкальный спектакль «А чтой-то ты во фраке?», водевиль для Ирины Муравьевой «Актеры меж собой». Сейчас вот заканчивается многолетняя работа над оперой для драматических артистов «Скрипка Ротшильда». И здесь я столкнулся с новой для меня задачей построения драматургии спектакля в целом. Это уже качественный переход к более сложным формам: от экспозиции до полифонии.» [33].

Особенности гитары С.Никитина

   «Сергей Яковлевич, Вы – один из немногих бардов, который играет на русской семиструнной гитаре. Но у неё какой-то необычный строй? – Моя гитара настраивается так (от 1-ой к 7-ой струне): ре — си бемоль — соль — ре — до — соль – ре. От классического строя семиструнки она отличается двумя струнами: 2-й и 5-й. Этот строй и первые 5 аккордов мне показал когда-то один студент МАИ. С тех пор я так на этом строе и играю. Одно время пытался перейти на шестиструнку, мне было просто любопытно. Но там наработано уже столько стандартов классической гитары, что мне стало не интересно! Не хотелось повторять путь известного барда Александра Дольского. Не было у меня необходимости переходить и на обычный семиструнный строй. Там опять же свои цыганские стандарты, связанные с русским романсом. Каждый оригинальный музыкант – это яркая индивидуальность, и он вынужден продираться сквозь стандарт – стандарт аккордовый, гармонический, …. А мне просто повезло – у меня уникальная гитара. Конечно на том же строе, что и я, играет Сергей Смирнов и Юрий Устинов. Так что я не один.» [34].

Песни для детей

Немало из известных песен Никитина написаны для детей. Здесь, например, такие песни как: «Пони», «Ванечка-пастух», «Слониха, слоненок и слон», «Большой секрет для маленькой компании», «Собака бывает кусачей», «Резиновый ежик».

В течение последних лет Никитин регулярно устраивает для детей большие концерты-праздники, куда приглашает хороших и разных поэтов и музыкантов, где звучат не только бардовские песни, но и классика, и джаз, и фольклор, выступают юные музыканты и актеры. Вот уже более 10 лет во Дворце детского и юношеского творчества на Воробьевых горах ежемесячно проходят так называемые «Никитинские встречи», – клуб, где собирается детвора (начиная с трех лет) со своими мамами и папами, чтобы послушать хорошую музыку, подпеть гостям на сцене, а то и подплясать.

«…Я пытаюсь создать здесь домашний очаг и в непринужденной игровой форме давать уроки нормального человеческого общения. После того, как малыши побывали у меня, им становится неинтересна и даже противна передача «Утренняя звезда», где дети кривляются. Им будет неинтересна попса, они потом будут критиковать и презирать ее…»[35].

Случаи творческой конкуренции бардов

История песенного творчества С.Я.Никитина знает, как минимум, два случая конкуренции бардов:

  • С.Никитин – А.Васин. Особенно это было заметно на песнях по стихам Г. Шпаликова. Васин написал свой вариант песенной музыки раньше, чем это сделал Никитин. Особенное «соприкосновение» произошло на песне «Друзей теряют только раз».
  • С.Никитин – В.Берковский. Никитин пел на своих концертах песни на музыку В.Берковского, забывая сообщить подлинное имя их композитора. Виктору Берковскому пришлось организовывать свои персональные концерты, чтобы напомнить широкой публике о подлинном авторе музыки, ставших к тому времени уже известных песен.

Результаты специальных исследований творчества Никитина

Когда кто-то интересуется о том, чего бард не может, то получают простой ответ: «Бард не может не петь». Поэтому, результаты любых исследований творчества бардов не могут игнорировать направленность «быть непосредственно использованными в исполнении изучаемых песен». На первом месте здесь стоит решение проблемы «Аутентичный исполнитель песен».

В чем же аутентика песен С.Я.Никитина? – Она образуется из не менее трёх[36] органических принадлежностей, а именно:

  •  принадлежность к слою культуры «Авторская культура». В применение к песне – принадлежность к слою культуры «Авторская культура песен»;
  •  ядерная принадлежность к триединой песне[37] (самодеятельная, бардовская, авторская-1). Так решается известная проблема «Песенная синкретика» [38].
  •  принадлежность к «кругу бардов» [39] русской культуры второй половины 20 века.
Рис. 1. График песенно-творческой активности С.Я. Никитина. На оси исторического времени отложены метки дат активности выше среднего уровня (4 песни/год). Не показанная вертикальная ось указывает на количество песен, созданных автором в тот или иной год.

Рис. 1. График песенно-творческой активности С.Я. Никитина. На оси исторического времени отложены метки дат активности выше среднего уровня (4 песни/год). Не показанная вертикальная ось указывает на количество песен, созданных автором в тот или иной год.

Представление об активности песенного творчества Никитина, в период 1962-1989 гг., можно получить на основе графика[40], показанного на рис.1. Он начал сочинять песни в 1962 году. Максимальная количественная активность песенного творчества была им достигнута в 1983 году. Тогда Сергею Никитину было 39 лет и в этот год он создал 14 песен.

Знаково-формирующий период «триединая песня» соответствует историческому отрезку 1950 – 1979 гг. Как видим, С.Никитин на этом отрезке имеет 6 пиков[41] творческой активности: 1965, 1967, 1973, 1975, 1977, 1979. Вся его последующая творческая активность как бы поляризована периодом «триединая песня», когда горнило песенного творчество зажгли в себе большинство известных бардов русской культуры второй половины 20 века.

Несмотря на то, что количество песен, созданных С.Никитиным, исчисляется сегодня гигантской для состоявшегося барда цифрой не менее 400 песен, он не самый творчески активный бард из «круга бардов». В ряду такой активности[42] он находится примерно на 11 месте.

Никитин относится к четвертой песенной волне [43] (1962-1964) бардов, которую вместе с ним формировали Ю.Кукин и В. Ланцберг. Интересно, что С. Никитин также как и В.Ланцберг, в пределах рассматриваемого интервала исторического времени, были не состоявшимися официально композиторами. 

 Никитин известен как бард-композитор, песенная музыка которого устремлена в область «симфоническая песня». Недаром, в среде исполнителей бардовской песни, он получил оценки: «Аккордеонист»(мастер оригинальных аккордов) и «Гармонист» (мастер оригинальной гармонии). Величина заполнения аккордовыми аккомпанементами специальной таблицы[44] аккомпанемента «нашей песни», для песен С.Никитина, показывает высокий уровень 19,6 % – второе[45] место. Поле синкретических акцентов «триединой песни» потенциально содержит 96 способов такого акцентирования. Песенное творчество С.Никитина вносит сюда не менее 16 разных акцентов (см. табл.1).

Если говорить о «Табеле о рангах» в «триединой песне», то С.Никитина можно отнести к уровню[46] «корни-внутренний слой»(10 человек). Впереди здесь такие уровни как: «корни-основатели»(два человека) и «корни-ядро»(18 человек).

Если же попытаться кратко сформулировать уникальность С.Никитина в потоке «триединая песня», то можно предложить здесь такой ответ: «Носитель расширенных музыкальных акцентов песенной речи». Не надо забывать здесь и об акапельных песнях автора, когда гитара вообще не используется.

Сравним состав множества «Песенные акценты триединства», использованные в песенном творчестве Б.Окуджавы и С.Никитина. База для сравнения[47] и само сравнение описывает содержание таблицы 1. Здесь:

  • Окуджава Б. использовал 11 типов акцентов, выстраивая триединство как песенный поток типа: бардовское (частота 10 из 11) и «авторское-1» (частота 1 из 11). Основной тип акцента – бардовское.
  • Никитин С. использовал 16 типов акцентов, опираясь на каждый элемент триединства, образуя песенный поток: бардовское ( 4 из 16), «авторское -1»(8 из 16), самодеятельное (4 из 16). Преимущественный вид акцента – «авторское-1». Остальные акценты(бардовское, самодеятельное) использованы равноправно.
  • Окуджава Б. и Никитин С. имеют только два общих типа акцентирования: высокая[48] равноакцентность всех начал в показе «бардовское», напряженная[49] равноакцентность в показе «авторское-1».

Таблица 1. Акценты триединства в песенном творчестве Б.Окуджавы и С. Никитина.

Окуджава Никитин Общее
Акцент Принадлеж. Акцент Принадлеж.
01 абс б аБс б АБС
02 Абс б абс б саб
03 Абс б АбС б  
04 АбС б АБС б  
05 Сба б бАс а
06 Сба б бАС а  
07 Сба б бАс а  
08 АБС б бАС а  
09 АБС б бас а
10 СБа б саб а  
11 саб а САб а  
12     сАб а
13 аСб с  
14   аСб с  
15   асб с  
16   аСб с

 

Пожелания исполнителю песен С.Я.Никитина

  •    В бывшей системе клубов самодеятельной песни (КСП) само собой родилась идея самоизучения ради точного определения «наша песня» – той песни, которая часто пелась в клубной среде, на песенных вечерах и концертах, фестивалях и слётах КСП. Главным потребителем процесса такой саморефлексии были так называемые клубные «Гитарные школы». Именно они творили всяческие теоретические представления, чтобы найти предельно сжатую форму информации для вечно спешащего по свои делам КСП-ешника. Школа всегда имела уровень «коридорная школа».
  •    Нельзя сказать, что идейное поле было изначально пусто и безлюдно. Здесь можно было обнаружить такие идеи, как например: песня как инструмент нагнетании «свободного интеллигентского дух», песня как транслятор «ощущений потока полноценной жизни», песня как «инструмент особенного акцентирования в озвучивании пространства поэтики», песня как театр одного актёра. Позже здесь появилась связка с понятием «поток саморазвития человека» [50]– не развитый и не свой КСПешник не схватывал на лету. Своих отбирали по способности слухового схватывания песен. Исполнитель «нашей песни» песни должен быть в потоке «неостановленое саморазвитие» – главный признак принадлежности к слою культуры «Авторская культура».
  •    Как же стать своим в песнях С.Никитина? – Нужно выполнить процедуру[51] самоопределения исполнителя аутентичной Никитинской песни. Она состоит в том, что надо подобрать самостоятельно на слух, без нот и табов, и исполнить под гитару (6 или 7 струн) определенный песенный ряд из 19 песен С.Никитина. Такой ряд дан в таблице 2. Конечно, есть и другие известные хорошим исполнителям песни, такие как например: «Цвет небесный», «В темнице на каменном полу», «Тот запах вымытых волос», «Вдруг странный стих». Вариантный выбор списка авторского вклада песен в референтное множество песен есть достаточно жесткой процедурой, которую осиливает только играющий теоретик. Играющий практик (исполнитель песен) часто зависает на хорошем авторе надолго, создавая здесь целые концертные программы[52].

Таблица 2. Список песен С.Никитина из референтного [53] множества «триедлиная песня».

В колонке «тип акцента» каждая буква есть начальная буква одного из трех начал песенного триединства: самодеятельное, бардовское, авторское-1. Вид написания такой буквы указывает на силу акцента.

Название песни по первой строчке Тип акцента
Во Франции неважные дела бАс
Времена не выбирают саб
Жил был Игуанадон аСб
За невлюбленными людьми бАС
Каждый выбирает для себя аБс
На этом береге туманном абс
Напоследок дурацкий круиз АбС
Не сразу всё устроилось САб
Нет прекрасней и мудрее аСб
Один и то же сон асб
Переведи меня через майдан АБС
Плыл кораблик вдоль канала сАб
Под музыку Вивальди бАс
Сладострастная отрава бАС
Собака бывает кусачей аСб
Стоит плечами, небо тронув абс
Так идет весёлый Дидель бАс
Уж если ты разлюбишь бас
Ходит Иван абс

 

Первое место по количеству чистых аккордов, вовлеченных в музыкальную   гармонию песни, в одном куплете, занимает песня «Напоследок дурацкий круиз». Здесь использовано 17 аккордов. «Барды играют на четырех аккордах» – это далеко не про бардов. Простые аккомпанементы Б.Окуджавы опирались на гармонию из 7 различных аккордов тональности. Гармонически развитый бард, что не редко, опирается на 13 аккордов тональности. Никитин же, как уникально развитый музыкально, доводит такую опору до 17 аккордов. Это так, если не говорить о его атональных для мажоро-минорной музыки пробах.

Если переписать все типы аккордов из написанных самим автором цепочек аккордов гитарного аккомпанемента, то окажется что:

  •  всего используется 33 типа различных аккордов;
  •  16 типов минорных аккордов: Xm, Xm7, Xm6, Xdim, Xm7/-5, Xm-6, Xm+7, X7/-5, Xm+5, Xm-5, Xm9, Xm2, Xm4,Xm7/9, Xmsus7, X9/+5;
  •  17 типов мажорных аккордов: X, X7, X6, X9, X6/9, X7/-9, X7/6, X-9, X7/+5, X+5, Xsus7, Xsus, X7/3, X+7, X7/+3, X2, X4;
  •  общие типы аккордов для аккомпанементов песен С.Никитина и группы «Битлз» выделен в списке аккордов жирным шрифтом.

Исследователи песенного наследия С.Я.Никитина

Кому нужны сегодня результаты подробного изучения песенного наследия бардов, в том числе и С.Никитина? – Здесь просматриваются несколько заинтересованных сторон, а именно[54]:

  • Хранители культурного следа. Это – архивисты времен КСП, которые, как и раньше, продолжают своё увлечение. Эта деятельность ведется как частная инициатива. Связь с практикой песни чаще односторонняя – «сдайте результат в архив».
  • Научные комментаторы. Наследие бардов русской культуры изучается институтом науки фрагментарно (только малыми частями, а не в целом), но разносторонне(филологически, социологически, культурологически, педагогически, искусствоведчески и др.). Связь с практикой песни практически отсутствует. Наука преследует спектр сугубо своих целей.
  • Вольные теоретики песенного цеха. Речь идёт о тех энтузиастах бардовской песни, которые строят теоретические модели для совершенствования своего личного видения в практике сочинительства и исполнительства песен. Прежде всего, это «служители» храма «кардинальные теоретики песни», которые были упомянуты выше поименно. Их работы направлены на выведение позиции «нашей песни» на новый уровень оценки «Авторская культура песни», которая есть феноменом не только русской культуры, но культуры народов мира. Должно появится такое направление как песневедение, которое глубоко изучает песню – как качество песенности психики человека, выводящей его на уровень сущностного очеловечивания. Песня как путь саморазвития человека. Песня как провод внутренней жизни. Песня как природная имманентность человека.

Источник: Научно-культурологический журнал «RELGA»

Примечания: 

1.Здесь были подготовлены статьи в позиции «из круга бардов» и ориентацией на аутентичного исполнителя песен. Список очередности статейных персоналий сложился исторически, в него на первоочередное место попали: В.Высоцкий, А. Дулов, В.Луферов, Л. Захарченко, А.Васин, С.Никитин, А. Мирзаян. 

2. Не просто песенный жанр «авторская песня» или «городской фольклор», «песенная субкультура интеллигенции», а обнажение нового слоя культуры, равноправного с уже известными её слоями: профессиональная и фольклорно-народная. Песенный бум непрофессионального творчества в русской культуре второй половине 20 века оставил песенный след из примерно 18 000 песен нового, скрытого ранее от признания, слоя культуры. Такое количество выражения нового качества нельзя не заметить пытливому, образованному и бережному хранителю культуры.

3. Такой круг есть в русской культуре. Во второй половине 20 века его образовывали примерно 250 авторов, создавших представительное (репрезентное) множество новых песен, мощностью примерно в 18000 тысяч песен.

4 Автор статьи почти тридцать лет своей сознательной взрослой жизни потратил на изучение феномена песен бардов, используя глубокое погружение в три типа песенной деятельности: аутентичный исполнитель, аутентичный автор, аутентичный теоретик.

5. Ориентир в изучении 100 песен здесь есть нормой – такое количество есть минимальная норма творческой кухни нормального барда. «Река бардов» – это река, где качество течения измеряется несколькими сотнями песен (100 — 500) с пульсом «самосожжения»(меньше 1) или «жизнелюбия» (более 1).

6. В первом ряду здесь такие имена как: А.Мирзаян «Хождение за песенным языком», В.Ланцберг «Песенные потоки и моя песня», С.Орловский «Триединая песня». Бардовская песня есть главным соединительным руслом триединой песни.

7. Сегодня написано примерно 80 диссертаций, но все с позиции внешнего наблюдателя, который фиксирует только тягу авторов песен к профессиональному искусству, исключая понятия «саморазвитие человека», которому кардинальные теоретики придают наивысшее значение в рассматриваемой.

8. Из архива автора статьи. Компиляция из разных публичных интервью с С.Hикитиным. Дата — 1996 г.

9. Эта дата точнее той даты, которую С.Я.Никитин называет в своём интервью.

10. Квинтет был участником фестиваля политической песни в ГДР, в феврале 1972 г. Стал лауреатом фестиваля. В 1971 году на этом фестивале побывали две песенные группы из СССР: «Искатели» и «Лучина».

11. Написал музыку к целому ряду театральных постановок: «Двенадцатая ночь», «Кастручче» (1988), «Я хочу сниматься в кино» (1990) и др.

12. Англия, Израиль. Страны Европы: Германия, Франция, Бельгия, …

13. Страны других континентов: США, Австралия.

14. Из архива автора статьи. Компиляция из разных публичных интервью с С.Hикитиным. Дата — 1993 г.

15. Из архива автора статьи. Компиляция из разных публичных интервью с С.Hикитиным. Дата – 1997 г.

16. Композитор А.Петров о песенном творчестве С.Никитина. Из архива автора статьи. Дата – 1994 г.

17. Бард Б. Окуджава о песенном творчестве С.Никитина. Из архива автора статьи. Дата – 1994 г.

18. Тех, чей творческий поток называют «Шестидесятники» – творческий подъем 1960-х годов в бывшем СССР. Например, в это время взяло начало «Искусство физиков» (физическое искусство), громко заявившее себя двумя самодеятельными операми: Архимед и Серый камень.

19. Ту песню, которая начали петь Б.Окуджава, А.Галич, В.Высоцкий, А.Дулов и др. известные барды русской культуры, нужно считать не жанром, а новым слоем культуры «Авторская культуры». Именно такой слой культуры манифестировал себя как триединая песня. Почувствовав разъединение такого единства, в 1984 году, Б. Окуджава и сказал в своём интервью, что авторская песня закончилась, имея в виду триединую песню.

20. Нередко приходится слышать о том, что В.Фрумкин занимает позицию «теоретик песни». Да, он стоял у начал социализации бардовской песни в известном песенном клубе «Восток» (г.Ленинград). Им была впервые(1969 г., конференция в Петушках) обозначенная проблема «Песенная синкретика». Написаны статьи о песнях Б.Окуджавы. Но, к крылу «кардинальные теоретики бардовской песни» — теоретическому мейнстриму темы он не имеет никакого отношения и даже не подозревает о его существовании, не говоря уже о теоретических результатах и решении поставленной им проблемы. Мы ещё раз напоминаем, что встать в позицию «теоретик песни» пытались многие, а устоять здесь могут только единицы. Те, кто хочет попробовать здесь свои силы, не может миновать знакомства с результатами крыла «кардинальные теоретики бардовской песни». Это – квинтэссенция теоретического следа КСП, работающая с песенным потоком в целом, а не по частям, как это выходит у современной науки об авторской песне.

21. Наша авторская компиляция на основе статьи В.Фрумкина, «Вестник», 21.01.2004.

22. Из архива автора статьи. Выдержка из интервью С.Никитина в Израиле. Дата – 2001 г.

23. Из архива автора статьи. Выдержка из интервью С.Никитина в Израиле. Дата – 2001 г.

24. Из архива автора статьи. Компиляция из разных интервью с С.Hикитиным разных лет. Дата – (1996 -2000 гг.).

25. Из архива автора статьи. Из рассказа С.Hикитина о самом себе. Дата — примерно 2000 г.

26. Из архива автора статьи. Компиляция из pазных частей интервью с С.Hикитиным в Израиле. Дата – 2001 г.

27. Из архива автора статьи. Из интервью Е.Решетняк с С.Hикитиным. Дата – 2000 г.

28. B 1979 гoду, выдающийся французский композитор и аранжировщик Поль Мориа, oбрабoтaл и записaл эту песню нa плaстинку, выпущенную позже фирмой «Мелодия».

29. Поэтесса Ю.Моpиц рассказывает о С.Никитине – авторе музыки на её стихи. Дата – 1993 г.

30. Архив автора статьи. Компиляция из интервью С.Никитина разных лет. Дата – 1998.

31. Интервью С.Никитина «Белорусской деловой газете» Декабрь 2002.

32. Там же.

33. Из архива автора статьи. Авторская компиляция из интервью с С.Hикитиным в Израиле. Дата – 2001 г.

34. Из архива автора статьи. Авторская компиляция из интервью с С.Hикитиным в Израиле. Дата – 2001 г.

35. Из прямой речи С.Никитина на концерте.2010.

36. Орловский С.П. Авторская культура песен в русской культуре второй половины 20 века. Монография. Нюрнберг, 2011. Теоретический след КСП здесь впервые детально рассмотрен, учитывается и поверяется принципом «встать на плечи всех исторических предшественников».

37. По нашим представлениям такая песня обладала свойством «активно образовываться» в историческом интервале 1950-1979 гг.

38. Обозначена В. Фрумкиным ещё во времена самодеятельной песни.

39. Такой круг, по нашему мнению, состоит из примерно 250 авторов песен. Никитин был активным участником мероприятий сети КСП («Концерты бардов», «Слеты КСП», «Фестивали КСП») бывшего СССР, никогда себя не отлучал от такой КСП.

40. Орловский С.П. Авторская культура песен в русской культуре второй половины 20 века. Монография. Нюрнберг, 2011.

41. Характер пиков авторской активности необходимо обязательно учитывать при составлении сборников песен того втора, особенно при составлении избранного. К сожалению, практика издания сборников песен не соблюдает явно такой критерий аутентичности песенного материала.

42. Активность измеряется величиной показателя «Пик» – отношение количества лет возраста на количество песен автора этого года. Чем ниже величина такого показателя, тем активнее авторско-сочинительская активность соискателя позиции «бард». У Никитина здесь 2.80, у Окуджавы – 2.06, у Высоцкого – 0.80 (самый высокий уровень).

43. Всего же волн было в творческой активности «триединая песня» было 7. Её бурлящий песенным творчеством котёл 7 раз как бы взрывался новым сдвигом от творчества авторов песен новой волны.

44. Основой здесь является поле всех возможных сочетаний чистых аккордов мажоро-минорной европейской музыки. Легко понять, что в такой таблице 576 клеток. Подробнее в нашей книге «Гитара бардов».

45. Первое место у группы «Иваси» (заполнение на 27%).

46. Подробнее см. в серии наших тематических статей в интернет журнале «Релга». Также это есть в нашей монографии и энциклопедии «Культурология песни. Авторская культура песен народов мира». (Том 1, 2009).

47. Предлагаемый метод сравнения позволяет не только строить акцентное множество того или иного автора песен, но и определить степень покрытия потенциального множества акцентов всеми авторами вместе взятыми – всеми 250 авторами песен, создавшими наследие «триединая песня». Это тема отдельной статьи, которая уже анонсирована, но находится ещё в работе.

48. Большие жирные буквы.

49. Малые жирные буквы.

50. Здесь автор настаивает на максиме исследовательского подхода: «Если в рабочем определении песни нет слова «саморазвитие», то оно не из рассматриваемой темы». Например, в понятийной схеме «Авторская песня» от новоявленного теоретика песни Л.Беленького, такое слово не только не используется, но и вообще не просматривается. Не просматривается оно и во всех уже написанных в мире 80-ти диссертаций об авторской песне.

51. Орловский С.П. Гитара бардов. Учебник — самоучитель. Нюрнберг, 2012. Процедура самоопределения во всей «триединой песне» опирается на референтное множество мощностью в 1029 песен.

52. Программа концерта часто формируется, исходя из расчета 16 песен в одном отделении. В концерт из двух отделений попадают примерно 30 песен. Например, концерты самого С.Никитина, в лучшие времена, состояли из двух отделений и  длились по 3 часа.

53. На вопрос: «Сколько типов множеств представляет явление?», — есть известный ответ: «Таких множеств не менее трех – репрезентное (полное представительное), референтное (сжатое качественное), учебное (для изучения в системе образования)». Все три типа списков конкретно опредмечены в уже выполненных нами работах (монография, диссертационная книжка, энциклопедия).

54. Более подробно мы рассматриваем эту линию в публикации: Орловский С.П. Сборник методологических акцентов. «Комментированное изложение докладов и сообщений конференции «Авторская песня: вчера, сегодня. Завтра?» (19-21 ноября 2013, г. Москва)». Нюрнберг, 2013. Жаль, что теретический уровень прошедшей кон-ференции был весьма невысок, что не позволяет её рассматривать как продолжателя идей исторической конференции в Петушках (1969 г.)