Молодая стройная Олеся Шоева – выпускница НГУ, кандидат биологических наук. Ее лаборатория занимается изучением природных пигментов у пшеницы. Девушка говорит быстро и уверенно. Ее энергия заражает и меня, я тоже начинаю увлекаться, рассматривая окрашенные сорта пшеницы.

Екатерина Кучерова

Олеся Шоева– Мы занимаемся изучением признаков антоциановой пигментации. Мало кто знает, что это такое. Антоцианы – это растительные пигменты, которые имеют колоссальное разнообразие красок: фиолетовый, красный, синий, розовый… Но зачем они нужны пшенице? Мы привыкли видеть злаки с желтыми зернами, как, например, у сорта Саратовская 29. Но в природе также существуют сорта с фиолетовой окраской, которые впервые были обнаружены на территории Эфиопии в середине XIX века. Наша лаборатория изучает, зачем нужна эта окраска, как она формируется, какие гены за это отвечают. Исследования в нашем секторе можно разделить на две части. Первая – это исследование признаков окраски на молекулярно-генетическом уровне: мы локализуем в геноме пшеницы гены, ответственные за признаки окраски, то есть определяем, на каких хромосомах в геноме пшеницы они находятся, определяем нуклеотидные последовательности, сравниваем с аналогичными генами у других видов растений, что позволяет понять, какие изменения происходят в процессе эволюции.

Я согласно киваю головой, пытаясь понять сложный природный механизм. Олеся ведет меня в лабораторию. Девушка берет в руки «главный инструмент ученого», пипетку, и с увлечением показывает и рассказывают, как исследуют ДНК пшеницы:

– И вторая часть работы – физиологические эксперименты, позволяющие понять, как можно использовать человеку антоциановую окраску. Такие эксперименты возможны благодаря уникальному генетическому материалу, созданному нашими коллегами, которые в 1998 году вывели изогенные линии по признаку антоциановой пигментации зерна. Их уникальность заключается в том, что они абсолютно идентичны – за исключением нескольких участков хромосом, содержащих гены, определяющие окраску. Соответственно, по всем генам эти две линии идентичны, а по генам, которые определяют окраску, они разные. Это дает возможность сравнивать различные параметры роста растений пшеницы в различных условиях и связывать наблюдаемые отличия именно с антоцианами. Например, мы сравнивали рост окрашенной и неокрашенной пшеницы в условиях засухи, смоделированных в лаборатории. Было обнаружено, что окрашенные линии имеют более высокий показатели роста по сравнению с неокрашенными линиями пшеницы.

После лаборатории мы возвращаемся по длинным лабиринтам обратно, в уютный кабинет, где Олеся за компьютером излагает результаты исследований. В залитом солнцем кабинете есть небольшой шкаф с научными работами, кухонный столик, где ученые этой лаборатории пьют чай. Олеся достает журнал «Химия и Жизнь» и показывает свою последнюю публикацию: «Антоцианы: секреты цвета».

– Всем известно про лечебные свойства черники. Но не всем известна причина: в чернике содержатся антоцианы,которые имеют свойства антиоксидантов, – рассказывает Олеся, подкрепляя свои слова схемами из статьи. – Изучение антоциановой окраски и ее использование сейчас активно развиваются: фиолетовые помидоры, картофель, цветной попкорн и так далее. Такие продукты по данным исследователей являются более полезными.

Рассказывая про окраску пшеницы, Олеся чувствует себя как рыба в воде. На вопрос, почему она выбрала именно генетику, Олеся отвечает со смехом, погружаясь в воспоминания:

– Я родом из города Яровое Алтайского Края. После девятого класса я подавала документа в ФМШ при НГУ, у меня тут брат учился. Но отбор я не прошла. Задачи завалила – и со слезами на глазах поехала домой. Но я не растерялась, всё лето решала физику с мальчиком из соседней школы. И в следующем году я поступила. ФМШ -абсолютно классное место. Лекции читают преподаватели из университета. Мой любимый преподаватель – Григорий Моисеевич Дымшиц, именно на его занятиях я заинтересовалась генетикой и молекулярной биологией, решила поступать на факультет естественных наук. Из университета я пришла в Институт цитологии и генетики к Елене Константиновне Хлёсткиной.

Олеся достает тяжелую книгу в толстом красном переплете – это ее диссертация. Три года наблюдений превратились в 140 страниц и кандидатскую степень. На докторскую у биологов уходит где-то пять лет.

– У ученого темп жизни очень быстрый. Ты весь в науке. Мне 28 лет, а детей еще нет, хотя уже возраст! Довольно сложно совмещать науку и семейную жизнь. С одной стороны, хочется и личной жизни,с другой стороны, молодость – это очень продуктивное время в науке. Все силы уходят на исследования. В нашем институте много женщин, и это нормально. Хотя когда приезжал коллега из Индии, он очень удивился, что у нас так много женщин-ученых. Всё познается в сравнении. Биология – это же не математика, тут много женщин. До ФМШ я считала, что я буду физиком или математиком. Однако в ФМШ оказалось, что биология мне ближе, и тут легче реализоваться.

Однако Олеся старается пока не заглядывать в будущее, ее кредо – решать поставленные задачи по мере их поступления.

– В 2014 году Российский фонд фундаментальных исследований поддержал мой грант на исследование генетических основ признаков антоциановой окраски и их физиологической роли у ячменя. Грант дается на два года. А что будет дальше, зависит от того, какие результаты мы получим. Либо будем дальше продолжать исследовать окраску у злаков, либо что-то другое, что покажется перспективным.

Олеся ожидает, что удастся показать важность антоциановой пигментации в адаптации пшеницы и других злаков к неблагоприятным условиям среды, а знания генетических основ формирования признаков пигментации позволят селекционерам значительно быстрее создавать окрашенные антоциановыми пигментами сорта.

Источник: газета «Троицкий вариант»