Экономист Александр Аузан об открытом и закрытом социальном капитале, структуре теории неформальных институтов и конкурентных недостатках России.

  Александр Аузан

Александр АузанКакие параллельные понятия существуют в экономике и эволюционной биологии? Почему Россия никогда не сможет производить хорошие автомобили? Что такое «русская ловушка»? На эти и другие вопросы ответил Александр Аузан в ходе лекции, опубликованной на канале Полит.ру.

Структуру теории неформальных институтов можно представить в виде трех гипотез. Первая — о связи ценностей и поведенческих установок. Вторая — о том, что трудовая, промышленная и экономическая специализация нации и ее успешность в том или ином направлении определяются парами коэффициентов Хофстеде, то есть теми поведенческими установками, которые считаются принятыми и представляют собой результаты устойчивых конвенций в данном обществе. Третья гипотеза о том, что успешные трансформации связаны со сдвигом в наборе и векторе социокультурных характеристик.

Каждая страна обладает своим набором конкурентных преимуществ и недостатков. Например, инновационная экономика в России по существу блокирована. Существует некая «русская ловушка», связанная прежде всего с высоким избеганием неопределенностей, страхом перед будущим, одновременно с высокой дистанцией власти, высоким индивидуализмом и неготовностью соблюдать правила и кооперироваться.

Фокус успешных модернизаций состоит в том, что нужно найти свою модернизацию, необходимо каким-то образом опираться на то, что тебя отличает от других на точке роста, попытаться это не утратить и в то же время приобрести новые характеристики, которые приобрели все новые страны, осуществившие сдвиг. Например, Южная Корея не попыталась стать великой рисовой державой, а стала вполне успешной державой электронного машиностроения.

Источник: ПостНаука