Гай Цильний Меценат, скончавшийся незадолго до наступления новой эры, увековечил своё имя покровительством искусству и литературе. Аркадий Соснов, главный редактор альманаха социального партнерства «Русский меценат», стал автором идеи ежегодно в апреле отмечать День Мецената (предположительно, именно в этом месяце родился древний римлянин).

М.Б. Пиотровский

Генеральный директор Государственного Эрмитажа

Президент Союза музеев России

Поддержка пришла со стороны генерального директора Государственного Эрмитажа М.Б.Пиотровского. И вот уже в 10-й раз 13 апреля 2015 года в Эрмитажном театре собрались продолжатели дела Мецената.

Михаил Борисович Пиотровский, Почётный гражданин Санкт-Петербурга широкими мазками обрисовал положение дел с благотворительностью (его соображения на тему «Экономика и благотворительность» публикуются ниже).

Живы заветы меценатаБольшой интерес вызвали выступления Е.Я.Кальницкой, генерального директора ГМЗ «Петергоф»; А.Н.Колякина, директора Музея истории Санкт-Петербурга; Д.В.Курдюкова, председателя Северо-Западного банка ОАО «Сбербанк России»; О.В.Таратыновой, генерального директора ГМЗ «Царское Село»; О.С.Хомовой, генерального директора Санкт-Петербургской академической капеллы. Из них сложилась впечатляющая панорама значимых благотворительных программ прошедшего десятилетия.

Затем слово получили петербуржцы, словом и делом помогающие культуре и всем, кто нуждается в поддержке. Например о создании музея Обуховского завода и других социально-ориентированных проектах рассказал М.Л.Подвязников, генеральный директор Северо-западного регионального центра Концерна «Алмаз-Антей». Футбольный клуб «Зенит» представил программу «90 добрых дел» (в мае следующего года клубу исполняется 90 лет). Президент Российской академии образования, президент Санкт-Петербургского государственного университета Л.А.Вербицкая совместно с руководителями благотворительного фонда «Место под солнцем» И.Г.Дрозденко и компании «РосСтройИнвест» Ф.О.Туркиным познакомили собравшихся с проектом Мультицентра для социальной и трудовой интеграции инвалидов в Ленинградской области.

Разумеется, были и дары Эрмитажу. Творческий союз «Гильдия мастеров-оружейников» совместно с кс коллекционерами и меценатами А.Д.Гнедовским и Г.Д.Косаревым передали музею коллекцию суданского оружия. До сих пор оно было представлено всего тремя предметами, теперь их стало 14. Особую редкость представляют метательные топоры мудера.

Московский бизнесмен и коллекционер В.А.Аминов подарил Эрмитажу рисунок к картине «Притча о девах разумных и неразумных» фламандского мастера   Иеронима Францена II (1578-1623) . Он приобрел его на аукционе Сотбис, когда выяснилось, что рисунок вполне мог быть наброском к картине Францена из эрмитажной коллекции.

Живое обсуждение благодаря созвучию с нынешними событиями вызвал дар петербургского антиквара А.Н.Лещинского: предполагаемый портрет гетмана Ивана Мазепы работы немецкого живописца Бальтазара Деннера (1685-1749). На тыльной стороне картины, написанной в 1729 году, приклеена гравюра с изображением гетмана в мундире и с булавой, подпись на латыни гласит, что это Johannes Mazeppa, великий гетман казаков войска Запорожского. Загадку её предстоит изучать эрмитажным специалистам.

Экономика и благотворительность

Идея организовать для детей бесплатное посещение музеев благородна. Все низкие и нулевые цены в музее – это благотворительность (не в точном юридическом смысле слова, но по сути). Однако любая благотворительность должна основываться на экономике.

Несмотря на то, что речь идёт о детях, надо отойти от эмоций, даже от чувства долга и тщательно все просчитать.

Я могу говорить об этом спокойно, потому что в Эрмитаж уже 20 лет дети, студенты и пенсионеры ходят бесплатно. У нас есть такой опыт, и мы имеем право говорить и критиковать.

В музейной работе важно выбрать своего посетителя (того, который больше всего нужен самому музею) и постараться сделать так, чтобы он легко мог приходить в музей. У нас в этой категории российские граждане, которым мы сохраняем льготную цену на билеты, дети, студенты. Мы хотим видеть их в музее, и поэтому должны найти способ компенсировать их бесплатные билеты.

Тут надо понять, что такое плата за вход в музей, из чего она складывается, на что расходуется. Нужно посчитать недополученные деньги (именно для этого существуют бесплатные билеты, за которыми тоже приходится стоять в очереди – это документ отчётности).

Мы на самом деле считаем, сколько стоит музею каждый посетитель, сколько на него уходит бюджетных и внебюджетных денег. Ведь для того чтобы принять посетителя, музей должен оплатить работу научных сотрудников, смотрителей, охраны, электроэнергию и многое другое.

Если все это сложить, цена билета в Эрмитаж приблизится к 3000 рублей. Но в реальности он стоит гораздо меньше. Какую-то часть оплачивает государство, какую-то – сам музей. Однако не все музеи могут себе это позволить.

Среди музеев есть такие, в которых дети составляют 80% посетителей, и такие, что принимают в основном туристов. Это совершенно разные ситуации.

Каждый случай должен опираться на свой тщательный расчёт. У музеев мало денег, и мы привыкли их считать, мы знаем, что сколько стоит.

Существуют разные способы компенсировать бесплатные билеты. В Эрмитаже, например, те, кто хочет пройти без очереди, может заплатить деньги и купить билет за полную стоимость (без учёта льготы, полагающейся российским гражданам). Существуют и другие варианты, но наш опыт пригодится далеко не всем. Мы – крупный музей, мы зарабатываем деньги и можем себе позволить их тратить.

В прошлом году очень хорошую идею предложило Министерство культуры. Оно выделило деньги на то, чтобы школьники со всех концов России приехали в Петербург, и оплатило их экскурсии. Музеи ничего не потеряли, и это было сделано не за счёт самих детей и их родителей, а за счёт государства.

Форма, которую сейчас предложено опробовать, – компенсация из расчёта того, сколько музеи приняли детей. Её тоже должно выплатить Министерство культуры. Но эта система пока не совершенна. Во-первых, потому что у нас кризис. В какой-то момент может оказаться, что Министерству просто негде взять деньги.

Во-вторых, это должны быть не просто субсидии, а целевые выплаты. Когда музей получает деньги за билеты, за свои услуги, он может по-разному их потратить в зависимости от своих потребностей. Деньги, которые идут в составе субсидий, заранее распределены по пунктам, и перенесение из пункта в пункт невозможно. Это тоже экономика.

Я думаю, что сейчас мы проводим благородный эксперимент. По большому счету, я понимаю его цель, как возможность посмотреть, можем ли мы сделать музеи бесплатными или нет. В значительной мере это можно организовать за государственный счёт.

Важно и правильно, что эта идея сейчас перерастает в расчеты. Из них родилась инициатива о которой я говорил на выездном заседании президиума Союза музеев России. Представители министерства стали с нами советоваться, и я написал письмо с предложением снизить возрастной порог (возраст тех, кто может приходить в музей бесплатно) с 18 до 16 лет.

Я обещал, что к лету мы подведём итоги, после того как подробно поговорим об этом на Общем собрании Союза музеев и на Интермузее–2015. Эту тему нужно обсуждать. Музейная экономика и музейная благотворительность хороши, когда они тщательно продуманы.