Американская, советского и российского периода историография изобилует работами, посвященными послевоенной внешней политике США, в частности, отношениям Соединенных Штатов с Советским Союзом. Однако тема выяснения роли супердержав в развязывании «холодной войны» как никогда оказывается остро актуальной. Это объясняется современной международной обстановкой, чреватой обострением соперничества, охлаждением отношений между Россией и США, что, в свою очередь, грозит гонкой вооружений, бессмысленной в условиях ядерного оружия в 21 веке.

Н.А.Шведова, д.п.н., проф.

Руководитель Центра социально-политических

исследований ИСКРАН

Кременюк В.А. «Уроки холодной войны»Вышедшая недавно в свет книга «Уроки холодной войны» (Москва: «Аспект- Пресс», 2015) принадлежит перу видного ученого, профессора, члена-корреспондента РАН, чье имя включено Международным биографическим центром Кембриджского университета (Великобритания) в список 2000 выдающихся интеллектуалов планеты — Виктора Александровича Кременюка.

Среди основных научных проблем и научных задач, которые стремился и разрешает Кременюк В.А. (или они просто были ему интересны) тема «конфликт» занимает особое место, хотя бы потому, что именно ей ученый посвятил свои сотни публикаций. Его работы по конфликтологии, известные и за пределами России, — современная классика науки о международных отношениях.

Профессор Кременюк В.А. задается вопросом: отчего отдельные люди, человеческие сообщества, государства с такой охотой идут на конфликт и почему не могут жить в мире? Неужели легче решать свои задачи (производить, творить, путешествовать и т.д.) через конфликт, чем через договоренности? Что правильнее и патриотичнее: любить и оставаться верным: правде или родине? Это скорее вопросы философские, психологические и нравственно-этические, чем политологические, поскольку они проникают в суть, касаясь побудительных мотивов поведения: почему «охотнее идут на конфликт и почему не могут жить в мире?» На самом деле существует (часто иллюзорное) представление о том, что желанная победа, которая достигается через столкновение-конфликт, должна быть равнозначна стопроцентному результату для победившей стороны. В то время как договоренность — процесс сложный и требующий уступок с обеих сторон, а, значит, полученный результат – не самый эффективный, с точки зрения интересов каждой из сторон.

Что значит «правильно»? И что значит «патриотично»? Если понимать под «правильно» как соответствующее «неким правилам», то следует отдавать себе отчет в том, что они устанавливаются людьми, странами, в данном конкретном историческом отрезке времени, в данном конкретном социо-культурном окружении, которое меняется и эволюционизирует как и все в человеческом обществе. Что вчера было «правильно», сегодня «неправильно», и более того, может быть постыдно, и наоборот. Например, «фарцовщики» и «цеховики» вчера, а сегодня – предприниматели и банкиры.

Патриотично – означает жить, творить, работать, т.е. подчинять и нацеливать свою жизнь (субъекта, носителя патриотических чувств) на интересы и ради интересов своей родины, как эти интересы понимаются носителем патриотизма. Как и «правильность», содержание «патриотичности» изменяется со временем и с течением социально-политических обстоятельств. Категории подвижные.

Возможны моменты временного умственного помешательства. Есть ведь какой-то алгоритм разжигания этой массовой истерии. Народ в обеих странах оказался и заложником, и жертвой социального эксперимента под названием «холодная война», аббревиатура которой «ХВ» по странному стечению обстоятельств совпадает с аббревиатурой двух заглавных букв христианской привычной максимы   «ХВ — Христос Воскрес!». Приходит на ум, что, возможно, и это совпадение облегчало создание временного «умственного помешательства».

В самом названии книги заключена главная цель работы – осмыслить причины, истоки феномена «холодной войны» в международных отношениях ХХ века, постичь механизм «холодной войны» как тип конфликта этих отношений и понять: извлекло ли международное сообщество надлежащие уроки, которые следует учитывать в ХХ1 веке. Какие «конкретные выводы» сделало человечество? Ведь прошло более четверти века с тех пор, когда было объявлено об окончании холодной войны главами США и Советского Союза.

Автор выбирает в качестве эпиграфа к своей работе высказывание Г.Гегеля о том, что «история учит человека тому, что человек ничему не учится из истории». Тонкая ирония сразу настраивает на необходимость «включать мозги» и призвать способности к парадоксальному восприятию: иначе зачем «уроки», если априори ничему нельзя научиться у «капризной дамы» — истории? А может, здесь скрыт отчаянный пессимизм автора, который, однако, силой своих познаний вступает в схватку с отчаянием самого философа-Гегеля?

Сомнение развеяно динамикой и темпераментом, который прослеживается уже в структуре работы: почти сакральные семь глав разбиты на подразделы с лаконичными названиями, интригующими и четкими одновременно, несущие смысловую нагрузку по содержанию и помогающие конкретно проследить логику исследования автора, облегчая концентрацию на конкретном обсуждаемом вопросе. Вот пример одной из глав, в частности, четвертой. Она названа «Начало конца: встреча в Глазборо (опыт реконструкции исторических событий)» и имеет шесть подзаголовков, которые не оставляют равнодушными читателей: «Интерлюдия к советско-американской встрече: советский узел. Канун встречи: список проблем. Глазборо, штат Нью-Джерси: 23 и 25 июня 1967 г. «Правила поведения» и совместная забота. Что было дальше? Наука и политика». Здесь звучит и музыка: автор уже успел «читателей взять в картину», которых он подготовил к восприятию многих событий и противоречивых взаимодействий двух сторон, ненавязчиво нарисовав план-объем данной главы, а также предоставив определенную необходимую векторную информацию. (стр.146)

В целом, труд масштабный, как по отрезку охватываемого исторического периода — почти три четверти века — от 1940 г.г. до наших дней, так и по объему событий и действий, субъектов внешнеполитических процессов. Представляется логичным обращение автора, прежде всего, к определению исходных позиций, а именно — уточнению понятия «холодная война» как формы конфликта, показу трансформации конфликта в холодной войне, которая представляет собой «одну из форм враждебности и соперничества в международных отношениях».(стр.21-22) Однако автор не склонен выражение всякого соперничества и враждебности сразу относить к проявлениям холодной войны, как это делают некоторые исследователи, с которыми В.А.Кременюк не согласен, характеризуя такие суждения «карикатурой на историю» отношений между СССР и странами Запада. Нельзя относить любое обострение отношений к типу холодной войны. Он считает, что холодная война 1940-1980г.г. между СССР и США – это «специфическая форма международного конфликта» (стр.22), в котором сплелись факторы идеологической борьбы, политического и дипломатического соперничества, гонки вооружений и угрозы применения силы, но при сохранении грани между «соперничеством и военным столкновением», между «спорами и насилием», а также при наличии важных и определяющих элементов сотрудничества, в которых «обе сверхдержавы помогали друг другу в построении и сохранении мирового порядка», выражая стремление упорядочить конкуренцию и внести в нее определенные правила поведения. (стр.22)

Автор исходит из того, что «мир всегда был сложным и неоднозначным», он сам, как многие ненаивные граждане, не склонен верить «никаким заверениям лидеров, неподдержаным бесспорными фактами». Профессор Кременюк В.А. подразумевает три вопроса под «уроками холодной войны»: почему холодная война не превратилась в горячую; какие факторы, несмотря на гигантские военные расходы по подготовке к войне, позволили покончить с ней; в чем состоят эти уроки, и носят ли они объективный характер, что позволит другим странам воспользоваться ими.

Вопрос о «стоимости» вражды в широком контексте понимания – квинтэссенция монографии профессора и члена корреспондента В.А.Кременюка: «выбор силовых решений проблем всегда и обязательно калечит психику нации и ее лидеров» (стр.57-58).

В книге рассматриваются отношения между СССР и США в 1940-1980-х годах, дается анализ кризисам – Берлинскому и Карибскому, исследуется советско-китайское соперничество и развитие отношений между США и СССР при администрациях Р.Никсона, Форда, Дж.Картера, Р.Рейгана и У.Клинтона, показана эволюция внешней политики в отношении США при власти Л.И.Брежнева, М.С.Горбачева и Б.Ельцина. Советско-американские отношения сразу оказались в центре международных отношений послевоенного времени, когда на смену сотрудничеству СССР и США в период Второй мировой войны пришла жесткая конфронтация, получившая название «холодной войны».

Автор справедливо указывает, что усилиями официальной пропаганды в СССР была «создана атмосфера антиамериканизма, живущая до сих пор и подкармливаемая определенными политическими силами». В США также была создана атмосфера враждебности в отношении СССР. В результате, как подчеркивает автор, «и в Советском Союзе, и в США появилась неодолимая инерция враждебности, которая и стала основным содержанием общественной и культурной жизни и сохраняется до сих пор в виде «поиска врага» (стр.46)

Автор подтверждает фактами ответ на вопрос: почему холодная война не стала «горячей», подчеркивая, что в действиях обеих сторон сработал «инстинкт самосохранения», который был дополнен с обеих сторон «активными попытками концептуализировать и рационализировать процессы взаимного сдерживания и мотивацию решений политических лидеров». Последним объясняется появление и разработка доктрины и концепции «разумного» поведения в условиях конфликта. Кременюк В.А. убедительно показал значение внедрения концепции «нового политического мышления» в обиход обеих держав в результате внутренней эволюции советской коммунистической верхушки (М.С.Горбачев), подчеркнув, что «она была больше заинтересована в окончании холодной войны», поскольку не хватало ресурсов для продолжения гонки вооружений.(стр.297)

Отвечая на вопрос о факторах, способствующих завершению холодной войны и способу окончания ее, автор обращается к чувству целесообразности. Огромные расходы всех ресурсов обеих государств на холодную войну и гонку вооружений для достижения превосходства, которое могло бы принести победу, — напрасная химера.   Возможность одержать победу оказалась недостижимой.

Таким образом, очевидными критериями (или признаками, характерными чертами) холодной войны ХХ века стали:

  • Допущение ставки на достижение военного превосходства, которое смогло бы обеспечить одностороннюю победу;
  • Почти неограниченный раскрученный маховик гонки вооружений за счет социальных обязательств государства;
  • Резкое противостояние идеологических систем, основанных на признании противоположных видов собственности как приоритетных принципов развития экономики;
  • «Железный занавес» и обоюдное создание «образов врагов», тотально господствующих в средствах массовой информации и прочих средствах коммуникации, пропагандистская война.

Если признать, что составляющими «коктейля холодной войны» являются эти измерения, то следует отметить сущностное отличие между холодной войны ХХ века и «струпьев» холодной войны первой четверти ХХ1 века: ставка исключительно на силовое решение вопросов невозможна даже в самых «воспаленных» ястребиных головах из-за уровня развития современных вооружений глобального уничтожения. История требует помнить: Бурбоны ничему не научились, и, потерпев историческое фиаско, лишились и собственных жизней.

Автор пишет о том, что вопрос об уроках холодной войны требует особого подхода: холодная война между США и СССР длилась почти сорок лет, с конца 1940-х и до конца 1980-х годов – в «декабре 1989 года объявили о завершении холодной войны, и исчезла угроза ядерного Армагеддона» (стр.8). Она закончилась по обоюдному согласию, которое зиждилось на осознании невозможности достижения целей холодной войны без опасных жертв. «Обе стороны, как советская, так и американская, оказались достаточно мудры и человечны. Они сумели прекратить вражду и выйти из состояния ожидания конфликта» (стр.298) Почему? Автор отвечает: потому что «возможность одержать победу оказалась недостижимой», поскольку при огромных вкладываемых ресурсах невозможно было «безбоязненно начать боевые действия» с каждой из сторон в условиях современного военно-технического ядерного вооружения (стр.298). Пришло осознание необходимости пересмотра всего спектра конфракционных отношений и достижения договоренности об устраивающей формуле отношений между странами. Надо стремиться если не целиком к сотрудничеству, то хотя бы к «смеси сотрудничества и соперничества… К такому заключению пришли СССР и США в итоге их сорокалетней конфронтации и на основе опыта, полученного ими в течение этого срока». (стр.298)

Профессор Кременюк убежден в позитивной функции, (если не сказать «миссии») науки о международных отношениях и о государственном управлении, задача которой «в максимально возможной степени использовать имеющийся опыт поведения в сложных ситуациях» (как в случае с холодной войной) и разработать рекомендации по предотвращению «ненужных» и «часто надуманных осложнений» (стр.15) и путей и методов решения таковых, если все же они случились. Кременюк В.А. считает необходимым вмешательство «разумного начала, науки», чтобы избежать «бесконечных взаимных обвинений» в отношении культивирования вражды. Он подчеркивает, что сейчас («настает именно такой момент в международной системе, когда противоречия между странами всплывают на поверхность, определяют характер этой системы, в то время как элементы мирного сосуществования и сотрудничества уходят вглубь» (стр.294-295 ???). (сослаться на стр. 294-295 и убрать кавычки) элементы мирного сосуществования и сотрудничества в международной системе отходят на второй план, а противоречия между странами всплывают на поверхность (стр.294-295)

Возникает вопрос: что провоцирует наступление именно такого момента в международной системе? Почему сейчас? Ответ, вероятно, кроется в неравномерности развития стран в мировой системе. Многое зависит также от качества правящих элит и их способности просчитывать предпринимаемые шаги в международной политике и свои конкретные политические курсы и их последствия.

Исследования автора по существу приводят к выявлению и определению закона глобального сообщества: в нем должен соблюдаться баланс между национальным и общечеловеческим интересом. Доминирование национальных интересов в политике самостоятельных стран может служить источником возникновения обострения отношений между ними, включая даже напряжение между союзниками. Как добиться баланса? В.А. Кременюк, солидаризируясь с американским ученым, профессором из Гарварда (Дж. Най), считает необходимым внедрение в практику внешней политики в условиях глобализации «силы разума» и «силы интеллекта». Стр. 8 В противном случае мир станет свидетелем опережающих темпов роста технического прогресса, в частности, военной техники и оружия массового поражения, над прогрессом в области разработки и принятия политических решений, что, в свою очередь, «сделает политику заложницей грубой силы». «Холодную войну, как таковую, государства пережили» (стр.310)», — резюмирует автор. На самом деле, разве в этом историческом опыте не таится животворящая надежда на поступательное развитие ее вперед, а «не вспять», а, значит «надежда на лучшее будущее»? (стр.310)

Как представляется, фундаментальное исследование заслуженного ученого Кременюка В.А. являет собой весомый вклад в осмысление весьма острой и требующей изучения проблемы о возможностях и пределах органического слияния национальных и общечеловеческих интересов, т.е. гуманистических принципов и императивов национальных интересов в практике международных отношений.

Очень честная, глубоко профессиональная, своевременная и крайне необходимая россиянам книга, изобилующая глубокими мыслями и авторскими наблюдениями, заставляет думать и дает редкую возможность интеллектуального наслаждения от прочитанного.