С приходом к власти после государственного переворота 1917 года, большевики по главе с  Лениным провозглашают борьбу с «Великодержавным великорусским  шовинизмом». История России разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Топталась традиции и история русского народа, происходила чудовищная демонизация всего русского прошлого. Русский народ выставлялся диким, неграмотным и закабаленным. В 1919 году наступает этап искоренения русского языка.

Неизвестная революция. Латинизация русского языкаВ 1919 году Научный отдел Наркомпроса, с участием Наркома А. В. Луначарского, высказался:

»…о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики … что является логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов», что явилось бы завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и стояло бы в связи с последней орфографической реформой.

Сторонниками и инициаторами латинизации были А. В. Луначарский и В. И. Ленин.

Созданная при Главнауке Наркомпроса подкомиссия по латинизации русской письменности объявила русский алфавит «идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики», «пережитком классовой графики XVIII-XIX вв. русских феодалов-помещиков и буржуазии», т.е. «графики самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма и насильственной русификации».

К завершению этой работы, в 1930 году, в своей статье в книге “Латинизация русской письменности”, Культура и письменность Востока, 6, 1930 года, стр. 20-26.» Луначарский пишет :

«Потребность или сознание необходимости облегчить нелепый, отягченный всякими историческими пережитками, дореволюционный алфавит возникала у всех мало-мальски культурных людей. В Академии Наук шла подготовительная работа. Кадетский министр Мануйлов, опираясь на работу комиссии академика Шахматова, уже подготовил введение нового алфавита, именно этого типа, который был на самом деле введен Советским Правительством.

Советское Правительство прекрасно отдавало себе отчет в том, что при всей продуманности этой реформы в ней было, по самой половинчатости своей, что-то, так сказать, “февральское”, а не октябрьское. Я, конечно, самым внимательным образом советовался с Владимиром Ильичем Лениным перед тем, как ввести этот алфавит и это правописание. Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее.

«Если мы сейчас не введем необходимой реформы – это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы и григорианского календаря мы должны сейчас-же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнем осуществлять новый алфавит или наспех введем латинский, который ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д. Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных ученых, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения календаря. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности». 

«Такова была инструкция, которая дана была нам вождем. После этого мы немедленно законодательным путем ввели новый алфавит.

Увы, оказалось не так-то легко осуществить его в жизни. На декрет, можно сказать, никто даже ухом не повел, и даже наши собственные газеты издавались по старому алфавиту.

Я помню, как после выхода в свет номера «Правды» напечатанной по новой орфографии, один доктор прибежал ко мне и заявил: «Рабочие не хотят читать «Правды» в этом виде, все смеются и возмущаются». Революция, однако, шутить не любит и обладает всегда необходимой железной рукой, которая способна заставить колеблющихся подчиниться решениям, принятым центром. Такой железной рукой оказался Володарский: именно он издал в тогдашнем Петербурге декрет по издательствам печати, именно он собрал большинство отвечающих за типографии людей и с очень спокойным лицом и своим решительным голосом заявил им:

– Появление каких бы то ни было текстов, напечатанных по старой орфографии, будет считаться уступкой контрреволюции, и отсюда будут делаться соответствующие выводы.»

Володарский (настоящие имя и фамилия — Моисей Маркович Гольдштейн)  1891-1918.

Революционную деятельность начал в 1905 г. в Бунде, а продолжил в организации украинских социал-демократов. Во время событий 1905-1907 гг. составлял и печатал нелегальные воззвания, организовывал митинги. В 1908 попал в тюрьму, но быстро освободился.

С 1908 по 1911 г. работал революционным агитатором в Волынской и Подольской губерниях. В 1911 был арестован и сослан в Архангельскую губернию, но в 1913 по амнистии вернулся на Украину.

В том же году эмигрировал в США, где вступил в Американскую социалистическую партию и в Интернациональный профсоюз портных (он был закройщиком на швейной фабрике в Филадельфии). Затем переехал в Нью-Йорк, где продолжал вести социалистическую пропаганду. Вместе с Троцким и Бухариным издавал во время I мировой войны газету «Новый Мир».

В мае 1917 года Володарский вернулся из эмиграции в Петроград вместе с другими революционерами – Моисеем Урицким, Вацлавом Воровским и Львом Троцким, которого Володарский буквально боготворил.

Начал работу районным агитатором, затем стал главным пропагандистом в Петроградском партийном комитете. Вошел в президиум петроградского Совета и петроградской городской Думы. Участвовал в подготовке и проведении октябрьского переворота, агитацией способствовал формированию отрядов Красной гвардии. После переворота избран в Президиум ВЦИК.

Володарский стал комиссаром Союза северных коммун по делам печати, пропаганды и агитации, а также одним из главных устроителей большевицких митингов в Петрограде, на которых призывал беспощадно бороться против врагов революции путем террора. В начале 1918 г. командирован ЦК на съезд армий Румынского фронта для агитации среди военных. Создатель и редактор одного из главных партийных органов печати — «Красной Газеты».

В 1929 году Наркомпрос РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита во главе с профессором Н. Ф. Яковлевым и с участием лингвистов, книговедов, инженеров-полиграфистов. Всего в комиссию входило 13 человек, в том числе:

А. М. Сухотин,

Л. И. Жирков (имевшие опыт создания алфавитов вместе с Н. Ф. Яковлевым),

А. М. Пешковский,

Н. М. Каринский,

С. И. Абакумов (известные русисты),

В. И. Лыткин (секретарь, первый лингвист из народа коми).

Комиссия завершила работу в январе 1930 года. Итоговый документ (подписанный всеми, кроме А. М. Пешковского) предлагал три варианта русской латиницы, чуть отличавшиеся друг от друга (опубликованы в № 6 «Культуры и письменности Востока» за 1930 год. Из протокола заседания комиссии от 14/I 1930 года:

«Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит   на латинской основе – неизбежен».

Одновременно с ожесточенной борьбой за искоренение русского языка идет активное искоренение русской основы в письменности российских народов, которые пользовались ею в течение десятилетий. Центром борьбы против русского языка среди народов СССР стал Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА), созданный в 1927 году и имевший свой печатный орган «Революция и письменность». Через этот орган велась целенаправленная травля всех сторонников русской основы в языках народов СССР. Они объявлялись представителями «обрусительно-миссионерской политики царизма».

7 августа 1929 года постановлением ЦИК и СНК СССР «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР» переходу на латиницу был придан официальный статус. Начался переход на новый алфавит газет и журналов, издательств, учебных заведений. С 1930 года наступает новый этап латинизации: переход на новый алфавит народов других языковых групп.

Латинизацию начали с языков, которые использовали письменность на основе арабского алфавита. Движение за использование латиницы вместо арабского алфавита началось в Азербайджане и на Северном Кавказе (Ингушетия, Северная Осетия и Кабарда) с 1921 г. В марте 1926 в Баку состоялся первый тюркологический съезд, на котором представители тюркских народов при участии ученых-тюркологов из Ленинграда и Москвы приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях СССР. Для руководства этой работой был создан Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК HTA). 1-й пленум ВЦК HTA, прошедший в Баку, в 1927 г., принял проект унифицированного нового тюркского алфавита из 34 букв с вводимыми по мере надобности добавочными знаками к нему для отдельных языков.

В результате активного искоренения русского алфавита были насильственно навязаны латинизированные алфавиты 10 народам, ранее использовавшим русскую письменность, и целому ряду с русской и арабской, и русской и монгольской письменностью. Активное сопротивление латинизации алфавитов осуществлялось со стороны вепсов, ижорцев, карел, коми-пермяков и народностей Крайнего Севера (ненцев, экенков, эвентов, хантов, манси и др.), которые раньше не имели своей родной письменности, но по известным условиям жизни хорошо знали русский язык и пользовались русской письменностью. В ряде районов латинизация алфавитов и уничтожение русской основы языков стали орудием борьбы с русской культурой местных националистических элит. В Молдавии, например, под видом латинизации происходила румынизация языка, а в Карелии — финизация.

 

Уже к концу 1930-х большинство языков СССР были переведены на латинскую основу.

Были латинизированы или созданы заново алфавиты для следующих языков:
1 Абазинский язык
2 Абхазский язык
3 Аварский язык
4 Адыгейский язык
5 Азербайджанский язык
6 Алтайский язык
7 Ассирийский язык
8 Башкирский язык
9 Белуджский язык
10 Бурятский язык
11 Вепсский язык
12 Даргинский язык
13 Дунганский язык
14 Еврейско-таджикский язык
15 Ижорский язык
16 Ингушский язык
17 Ительменский язык
18 Кабардино-черкесский язык
19 Казахский язык
20 Калмыцкий язык
21 Каракалпакский язык
22 Карачаево-балкарский язык
23 Карельский язык
24 Кетский язык
25 Киргизский язык
26 Китайский язык
27 Коми язык
28 Корякский язык
29 Крымско-татарский язык
30 Крымчакский язык
31 Кумандинский язык
32 Кумыкский язык
33 Курдский язык
34 Лазский язык
35 Лакский язык
36 Лезгинский язык
37 Мансийский язык
38 Молдавский язык
39 Нанайский язык
40 Ненецкий язык
41 Нивхский язык
42 Ногайский язык
43 Осетинский язык
44 Персидский язык
45 Саамский язык
46 Селькупский язык
47 Табасаранский язык
48 Таджикский язык
49 Талышский язык
50 Татарский язык
51 Татский язык
52 Туркменский язык
53 Удэгейский язык
54 Удинский язык
55 Уйгурский язык
56 Узбекский язык
57 Хакасский язык
58 Хантыйский язык
59 Цахурский язык
60 Чеченский язык
61 Чукотский язык
62 Шорский язык
63 Шугнанский язык
64 Эвенкийский язык
65 Эвенский язык
66 Эскимосский язык

Были составлены и утверждены проекты латинизации следующих языков:
1 Алеутский язык
2 Арабский язык
3 Корейский язык
4 Удмуртский язык

Но они не были внедрены. Разрабатывались проекты латинизации всех остальных алфавитов народов СССР.

Начиная с 1923 года на латиницу было переведено 50 основных языков (из 72 языков СССР, имевших письменность). Характерно, что на латиницу были переведены также якутский язык и язык коми, у которых существовали алфавиты на основе кириллицы, разработанные православными миссионерами. При этом марийский, мордовский и удмуртский языки оставались при кириллице даже в период максимальной латинизации.

25 января 1930 Сталин дал указание Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита.

В 1936 году по указу Сталина началась новая кампания – по переводу всех языков народов СССР на кириллицу, что было в основном закончено к 1940 году (некириллизованными из распространенных в СССР языков остались немецкий, грузинский, армянский и идиш, последние три также не были латинизованы). Некириллизированными впоследствии оставались также польский, латышский, эстонский и литовский языки.

Следует особо отметить, что факт широкого использования латинского алфавита и попыток перевести на него русский язык в 20-30-е годы XX века не входил в курс школьной истории и на филологических факультетах об этом не рассказывали. Книга «Культура и письменность Востока», в которой опубликованы посвященные латинизации статьи А.В. Луначарского, Н.Ф. Яковлева, М.И. Идрисова, отчет А. Камчин-Бека о «Победе нового алфавита в Советском Союзе», была запрещена и хранилась в библиотеках под грифом «Не выдается».

Параллельно латинизации большевиками  проводилась «Украинизация».

Партия большевиков с самого начала считала главной опасностью в национальном вопросе так называемый «великодержавный русский шовинизм» и старались привлечь на свою сторону национальные меньшинства. Для этого была разработана политика «коренизации».

В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) объявил «коренизацию» официальным курсом партии в национальном вопросе. В том же месяце VII конференция КП(б)У заявила о политике «украинизации», что украинские ЦИК и Совнарком сразу же оформили декретами.

Новый язык ввели в работу официальных учреждений, перевели на него большинство школ. В октябре 1921 года в ещё не оправившейся от гражданской войны стране, в условиях голода и разрухи Советское правительство выделило 500 тысяч рублей золотом на печатание за границей украиноязычных учебников. Позднее по инициативе В.И.Ленина на эти цели было выделено ещё 250 тысяч рублей.
«Верменич Я.В. «Здійснення українізації у 20-30-х роках: політичні і культурні аспекти проблеми. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук.» К. 1993. — с.27. »

При активном давлении КП(б)У, в 1920-х – начале 1930-х годов проводилась украинизация Кубани, Ставропольского края, части Северного Кавказа, Курской и Воронежской области РСФСР, исторически заселённых выходцами с Украины. В приказном порядке школы, организации, предприятия, газеты переводились на украинский язык обучения и общения. Украинизация затронула и ряд областей Северного Казахстана, на тот момент являющейся автономией в составе РСФСР. Так, почти все школы Фёдоровского района Кустанайского округа в 1930-1932 гг. были переведены на украинский язык, а сама украинизация в районе была закреплена за Харьковским Обкомом партии.

В июле 1930 года президиум окрисполкома г.Сталино ( Донецк) принял решение «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации». Украинизировались газеты, школы, вузы, театры, учреждения, надписи, вывески и т. д. В Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. В 1930 г. на Украине оставалось только 3 большие русскоязычные газеты.

Каганович Л.М. стал генеральным секретарём ЦК КП/б/У в апреле 1925 года, когда украинизация уже была провозглашена и всеми силами проводилась в жизнь.

При предшественнике Лазаря Моисеевича на посту руководителя КП/б/У Э.И. Квиринге число школ с преподаванием на украинском языке росло быстро и неуклонно. Также быстро и неуклонно сокращалось количество русскоязычных школ.

Окончательно политика «украинизации» была свернута в 1938 г., когда вышло постановление Совнаркома УССР об обязательном преподавании русского языка во всех нерусских школах, которая способствовала процессу русификации, и постановление Политбюро ЦК КП (б) У о ликвидации национальных административно-территориальных образований т.д.

На территории, где сегодня располагается «держава Украина», основной и древний язык – русский. Именно этот язык был государственным в Киевской Руси. В начале ХII века в «Повести временных лет» монах Нестор писал: «Словенскый языкъ и Русский одно есть». «Русская правда», «Слово о полку Игореве» и другие памятники Киевского периода написаны на русском языке. Только в 1818 году появилась первая «Граматика малороссийского наречия». Издал её в Санкт-Петербурге русский ученый А. Павловский. В старину никто и речи не вёл об «украинском» языке. Потому что не было «украинцев». Была Малая Русь. «Малая» — это значит исконная Русь, откуда, по словам летописца, «есть пошла русская земля». Богдан Хмельницкий называл казачество «народом русским», а Н.В. Гоголь писал: «Слава Богу, что мы русские». Однако в судьбу Малороссии вмешалась политика.

В 1922 году декретом большевиков Скрыпника и Гунько слово Малороссия было заменено на слово Украина, а русский язык стал украинским. Как пишет современный писатель Сидоренко: «Слово «украинец» было неизвестно в России. Когда большевики его стали навязывать населению, то малороссы спрашивали друг друга, где и что мы украли?» Именно большевики создали массового «украинца» как социально близкий партии элемент, как альтернативу, разрушающую единство русского мира. Недаром многие деятели «украинства» признавали за советским «украинским» проектом родственность тому, что они делали. «Украинский» национализм и советская «украинизация» делали одно дело – дерусификацию.

До 1917 г. в России азбуку изучали со смыслом букв. Современные русские не совсем понимают разницы между алфавитом и азбукой. А эта разница огромна. В алфавите буквы – это просто безсмысленные значки, ничего сами по себе не означающие. В азбуке буквы – это божественные сущности, представляющие собой атомарные единицы смысла: Аз (я), Буки(буквы), Веди (ведать), Глагол, Добро, Есть, Жизнь…

Чётко определил положение народа Бухарин в своей  »Азбуке коммунизма», написанной совместно с Е.А. Преображенским (окт. 1919 г.). В работе «Экономика переходного периода» он настаивал на необходимости широкого применения «внеэкономического принуждения» в экономике страны:

…»Пролетарское принуждение во всех своих функциях, начиная от расстрела и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества»,  — писал он.

 

А еще через несколько лет, в 1928 г., в интервью одной из французских газет он разоткровенничался:

«То, что мы сейчас делаем с народом, это эксперимент. Примерно то же самое делает студент, покупая труп в анатомическом театре и экспериментируя с ним… «

***

Кругом — огни, огни, огни…
Оплечь — ружейные ремни…

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнем-ка пулей в Святую Русь —

В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!
Эх, эх, без креста!
  А.Блок. Отрывок из стихотворения «Двенадцать» 1918 год

***

ЕВРЕЙСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА В КРЫМУ

19 октября 1918 года декретом СНК РСФСР из части территорий Саратовской и Самарской губерний была образована первая в РСФСР автономная область — Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья.

В 1919 Лениным была отмечена целесообразность создания автономной единицы для евреев России.

Уже в январе 1918 года, созданный Еврейский комиссариат при Народном комиссариате национальностей занимался в том числе поиском свободных земель для расселения евреев.
Для организации и поддержки еврейского переселенческого движения в августе 1924 года Постановлением Президиума ЦИК СССР был создан Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся во главе с Петром Смидовичем. В декабре того же года был создан Общественный комитет земельному устройству еврейских трудящихся под руководством Юрия Ларина (Лурье). Задачей последнего стала мобилизация общественности, в первую очередь, зарубежной, на поддержку землеустройческих проектов.

Членом советского правительства Лариным (Лурье)  разрабатывался план создания Еврейской автономии в Крыму и поселения на его территории — для создания большинства в этом районе — 280 тыс. евреев.

В ноябре 1923 г. появился так же еще один проект, автором которого являлся руководитель еврейской секции РКП(б) А. Брагин, предложивший образовать автономную область евреев на территории Северного Крыма, южной степной полосы Украины и Черноморского побережья вплоть до границ Абхазии.

Как отмечало Еврейское телеграфное агентство (ЕТА) 20 февраля 1924 г., этот проект одобрили советские руководители: члены Политбюро ЦК РКП(б) Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев, кандидат в члены Политбюро Н.И. Бухарин и Председатель Госплана СССР А.Д. Цурюпа.

21 июля 1924 года для реализации проекта еврейского землеустройства в России была создана Американская еврейская агрономическая корпорация «Агро-Джойнт». Руководитель этой организации Розен обещал выделение 15 миллионов долларов США. Договор с «Агро-Джойнтом» был подписан в декабре 1924 года. 31 декабря 1927 года был заключён новый трёхлетний договор, 15 февраля 1929 года продлённый до 1953 года. «Агро-Джойнт» обязался предоставить СССР заём на 9 млн долларов на 17 лет под 5 % годовых плюс безвозмездную помощь на ещё большую сумму.

Председатель Президиума ЦИК СССР Михаил Калинин в июле 1926 года в газете «Известия» заявил в поддержку крымского проекта:

«…лишь евреи, распылённые среди других национальностей, не могли получить себе национальную автономию, хотя их общая численность от 2,5 до 3 миллионов человек в Союзе и даёт им право на автономию.»

В 1931 ОК ВКП(б) и Крымское правительство в своих решениях констатировало, что «еврейское переселение в Крым себя политически и хозяйственно оправдало». В республике создан еврейский национальный Фрайдорфский район, 32 еврейских национальных сельсовета, издавалась газета «Ленин Вег» на идиш.

Переселение евреев совпало с раскулачиванием и насильственным выселением из Крыма зажиточных крестьян. ГПУ развернуло сеть концентрационных лагерей по всему полуострову. Только в одном Симферопольском районе их было четыре. Согласно доклада сотрудника Крымского ОГПУ Салынь на 26 марта 1930 г. раскулачено и определено к выселению 16 тыс. человек. За 1930-1931 гг. из Крыма было выселено 4325 семей (из них на Урал — 2772, в северный край — 1553). Общее число выселенных достигало 25-30 тыс. человек. К 1 мая 1931 г. отобрано у кулаков 50.000 гектаров.

После 1930-ых годов крымский проект бы практически закрыт, и вместо этого 7 мая 1934 года Сталиным была образована Еврейская Автономная Область в Биробиджане.

Источник: «Очаровательная Россия»