Неожиданно для Европы и России в 1870-е годы американские нефтепродукты хлынули в Европу и разразился кризис российского нефтяного производства. Число нефтеперегонных заводов сократилось со ста до двадцати, а затем и вовсе до четырех. Промышленные и правительственные круги охватила паника. Министерство финансов и Русское техническое общество командировали знаменитого ученого Дмитрия Менделеева в США исследовать нефтяное дело за океаном.

Наталия Каргаполова

 

Дмитрий Иванович Менделеев начал изучать нефтяное производство в начале 1860-х годов, после того, как к нему, молодому приват-доценту Петербургского университета, обратился предприниматель В. А. Кокарев с просьбой осмотреть его заводы в Суруханах, близ Баку.

Заводы пионера российского нефтяного дела Кокарева, на которых с конца 1840-х путем перегонки нефти получали осветительное масло, к началу 1860-х стали приносить владельцу убытки. Ученый должен был найти решение вопроса рентабельности производства. После месячного пребывания в Суруханах Менделеев предложил Кокареву отказаться от крайне примитивного способа добычи и транспортировки нефти и нефтепродукта. Нефть вычерпывалась из колодцев кожаными мешками с помощью веревок, перекинутых через блок и привязанных к лошади. Перевозилось сырье к перерабатывающему заводу на арбах с высокими колесами, приспособленными к песчаной местности. Керосин от завода к потребителю доставлялся в деревянных бочках на обычных парусниках и пароходах. Дерево для бочек и обручи везли в Баку с верховья Волги. В Нижнем Новгороде пуд (16 кг) керосина стоил 1 рубль 60 копеек, из которых 98 копеек приходилось на стоимость бочки и доставку.

Менделеев рекомендовал построить короткие нефтепроводы от нефтяных колодцев к заводу и керосинопровод от завода к морской пристани, а также установить на судах специальные резервуары для налива нефти и с помощью нефтеналивных танкеров перевозить сырье в Центральную Россию, в частности в Нижний Новгород, где представлялось целесообразным создать нефтеперегонный завод. Такая транспортировка сырья и продукции сразу удешевляла себестоимость товара.

С этого времени и на протяжении всей жизни нефть вызывала у Д. И. Менделеева наибольшую заботу в области использования природных ресурсов. В России он стал общепринятым авторитетом в нефтяных делах. По его инициативе была отменена система откупов, введенных еще в 1825 году, которая тормозила развитие отрасли и приносила огромный ущерб хозяйству. Смысл откупа заключался в предоставлении государственной казной предпринимателям нефтяных участков за определенную плату сроком на четыре года. Стараясь получить как можно больше нефти, промышленники добывали и перерабатывали ее варварскими способами. На научные исследования, дорогое оборудование и технические новшества у них не хватало времени.
В Соединенных Штатах нефтяная промышленность сформировалась на несколько десятков лет позднее российской. Начиналась же она в духе рассказов О’Генри.
Однажды в 1849 году в шахты пенсильванца С. Кира, который вел разработку соли, просочилась черная маслянистая жидкость и испортила добываемую соль. Недолго думая, находчивый американец стал разливать жидкость в маленькие флакончики и продавать ее под названием «Петролеум Кира, или Минеральное масло – натуральное лекарство, известное своей удивительной целебной силой». Через какое-то время «минеральное масло» попало к промышленнику Дж. Бисселу. Он быстро разуверился в его оздоровительных свойствах и применил средство для смазки машин. Вскоре Биссел основал первую в Америке «Пенсильванскую нефтяную компанию», куда в качестве исследователя был приглашен профессор Йельского университета Б. Селлиман. Его работа показала, что из нефти можно производить три продукта: осветительное масло (его уже получали в России), смазочные масла и минеральный воск – то есть весь сырец мог быть переработан в товар почти без потерь.

Пенсильванию охватила нефтяная лихорадка. В 1859 году здесь добывалось 4 млн. пудов нефти, а спустя двенадцать лет – 50 млн. Удовлетворив свои потребности, Америка повезла в Европу тысячи пудов керосина, спрос на который увеличивался с каждым годом.
Д. И. Менделеев давно мечтал о поездке в США. Он полагал, что «Разделенные историей и расстоянием, Северо-Американские Соединенные Штаты и Россия сошлись во многом, – оттуда и взаимная симпатия. Странам этим следует разделить в будущем между собой выгоды нефтяного промысла, право освещать потемки всего мира».
Командировка в США состоялась в 1876 году, когда страна отмечала столетний юбилей своей независимости. К Менделееву, к тому времени известному во всем мире ученому, обосновавшему периодический закон химических элементов, в Америке отнеслись с большим вниманием. Он был избран почетным членом Бостонской академии и Американского философского общества в Филадельфии. В работе Менделееву помогали чиновники, ученые, геологи, инженеры, предприниматели. Американские коллеги дарили свои работы по геологии и минералогии нефтяных районов США, которыми впоследствии Менделеев часто пользовался для написания своих исследований. Ученый был в восторге от стремления американцев к сотрудничеству, обмену информацией, «от их искусства обделывать сложные практические задачи», от личных отношений, которые «лишены пустых церемоний».
Отчет о пребывании в США Дмитрий Иванович изложил в объемной книге «Нефтяная промышленность в Северо-Американском штате Пенсильвания и на Кавказе», написанной им в исключительно короткий срок и изданной в 1877 году. Книгу с большим вниманием и интересом встретили широкие круги русского общества. В предисловии Менделеев предупреждал, что сознательно включил в деловую и научную информацию свои впечатления о стране, надеясь, что они принесут пользу в деле взаимопознания народов.
Одним из первых впечатлений Менделеева при подходе корабля к нью-йоркскому порту было изобилие барж с паровыми элеваторами, при помощи которых происходила загрузка и перегрузка зерна на многочисленные корабли, отправлявшиеся в Европу. Нью-Йорк разочаровал его своим внешним обликом: «Мы были поражены невзрачным видом улиц знаменитого города… Магазины и лавки напомнили не Петербург, а российские уездные города».

Вашингтон запомнился обширными пустырями, скромным видом государственных учреждений по сравнению с деловыми офисами и большим количеством женщин-чиновников в министерствах. Увидел Дмитрий Иванович и «приятную сторону жизни американцев» – огромное количество различных страховых компаний. В Вашингтоне Менделеев работал в министерствах, библиотеках, научных институтах, правительственных департаментах, где ему были предоставлены все необходимые сведения по нефтяному делу.

После Вашингтона последовала Филадельфия. В этом городе была развернута первая на американском континенте Всемирная выставка. Предполагая увидеть нечто колоссальное, практичное и удобное, Дмитрий Иванович отметил большое полупустое пространство и бедность оформления. «Но все-таки интересного много», – писал он жене. Российский павильон был одним из наиболее посещаемых. На выставке побывало почти 10 млн. человек и по числу посетителей она намного превзошла выставки в Лондоне, Париже, Вене.

Всемирная выставка 1876 года впервые проводилась за пределами Европы — в Филадельфии (США). Официально именовалась — Международная выставка искусств, промышленных изделий и продуктов почв и шахт. Её проведение совпало с празднованием столетия принятия Декларации независимости США. Открывали выставку президент Улисс Грант и бразильский император Педру II. На ней публике впервые были продемонстрированы факел незавершённой статуи Свободы, телефон Александра Белла и печатная машинка «Ремингтон 1». В общей сложности выставку посетили почти 10 млн человек. Российский павильон. | Фото: State Historic Museum | Всемирная выставка, Филадельфия, Международная выставка искусств, промышленных изделий и продуктов почв и шахт, телефон Александра Белла, печатная машинка Ремингтон 1, Менделеев,

Менделеев осмотрел несколько больших заводов «Атлантик», расположенных близ Филадельфии. «Производительность этого завода громадна… В течение одной недели – 10 000 бочек, … каждую минуту заливают три жестяные бочки готового керосина и тотчас нагружают на большие суда, ждущие груз на реке Шулькиля». Ученого поразило сравнительно малое количество рабочих – всего 250 человек. Он отдал должное механизации процесса, но в ряде случаев заметил бессмысленное увлечение механизмами. «Пристрастие к механизмам определяется бывшим когда-то избытком дел и недостатком рук».

Из Филадельфии Менделеев и сопровождавший его студент В. А. Гемилиан, впоследствии профессор химии Харьковского и Варшавского университетов, отправились в Питтсбург – центр пенсильванской нефтяной промышленности.

Весь день 4 июля, в День независимости США, они ехали по железной дороге. Менделееву понравилось, что железнодорожные компании распространяют всюду листки с расписанием поездов, обозначением станций, картами местности, изображением пейзажей и достопримечательностей.

Ночь в гостинице выдалась бессонная – праздничный грохот пушек, свист паровозных гудков, перезвон колоколов, а также крики ликующей толпы не смолкали ни на минуту. Утром, как только уставшие русские сели в гостиничном ресторане пить чай, к ним подошли два негра с опахалами и стали разгонять жаркий воздух. Путешественники застеснялись такой услуги и попросили их уйти. Негры ушли, но пришли другие, предполагая, что предыдущие не понравились клиентам. Так и не удалось им избавиться от махальщиков. «В Америке, где ожидаешь встретить мало услужливости, находишь ее в большей мере, чем в Европе», – писал Менделеев.
Нескольких недель Менделеев провел на нефтяных скважинах, предприятиях по переработке нефти, детально изучая методы добычи и переработки. Он подробно описывал оснащение заводов, отмечая высокий уровень развития техники бурения, перевозки, хранения нефти и нефтепродуктов, организации труда. Выделял то, что необходимо применить в России. Прежде всего – предоставить возможность для многих начать свое нефтяное дело. Менделеев сравнивал: в Баку и на Кубани пробурено 30–40 скважин, а в Пенсильвании – 12 тысяч. В США средняя стоимость колодца с машинами, бурами и устройством резервуаров – 5 тыс. долларов (7 тыс. рублей), и это доступно многим в России. «Пусть наши крупные нефтепромышленники, которые не могут сладить с большой массой земли, глядя на Америку, догадаются сдавать участки за арендную плату».

В Америке у места добычи нет ни одного завода, и нефть перегоняется за сотни верст. «Наши месторождения расположены счастливее – до моря по сухому пути десятки верст», но в России не используется система нефтепроводов, хотя трубы и вода выгоднее железной дороги.
Одна из причин масштабности потребления керосина в Америке – хорошо поставленная реклама, среди которой «некоторые отличаются хорошими признаками», особенно те, кто подчеркивает безопасность вещества.
В своей книге Менделеев приводит статистические сведения о нефтяном производстве и торговле США: сколько добывается, куда экспортируется и потребляется внутри страны, сколько увозится ежедневно, ежемесячно, ежегодно. Сообщается о запасах нефти в бочках на складах, о количестве заводов и скважин, о сортах и ценах на нефть и нефтепродукты. Ученый предлагал ввести в России полный подробный сравнительный отчет о ходе нефтяного дела в России и Америке, а также по примеру Америки создать специализированные газеты и журналы («Тайна, секрет губят большое дело») и публиковать по примеру Конгресса США акты, касающиеся добычи и переработки нефти.
Опираясь на собранный и изученный материал, Менделеев сделал вывод: причина процветания нефтяного дела в Америке вовсе не в технической оснащенности или в новых научных разработках. Причина в экономике, а именно в открытии новых месторождений и отмене в 1870 году акциза. Поэтому в США добывалось 70 млн. пудов нефти, а в России – только 5 млн.
Заокеанская промышленность, считал Менделеев, могла быть и лучше, если бы там выделяли больше средств на науку. Ведь при бурении совсем не исследуются геологические слои, поэтому открытие месторождения – дело случая. «Ни с химической, ни с геологической стороны нет еще у американцев ответов на самые первые научные вопросы, относящиеся к нефти», затраты же на науку окупаются тем, что «она видит многое заранее, предупреждает, разбирает возможное….Без науки нет уверенности в прочности нефтяного дела».

Не ускользнула от Менделеева и тенденция развития американского монополизма, «при котором нет особого и настоятельного интереса производства, а может только стремление поддержать цену или ее поднять».
Страницы книги содержат также и негативные впечатления: отношение к чернокожему населению, вражда партий и национальностей, составляющих союз. «Новая заря не видна по ту сторону океана», – констатировал Менделеев. Он задается вопросом: почему среди природных богатств, где живут прелестные, простые, энергичные люди, не развиты поэзия, наука, отчего так много вздора, обмана? Людям, которые задумываются о решении политических и социальных проблем, Америка предоставляет драгоценный опыт. Он поучителен во всех отношениях – положительных и негативных. Возможно, под впечатлением американской командировки Менделеев, противник индивидуализма в общественной жизни, написал в 1877 году статью «Об единице», в которой проводит мысль, что для развития цивилизации необходимо развитие общественного организма, а не личности, отдельного лица.

После приезда в Петербург Менделеев убедил государственных деятелей о необходимости отмены акциза – налога в 15 копеек на каждый пуд керосина. Акциз поощрял гнать низкокачественный керосин и сжигать тяжелые остатки в поле, тогда как из них можно было наладить производство смазочных масел, как в США. В результате этих изменений, утверждал Менделеев, откроются возможности для гигантского скачка отечественной нефтепромышленности. Министр финансов М. Х. Рейтерн счел это утопией: «Да что вы, батенька! Да где же это нам тягаться с американцами-то! Мечтания это все, профессорские мечтания». Но рекомендательные меры были приняты, акциз отменили.
Благодаря проведенным мероприятиям к 1880 году в России действовало 350 буровых вместо 40 в 1876-м, то есть до поездки Менделеева в Америку. Было положено начало перевозочному флоту. Вместо сжигания остатки нефти стали перерабатывать, Россия получила первые смазочные масла и стала снабжать ими Европу, а затем Америку. Цена керосина установилась в 2 копейки за пуд. Ввоз американского керосина в Россию полностью прекратился, и российский продукт составил серьезную конкуренцию на мировом рынке.
На седьмом десятке лет, в 1903 году, когда, по словам Дмитрия Ивановича, «накипевшее рвется наружу», он опубликовал свои «Заветные мысли» – размышления ученого, гражданина и патриота о благе России, благе народном и о способах его возрастания. Книга посвящена народонаселению, торговле, промышленности, образованию, в ней автор постоянно относит читателя к положительному примеру Соединенных Штатов Америки, где народ, «безусловно сложившийся», понял, что богатство и сила определяются умелым сочетанием индустрии и сельского хозяйства, что свобода для труда составляет великое благо. «В США на душу населения приходится товаров в год на 300–400 рублей, в России – на 20–30». В США, не жалея средств и усилий, тщательно ведется перепись населения, имеется образцовая статистическая отчетность, к которой, признавался автор, он обращается постоянно. Ученый убежден, что знание статистики глубоко влияло на быстрое развитие страны, так как возбуждало сознательность граждан. «Если в слове – начало, то в числе – продолжение значительности, просвещения и прогресса человечества».

Источник» Журнал «Новая жизнь старой Америки»