Региональные опросы показывают, что более 70% школьных учителей подрабатывают сегодня нелегальными репетиторами. Доходы от этой деятельности составляют от трети до половины семейного бюджета педагогов.

Ольга Соловьева

Готовить школьников к сдаче ЕГЭ на высокий балл учителям выгоднее в нерабочее время. Фото Агентство «Москва»

Нарастить доходы подпольным репетиторам помог переход на систему единых госэкзаменов (ЕГЭ). При этом у педагога больше стимулов быть хорошим репетитором, чем добросовестным учителем, который легально готовит своих учеников к ЕГЭ бесплатно.

Россия становится страной доминирующего теневого образования. Под термином «теневое образование» обычно понимают дополнительное обучение вне государственной системы, то есть нелегальное репетиторство или полуподпольные дополнительные курсы. Теневой рынок репетиторских услуг в России, по оценкам, составляет около 30 млрд руб. Причем половина его объема приходится на подготовку к ЕГЭ.

Что примечательно, доходы российских педагогов сегодня серьезно зависят от теневого образования. Масштабы теневого образования описаны в новом исследовании, которое будет представлено в апреле в Высшей школе экономики (ВШЭ). На примере одного города исследователи выявили, что как минимум треть своих доходов учителя получают от репетиторства. При этом большинство из них занято в таком теневом образовании. «В нашем исследовании приняли участие 129 человек – это педагоги школ. Мы провели анкетирование наших респондентов с целью выяснить долю педагогов, включенных в теневое образование. В результате мы увидели, что из 129 человек 72%, или 94 человек, включены в теневое образование, то есть оказывают репетиционные услуги сейчас или имеют опыт этой деятельности (данные анкет)», – говорит автор исследования доцент Костромского госуниверситета Наталья Крылова.

При этом доля доходов от репетиторства в совокупном доходе респондентов оказалась довольно высокой – 35–50%. «Если средний уровень зарплаты учителя в регионе 15 тыс. руб., то доход от репетиторской деятельности может варьироваться от 5,2 тыс. руб. до 7,5 тыс. руб.», – уточняет Крылова. То есть можно с уверенностью сказать, что репетиторство на сегодняшний день может являться значимым в общем совокупном доходе педагогов, включенных в теневое образование.

В отличие от регионов в Москве учитель потенциально мог бы и вообще не работать в школе, а зарабатывать исключительно частными уроками. В частности, исследователи сервиса по поиску работы Superjob пришли к выводу, что доходы от репетиторства в столице почти в три раза превышают официальные заработки педагогов. Так, если средняя зарплата учителя в Москве колеблется в интервале от 35 до 60 тыс. руб., то средняя часовая ставка репетитора в Москве составляет от 800 до 1800 руб. «Несложные расчеты показывают, что заниматься репетиторством выгоднее, чем работать учителем. Только обучая четырех человек в день и работая пять дней в неделю, можно зарабатывать в месяц от 80 до 160 тыс. руб.», – замечали исследователи.

Ранее, исследуя феномен теневого образования, заместитель заведующего Институтом образования ВШЭ Андрей Захаров и ведущий научный сотрудник Института образования ВШЭ Прашант Лоялка утверждали, что основными потребителями таких образовательных услуг в РФ являются дети из более обеспеченных семей, которые чаще живут в городах и учатся в более качественных школах. В итоге, делали вывод эксперты, теневое образование усиливает социальное неравенство.

В свою очередь, Крылова приходит к выводу, что даже семьи из не самых обеспеченных регионов страны готовы тратиться на теневое образование. Правда, сумма этих расходов за последние пару лет заметно снизилась. Например, если в 2014 году в семье в двумя детьми остаток денежных средств после минимальных расходов составлял около 10 тыс. руб., то до 15% из них родители готовы были потратить на репетиторов. В 2015 году ситуация изменилась – родители готовы были тратить на образование уже не более 6% бюджета. «Многие родители связали это с ухудшением экономической ситуации в стране, уменьшением собственных доходов и готовностью государственных образовательных учреждений предлагать новые варианты подготовки учащихся к сдаче ЕГЭ и ОГЭ», – сообщает Крылова.

«Снижение потребительского спроса на товары и услуги идет и в официальном и в теневом секторе экономики. Однако объем теневых образовательных услуг имеет тенденцию к росту как по стоимости, так и по количеству», – указывает директор Центра социально-политического мониторинга Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Андрей Покида.

Если ранее основу репетиторского корпуса преимущественно составляли преподаватели вузов, то теперь к ним присоединились и школьные учителя, отмечает директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко.

Высокий спрос на репетиторство отражает реальную ситуацию с качеством образования в стране, рассуждает руководитель отдела продаж компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. «Высокий спрос свидетельствует о том, что современный уровень преподавания внутри школ не соответствует требованиям к ЕГЭ», – продолжает он, не исключая, что низкий уровень преподавания могут обеспечивать и сами педагоги, заинтересованные в новых клиентах на репетиторство.

Источник: «Независимая газета»