Каким было «Время Березовского»?

В Ельцин-Центре в Екатеринбурге 2 февраля была представлена книга «Время Березовского». Ее автор – человек, которого редко встретишь в публичном поле, бизнесмен и министр правительства Гайдара Пётр Авен.

В кино-конференц-зале Ельцин Центра собрался практически весь екатеринбургский бомонд. Именно там прошла открытая дискуссия о книге «Время Березовского». Новинка, судя по ее востребованности у читателей, явно испытывающих дефицит информации о скрытых пружинах и закулисье эпохи 90-х, вполне может стать бестселлером (за месяц, по словам Авена, уже проданы 20 тысяч экземпляров). Уникальность книги в том, что ее автор не профессиональный писатель, а свидетель и один из активных деятелей описанной им эпохи, поэтому не удивительно, что вопросы, задаваемые автором книги ее героям в ходе интервью , оказываются порой не менее содержательны, чем ответы.

Открыла дискуссию первый заместитель исполнительного директора Президентского центра Б.Н. Ельцина Людмила Телень, которая задала тональность диалогу, сказав, что уже само название книги Петра Авена подталкивает к спору, а предстоящая дискуссия будет свободной, без цензуры и редактуры. Людмила Телень представила участников разговора: автора книги «Время Березовского» Петра Авена, который не без доли самоиронии отметил, что он не Лев Толстой; одного из собеседников Петра Авена и также свидетеля и участника событий Валентина Юмашева; одного из оппонентов Петра Авена – журналиста Алексея Венедиктова; литературного критика и сомодератора дискуссии Анну Наринскую.

Перед началом дискуссии зрители получили редкую возможность увидеть фрагменты интервью, которые легли в основу книги «Время Березовского» и станут базой эксклюзивного телепродукта – 10-серийного фильма Андрея Лошака «Березовский – это кто».

После такого оригинального погружения в атмосферу книги, Людмила Телень поделилась своими впечатлениями от ее прочтения, подчеркнув, что умный читатель сможет извлечь из книги то, что ему нужно.

– Как вам кажется, удалось ли вам заставить собеседников хотя бы попытаться говорить правду, или они же говорили, разыгрывая определенные роли, и не снимали свои маски? – задала первый вопрос Петру Авену Людмила Телень.

– Люди редко лгут сознательно, – ответил Петр Авен. – Действительно, многие говорили не вполне правду, придумывали себе роли и маски, но это общечеловеческое качество. Люди по-разному видят прошлое и себя в этом прошлом. Однако из неправды каждого, из мозаики мнений можно сложить правдивую картину. В моей книге много личного, исторических фактов.

«Время Березовского». Публичная дискуссия в Ельцин Центре

Президентский центр Б.Н. Ельцина

– Персонажи книги, повествуя об одних и тех же событиях, рассказывают совершенно разные вещи, – продолжила Анна Наринская. – «Время Березовского» – это книга о жизни, а все мы видим жизнь под разными углами зрения, объективности быть не может. Для меня книга стала в большей степени книгой об интервьюируемых, о людях, которые повлияли на происходившее в стране.

– Это не исторический труд, – пояснил Петр Авен. – Это книга о моем поколении. То, что мы сегодня имеем, выросло из московского академического института 70-80-х годов. Реформы, в которых я участвовал, осуществляли московские и провинциальные интеллигенты. Это и есть те люди, которые меня интересовали. Это книга о нас. Мне было интересно именно поколение, которое ожидало одно, а получило другое. В книге нет ни одного исправленного редактором слова – я все правил сам.

– Дело Березовского не закончено, следствие идет, – включился в дискуссию Алексей Венедиктов. – Книга претендует на документальность. Но это, скорее, книга в жанре фэнтези, где много авторов. Я прочел книгу «от и до», я был участником или обозревателем части описанных в ней событий и утверждаю: часть людей в книге лукавят. Я общался с Березовским, который три раза пытался закрыть «Эхо Москвы». Эта книга несправедлива по отношению к нему. Моя претензия к книге в том, что это первая книга об этих временах, которая ляжет в базис понимания того, как тогда все было, а тогда было не так. Это ядовитая книга… поэтому я рекомендую ее прочитать.

– Спасибо Петру Авену за книгу, – сказал Валентин Юмашев. – Это фантастический, грандиозный труд. Петр Олегович не писатель и не журналист, он бывший министр (министр внешних экономических связей РФ в 1992 году – ред.), успешный человек. Тем не менее, он начал уговаривать людей участвовать в книге, в том числе меня. Я бы хотел, чтобы Алексей Венедиктов открыл книгу и показал, в чем я лукавил или был неточен. Помню, мой разговор с автором длился два часа, и у Петра был список вопросов, на которые я ответил.

– Я всегда выходил за рамки вопросов, – добавил Петр Авен и возразил Алексею Венедиктову. – Если бы я увидел, что кто-то лжет, то начал бы спорить, а я этого ни в одной беседе не увидел.

– Березовский в книге – фигура демоническая, и время Березовского тоже, – продолжила Анна Наринская. – Считаете ли вы, что Березовский действительно выразитель десятилетия?

– Да, безусловно. В гиперболическом виде Березовский вобрал те черты поколения, которые привели нас туда, где мы находимся, – ответил Петр Авен. – Для большей части страны, возможно, это не так: Березовский – часть своего поколения, проживавшего в Москве. Именно гипертрофированность некоторых качеств сделали Березовского героем этой книги.

– Березовский был фантастическим человеком, умным, с блестящими идеями, какие-то из них ему удалось реализовать, какие-то нет, – поделился воспоминаниями от общения с героем книги Валентин Юмашев, рассказав, что именно Борис Березовский разглядел талант Владислава Листьева и сделал его руководителем 1 канала, также Березовский лоббировал Константина Эрнста. – Но, на мой взгляд, Березовский – не выразитель 90-х, он отдельная очень сложная планета. В книге рассказывается, как Березовский неоднократно предавал людей, делал то, что невозможно в нормальных человеческих отношениях. И даже после этого люди, в том числе, я, общались с ним, не разрывали отношения.

Аудиторию интересовало, зачем Петр Авен взялся за перо (точнее, за клавиатуру), писал ли автор про «экономику торга», какими должны быть отношения бизнеса и власти и т.д.

– Он бес, но не мелкий, – сформулировал в финале разговора Алексей Венедиктов. – Самое важное, что эта книга стала информационным поводом для разговора о Борисе, о времени, о тех, кто нами управлял. Книга важна тем, что она ставит вопросы, а ответы мы сами придумаем.

– Такой дискуссии о 90-х, такой остроты, взаимной откровенности не было много лет, – подытожила дискуссию Людмила Телень. – Это говорит о том, что вопросы, заданные тем временем, для нас до сих пор больные. 90-е продолжаются – вопросами, ответы на которые мы ищем.

Помимо участия в дискуссии автор книги «Время Березовского» Петр Авен с интересом осмотрел Ельцин Центр, импровизированную экскурсию для него провела дочь первого российского президента Татьяна Юмашева. Также вместе с директором Музея Б.Н. Ельцина Диной Сорокиной Петр Авен прошел по залам музея, который произвел на него сильное впечатление и разбудил воспоминания.

– У меня поразительные ощущения, я в первый раз в музее, который связан с моей собственной жизнью и с той эпохой, в которой я жил, – рассказал в интервью для сайта Ельцин Центра Петр Авен. – Музей Б.Н. Ельцина фантастический, сделан здорово. Я работал с Борисом Николаевичем – это очень личное, и поэтому пребывание здесь эмоционально действует сильнее, чем посещение любого другого музея.

– Вы – один из героев Музея Б.Н. Ельцина, в одном из залов которого есть ваше изображение, – каковы ваши впечатления?

– Очень адекватные, я специально на этом не фиксировался. Сделано все хорошо.

– Вы работали с Борисом Ельциным, с Егором Гайдаром. Какие моменты, связанные с этим периодом, вспоминаются сегодня?

– Таких моментов очень много, это большой период жизни, и об этом можно писать книги. Так, Дина (директор Музея Б.Н. Ельцина Дина Сорокина – ред.) показала стенд, где представлены материалы, посвященные «Большой семерке» – в течение двух лет я был первым представителем Ельцина в «Большой семерке», ездил с ним в поездки. Это останется в памяти на всю жизнь. Первые переговоры, во время которых он сам волновался, постепенное обретение всеми нами уверенности – это отдельный опыт. То же относится и к Егору Гайдару, который, к сожалению, рано ушел.

– Сложно ли было работать с Ельциным?

– Он был очень большим и справедливым человеком, не самодуром, выше мелких проблем. С таким человеком всегда легко работать. Он уважал людей, был внутренне большим демократом. Ельцин ко всем обращался на «Вы», никогда не ругался матом, и это отличало его от наших лидеров. И с ним комфортно было работать.

– Среди людей, которыми окружил себя первый президент России, было довольно много представителей научной среды, хотя бы теоретически интересовавшихся экономикой, в числе которых и вы. Не страшно ли было вам строить новую экономику России?

– Конечно, очень страшно. Мы были молоды, нам было 36–38 лет, никто ничего не знал. Но страшней всех было Борису Николаевичу. Он нас прикрывал, и де факто ответственность ложилась на его плечи. И это снимало страх с нас. Величие Ельцина в том, что он это на себя взял и первым понял, что среди людей науки нужно выбрать тех ребят, которые готовы будут реально ломать, как бы страшно ни было, и делать то, что нужно. Нужно было быть готовыми преодолевать страх – и мы были готовы.

– При этом существовал риск реванша реакционных сил, и большие риски для тех, кто строили новую экономику?

– Мы это, конечно, понимали.

– Какую Россию вы хотели построить?

– Демократическую, свободную, рыночную, социально-ориентированную, счастливую.

– Сегодня многие жалуются на отсутствие возможностей для самореализации, карьерного роста. Что в этом процессе объективные сложности, а что зависит от личности?

– У нас большие проблемы с социальными лифтами. Сегодня, в отличие от 90-х, очень трудно сделать карьеру, заработать деньги – все закостенело. Так что эти жалобы я понимаю, но при этом верю, что любую стену можно и нужно пробивать.

– Почему вы взялись за написание книги о Борисе Березовском?

– Об этом написано в моей книге. Считаю, что он был символом своего времени, и через его биографию можно многое об этом времени понять. Именно поэтому.

Пока нет комментариев.

Нет трэкбэков.