Вчера мы рассказали о шести женщинах, получивших Нобелевскую премию за первые 80 лет ее существования. Да, их было всего шесть за такой огромный период времени – на протяжении большей части двадцатого века женщина-ученый воспринималась как нонсенс, а дискриминации по полу в научном сообществе встречалась повсеместно. Следующие шесть награждений женщин произошли в период с 1983 по 2008 год. О них мы и расскажем в этой статье.

Барбара Мак-Клинток (1983 – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Барбара Мак-Клинток – пример настоящей гениальной одиночки, полностью погруженной в свои исследования. В 1919 году, закончив школу, она, несмотря на несогласие родителей, поступила в Корнеллский университет, где намеревалась изучать биологию.

В это время сотрудники университета начали делать первые шаги в генетике, и Барбара уже в ходе подготовки диплома разработала метод изучения отдельных хромосом кукурузы. Полностью сконцентрировавшись на изучении этого растения, ученая опубликовала несколько важных статей по генетике, в результате чего получила возможность работать дальше.

В ходе исследований, затянувшихся на несколько лет, Барбара обнаружила что растения-близнецы имеют различную интенсивность окраски листьев: у одних полосы окрашены сильно, у других слабо. Отметив аналогичное явление в зернах початка, она пришла к выводу, что у одного из дочерних растений есть специфическая генетическая система, которой другое растение не обладает.

Это явление сейчас называют генетической транспозицией, а включенные в процесс гены – транспозонами, или мигрирующими генами.

Гены могут иногда менять положение на хромосоме, так что соседние гены становятся активными или неактивными. Поскольку гены определяют свойства организма, этот процесс влияет на изменения характеристик растения.

Эти сведения нарушали царившую тогда догму о стабильном положении генов в хромосомах, поэтому, когда в 1950 году Барбара Мак-Клинток сделала доклад о своем открытии, её попросту осмеяли. Ей не удалось убедить научное сообщество в своей правоте.

Подобный холодный приём, а также трудности с трудоустройством из-за отношения к женщинам привели к тому, что Мак-Клинток стала вести уединённый образ жизни в маленькой квартире, полностью отдавая время своей лаборатории. Несколько лет она вообще не публиковала статей и занималась преподаванием, но затем вернулась к этой работе.

Нобелевскую премию ей вручили 30 лет спустя после открытия, когда её правота подтвердилась открытием регуляторных генов у бактерий.

Открытие Мак-Клинток предвосхитило достижения генетики бактерий и опередило их на пятнадцать лет, открыв перед генетиками множество новых возможностей. При этом работавшие с бактериями генетики фактически переоткрыли то, что она опубликовала ранее, и им поверили гораздо быстрее.

Открытие мигрирующих генов позволило объяснить механизм передачи невосприимчивости к антибиотикам от одного вида бактерий к другим. Кроме того, именно транспозиция генов могла стать причиной быстрого возникновения новых видов растений и животных.

Рита Леви-Монтальчини (1986 год – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Отец итальянской еврейки Риты Монтальчини считал, что женщинам не стоит достигать профессиональных успехов, однако у неё было на этот счет собственное мнение – девушка поступила в медицинскую школу Туринского университета и к 1940 году обладала уже двумя медицинскими степенями.

Вооруженная знаниями по неврологии и психиатрии, она работала ассистентом у эмбриолога Джузеппе Леви, а затем отучилась в Брюссельском неврологическом институте. Стало очевидно, что её призвание – нейроэмбриология.

Рита Монтальчини получила Нобелевскую премию совместно со Стэнли Коэном за открытие так называемых «факторов роста» – пептидных или стероидных гормонов, которые стимулируют рост клеток.

К открытию исследовательницу подтолкнуло изучение поведения пересаженных куриному эмбриону клеток опухоли мыши. После пересадки нервные клетки эмбриона быстро проросли в ткань опухоли. Какое-то вещество в опухоли явно стимулировало рост нервов. Она назвала его фактором роста нервной ткани.

В 1953 году к Рите Монтальчини присоединился биохимик и зоолог Стенли Коэн. Результатом их совместной работы стало выделение фактора роста нервной ткани и получение антител к нему. Коэн открыл также фактор роста клеток кожи и роговицы.

Вначале эти открытия не были приняты с восторгом, потому что фактор роста отличался от обычных гормонов по структуре. Однако в 80-х было выяснено, что онкогены, вызывающие рак, схожи по структуре именно с факторами роста. Также было обнаружено и практическое применение факторов роста для восстановления поврежденных нервов или улучшения результатов пересадки кожи, поэтому в 1986 году исследователям вручили Нобелевскую премию в знак признания их открытий.

Исследования Риты Монтальчини серьезно повлияли на изучение рака и лечение гематологических и сердечно-сосудистых заболеваний, а сама она, что интересно, дожила до 103 лет.

Гертруда Элайон (1988 – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Гертруда Белл Элайон родилась в 1918 году в Нью-Йорке. Когда она была еще девочкой, ее дедушка умер от рака, и Гертруда решила, что обязательно займётся поисками лекарства. Дав такое обещание, она планомерно изучала химию сначала в колледже, а затем в Нью-Йоркском университете.

С наступлением Второй мировой войны у американских женщин появился шанс на трудоустройство, которое прежде было невозможным, – и Гертруда воспользовалась им, устроившись химиком в промышленную лабораторию.

Она так увлеклась работой, что никак не могла закончить свою докторскую диссертацию, отдавая предпочтение практике (впрочем, в те времена женщины лишь в редких случаях добивались официального подтверждения своих заслуг).

 

Исследования, проделанные Гертрудой Элайон, произвели революцию в производстве лекарств и в медицине в целом. До этого лекарства производились из натуральных соединений. В 1950-х Элайон и её руководитель Джордж Хитчингс разработали систематический метод синтеза и производства лекарств, основанный на знании биохимии.

Они работали над пуринами (составляющими ДНК) и над синтезом нуклеиновых кислот, что позволило им излечить лейкемию у грызунов и создать лекарство от лейкемии для человека, которое спасло многих больных детей.

Созданные ими соединения могли подавлять или уничтожать болезнетворные клетки, не затрагивая при этом здоровые клетки человеческого организма.

Среди лекарственных средств, найденных Элайон:

  • антилейкемический препарат меркаптопурин;
  • иммуносупрессор азатиоприн;
  • аллопуринол, применяющийся при подагре;
  • антималярийный препарат пириметамин;
  • антибиотик триметоприм;
  • антивирусный препарат ацикловир, применяемый при лечении герпеса.

За открытие важных принципов лекарственной терапии Гертруда Элайон, Джордж Хитчингс и их коллега, шотландский ученый Джеймс Блэк, в 1988 году стали лауреатами Нобелевской премии.

Кристиана Нюсляйн-Фольхард (1995 – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Будущая исследовательница генов, влияющих на развитие эмбриона, родилась в 1942 году в Германии в многодетной семье. Помимо четырёх родных братьев и сестер у Кристианы было 33 кузена и кузины!

В 12 лет любящая животных девочка решила изучать биологию. Но ни в школе, ни в университете Гёте не показывала выдающихся результатов, потому что не хотела заниматься малоинтересными ей предметами и разрывалась между физикой, математикой, механикой и химией, часто переключаясь между интересами.

Закончив курс биохимии в институте Макса Планка, Кристиана устроилась на работу в Европейскую молекулярную лабораторию в Гейдельберг, где плодотворно работала с Эриком Вишаусом.

Уже в первую встречу коллеги обнаружили друг в друге интерес к изучению мушек-дрозофил, которые долгое время служили исследовательским материалом для генетиков, и в лаборатории начали проводить намеченные эксперименты.

Основное преимущество дрозофил – быстрое протекание онтогенеза (развития организма) и простота работы с эмбрионами. Это позволяет достаточно быстро понять, что вызвало мутацию отдельных особей.

Согласно разработанному Кристианой методу, ученые выключали отдельный ген и скрещивали особей без этого гена. Таким образом они могли оценить влияние конкретного гена на ход развития эмбрионов.

Нюсляйн-Фольхард и Вишаус проверили тысячи генов и выявили 15, которые позволяют клеткам сформировать новую муху. Результаты они описали и классифицировали, за что и получили Нобелевскую премию в 1995 году.

Множество созданных исследователями мух-мутантов послужило важным целям, когда впоследствии выяснилось, что процесс формирования мутаций у зародыша человека протекает сходным образом. Своевременное выявление таких мутаций позволяет снизить риск выкидышей и рождения детей с отклонениями.

Линда Бак (2004 – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Линда Бак родилась в американском Сиэтле вскоре после окончания Второй мировой войны, в 1947 году. Ее отец был инженером, в свободное время занимался разнообразными изобретениями, а главным увлечением матери было разгадывание головоломок. У супругов было трое детей – все девочки, и родители с детства говорили им: вы способны достичь в жизни всего, чего захотите.

Линда выбрала науку, стала биофизиком и нейробиологом, а в 2004 году вместе с коллегой Ричардом Акселем удостоилась Нобелевской премии за исследования механизмов обоняния.

В поисках ответов на вопрос, как человек узнаёт и запоминает тысячи разных запахов и отличает один от другого, ученые перепробовали много подходов. Например, подопытным животным давали нюхать разные пахучие вещества – одоранты – и измеряли электрическую активность обонятельных нейронов. Однако на самые разные запахи реагировали одни и те же нервные клетки.

Линда Бак и её коллега решили описать обонятельные рецепторы – протеины, расположенные на мембране обонятельных клеток. Найти гены, которые кодируют эти белки, казалось не такой трудной задачей, но проблема заключалась в их количестве.

Ключом к разгадке стало обнаружение огромного семейства из приблизительно тысячи генов, управляющих работой обонятельных рецепторов, которые Линда Бак и Ричард Аксель описали в своей статье.

Оказывается, в распознавании запахов задействовано около 3% всех генов нашего организма, а у животных это количество еще выше!

Изучили исследователи и восприятие так называемых феромонов, вырабатываемых эндокринными железами, – и выяснили, что на самом деле их влияние на организм человека сведено к минимуму.

Кстати, Линда Бак до сих пор жива (ей 71 год) и успешно продолжает заниматься наукой.

Франсуаза Барре-Синусси (2008 – нобелевская премия по физиологии и медицине)

Парижанка Франсуаза Барре, которой предстояло открыть один из самых страшных вирусов XX века, интересовалась наукой с детства, особенно хорошо ей давались точные науки. Проведя несколько лет в Сорбонне, Франсуаза устроилась на неполный день в научно-исследовательскую лабораторию, продолжая и учиться, и искать себе подходящее место работы на будущее.

В конце концов её приняли в институт Пастера, где исследовательница начала работать с ретровирусами, в частности – с Т-лимфотропным вирусом человека (ТЛВЧ), тяжёлым заболеванием, после заражения которым больные погибали за 3-4 месяца.

Ретровирусы – это РНК-содержащие вирусы, чьи гены могут смешиваться с ДНК носителя и становиться неотъемлемой частью генома клетки. Сейчас самый известный из этих вирусов – ВИЧ.

В 80-х в США началась эпидемия СПИДа. Первооткрыватель ТЛВЧ Роберт Галло предположил, что именно Т-лимфотропный вирус и вызывает СПИД, однако он ошибался.

Вирус, вызывавший СПИД, не провоцировал рост Т-лимфоцитов, а наоборот, уменьшал их количество, поражая иммунную систему.

В 1983 году Франсуаза Барре-Синусси и ее коллега Люк Монтанье выделили вирус иммунодефицита человека, положив начало серьезной борьбе с мировой эпидемией заболевания. Борьба эта всё продолжается.

«В 1983 году, когда мы выделили вирус, все думали, что эпидемия ограничивалась людьми, которых мы сегодня называем “ключевыми группами”. Вначале СПИД даже называли “болезнью четырёх Г”: геев, гемофиликов, героиновых наркоманов и гаитийцев. Это было большой ошибкой, ведь существовало и пятое Г – гетеросексуальное население», – говорит в одном из интервью Франсуаза.

Открытие Барре-Синусси и Монтанье в 2008 году принесло вирусологам Нобелевскую премию и стало решающим для поиска лекарств, позволяющих ВИЧ-инфицированным по крайней мере вести нормальную жизнь.

В 2015 году Барре-Синусси объявила о завершении научной карьеры, однако она продолжает выступать на конференциях в поддержку инициатив по поиску эффективных лекарств для ВИЧ-инфицированных.

Источник: Просветительский медиа-проект Newtonew