Профессор Орегонского университета Чжао Юн родился и вырос в Китае. Он изучил все особенности национального обучения и сравнил его с западным. И сделал неожиданные выводы. Основное зло, по мнению Юна, в авторитаризме, который давно и прочно сковал всю учебную систему (здесь профессор проводит параллели с Россией и Сингапуром).

Анна Дозорцева

 

«Дух образования в сегодняшнем Китае рождён двухтысячелетней историей имперских экзаменов», – пишет Чжао Юн в своей книге «Кто боится большого злого дракона? Почему в Китае лучшая (и худшая) система образования в мире». – Китайское образование обеспечивает превосходные итоги тестирования – краткосрочный результат, которого можно достигнуть благодаря механическому запоминанию и тяжёлому труду, но, как и само китайское правление, оно не формирует самобытных и творческих граждан, новаторских дарований».

В этом же кроется разгадка того, почему китайские студенты в случае провала никогда не винят преподавателей, но зато ищут причины неудач в самих себе.

Система «кэцзюй»: как воспитать послушного гражданина

Экзамены в сунской столице Кайфыне / Фото: Wikimedia Commons

Китайцы – очень работоспособная нация. Чжао Юн считает, что это качество – не просто приятная характеристика, а жизненная необходимость. Двадцать веков назад единственным способом «выбиться в люди» в Китае был имперский экзамен – испытание, для которого нужно было заучивать формулировки и определённую структуру ответов. В погоне за формой у китайских студентов не было возможности сосредоточиться на содержании. И это заставляло Китай, так гордившийся своей дисциплиной, отставать в других вопросах: «…в основу изучения природных явлений могли лечь только спорадические наблюдения, и китайским открытиям не было дано достигнуть уровня современной науки, которая вся построена на математике и контролируемых экспериментах».

Система «кэцзюй», которая требовала полного повиновения, полностью лишала людей творчества. Китай наполняли послушные «государственные деятели», которые, по сути, не умели ничего – только успешно сдавать экзамены в угоду правительству. Более того, Чжао Юн считает, что именно «кэцзюй» стала косвенной причиной, по которой в Китае так и не произошла промышленная революция.

Чем опасна Америка для китайского образования

Юн Вин, первый китайский выпускник американского университета / Фото: Wikimedia Commons (Fred Hsu)

В 1872 году Юн Вин, первый китаец, который получил образование на Западе, отправил корабль с тремя десятками китайских подростков в США. По программе Китайской образовательной миссии более сотни китайских юношей должны были пройти обучение в Америке. Юн Вин задумал хитрость: отправляя детей в Америку, он рассчитывал, что они сумеют перенять западные технологии и укрепить положение Китая в мире, особенно во время войны.

Но всё пошло не по плану: подростки увлеклись (неслыханная дерзость!) «американским» спортом: бейсболом, футболом и хоккеем, начали ухаживать за девушками, а некоторые даже отрезали свои «конфуцианские» косички. Китайские студенты со временем потеряли свою национальную идентичность, и это ужасно рассердило чиновников цинского двора. Американское образование превратило студентов в независимых и свободно мыслящих людей – для Китая это было неприемлемо. В 1881 году студентов отправили на родину.

Слишком много научных статей

Выпускники китайского вуза / Фото: Shutterstock (atiger)

К концу XX века Китай наконец-то признал науку и инновации «движущей производительной силой». Чтобы превратить Поднебесную в страну инноваторов, в 2005 году правительство поставило себе цель войти в пятёрку стран по количеству зарегистрированных патентов и цитируемых статей. С этого момента все свои силы Китай вкладывал именно в эту гонку, и уже в 2012 году занимал третье место по количеству зарегистрированных патентов. Количество научных статей тоже впечатляет: с 20 тысяч в 1998 году они выросли до 116 тысяч к 2012.

Несмотря на официальное мировое признание, Юн Чжао не верит этой статистике. Бурный рост патентов, публикаций и докторов наукой объясняется всё той же гонкой Китая за звание «самой умной страны». Кроме того, выпускники вузов просто боятся не получить желаемые должности, для которых научные публикации – одни из обязательных условий. Поэтому в Китае ещё и много плагиата.

 

Почему в Китае нет нобелевских лауреатов

Урок в китайское школе / Фото: Shutterstock (LP2 Studio)

«Среди миллиарда людей, получивших образование на материковой части Китая начиная с 1949 года не было ни одного нобелевского лауреата», – пишет в своей книге профессор Пекинского университета и автор книги «Патология китайского образования» Чжэн Ефу. Одновременно с этим международное образовательное тестирование PISA назвало Китай мировым лидером по уровню знаний в математике, чтению и естественным наукам.

Чжао Юн считает иначе: результаты теста говорят лишь о том, что китайские школьники блестяще готовы к конкретной форме экзаменов, а именно – к тесту. Умение правильно отвечать на вопросы превращает их в роботов, идеально подходящих для работы в государственной системе. При этом уничтожаются ненавистные китайским правительством оригинальность мышления и нонконформизм – всё, что так необходимо для великих научных открытий и разработки проектов.

Постоянный стресс

Вузов в Китае больше 2000, но котируемых государством совсем немного. Некоторые китайские компании даже не стараются скрыть, что берут на работу лишь выпускников определённых учебных заведений. Кроме того, есть система ранжирования классов и учеников. Последних, к слову, тестируют буквально каждый месяц. После каждого тестирования школьникам дают новые характеристики.

Чжао Юн считает систему регулярного тестирования несправедливой и необъективной: из-за плохих показателей китайские школьники постоянно в стрессе.

Так что не так с образованием в Китае

Фуданьский университет. Входит в альянс из девяти элитных вузов Китая / Фото: Shutterstock (EQRoy)

Пытаясь развенчать мифы о «лучшей в мире системе образования», Чжао Юн сделал вывод, что китайское образование держится на трёх основных китах: страх, ложь и непрерывная зубрежка. И приводит следующие аргументы:

  • Система не предусматривает индивидуального подхода: учеников готовят к успешной сдаче тестов, а на развитие творческих способностей времени не остаются.
  • Такие экзамены, как аттестация PISA, оценивают лишь когнитивные навыки учеников. А жизненный успех зависит ещё от коммуникабельности и других социальных навыков.
  • Подготовка к тестам учит школьников угадывать правильные ответы и формулировать их таким образом, чтобы экзаменаторы остались довольны. Такой подход не оставляет места для развития творческих способностей.

В своей книге Чжао Юн подробно описывает одну из лучших школ Китая – «фабрику подготовки к тестам» – среднюю школу Маотанчан. Стоимость обучения в ней около 6 000 долларов в год. В 2013 году годовая плата за эту школу была приблизительно равна годовому доходу жителя Шанхая – самого богатого китайского города.

Академическая нагрузка у учеников здесь в три раза больше, чем в обычной школе. На территории поселения запрещено строить увеселительные заведения, так как школьники ни в коем случае не должны отвлекаться от учёбы. Повсюду стоят видеокамеры, а преподаватели могут в любой момент войти в класс и даже в комнату ученика. Один из учеников в своём интервью назвал школу Маотанчан «адом на пути в рай».

Источник: «Мел»