Продолжаем публиковать рассказы студентов об их опыте заграничного образования. О том, как переехать вместе с семьей во Францию и начать карьеру в области социальных наук, изучая людей и роботов рассказала Дарья Морозова.

Дарья Морозова 
Возраст: 26 лет 
Уровень: PhD
Университет: HEC Paris 
Специализация: организации и HR

 

Идея

Поехать учиться за границу мне хотелось еще в школе: всегда было интересно, как что устроено у других. После 11-го класса мне посчастливилось получить стипендию и попасть на годовую программу обмена в Германию, и я подумала, что когда-нибудь поучусь за рубежом еще. Когда я училась на втором курсе в РГПУ им. Герцена, я выиграла семестр по обмену в США и загорелась идеей после окончания университета уехать жить туда – правда, первые несколько месяцев в Штатах вне университетской среды оказались разочарованием, и я вернулась в Петербург учиться в магистратуре. Я поступила в Высшую школу менеджмента СПбГУ, чтобы получить совсем другие навыки (после Герцена я была учителем начальной школы и английского языка), и стала задумываться о научной карьере в области социальных наук. Тогда же я узнала о существовании HEC Paris, престижной бизнес-школы, куда многие однокурсники хотели попасть на семестр по обмену, однако конкретных планов на поступление куда-либо я пока не строила. Они возникли спустя год после окончания магистратуры, когда мужу предложили позицию постдока во Франции и у нас появилась определенность с местом жительства на ближайшие несколько лет. Так область моих поисков сузилась до Франции, и я сразу выбрала HEC Paris.

Сейчас я здесь на первом году обучения, остается еще три – на написание и защиту диссертации. HEC – один из лидеров бизнес-образования в Европе, и мне хочется получить научную степень, с которой можно найти работу и заниматься исследованиями в области менеджмента в любом сильном университете.

Уехать во Францию было не очень сложно: год до отъезда в Париж я провела в Израиле, и этот год стал своего рода буфером, когда я привыкала к тому, что больше не живу в Петербурге. Уезжать в Израиль было сложнее: пришлось научиться работать удаленно, жить в небольшом городе и строить социальные связи заново, привыкая к другой культуре. Поэтому переезд во Францию был возвращением в Европу и, скорее всего, прошел немного легче, чем если бы я уезжала напрямую из России.

Поступление

Поступить в HEC трудно: из обеих волн (зима и весна) принимают всего 11−12 кандидатов, которые получат полный грант на обучение и стипендию, покрывающую расходы на проживание, – то есть поступить и не получить финансовую поддержку невозможно.

Процесс поступления был достаточно стандартным: нужно заполнить заявку онлайн и отправить сертификаты международных экзаменов напрямую в университет. Нужны два типа сертификатов: первый – общий для post-graduate образования (например, GMAT и GRE), а второй – о знании английского языка, без которого в некоторых случаях можно обойтись. Например, преподавание на моей магистерской программе велось исключительно на английском, и подтверждение тому освобождало от подачи сертификата IELTS или TOEFL. Подготовка и сдача GRE и подача заявки заняли у меня два с половиной месяца.

Самое трудоемкое – именно заявка, мне потребовалось на нее куда больше сил, чем на подготовку к экзаменам. Во-первых, нужно было заполнить достаточно подробную анкету – спрашивали и про средний балл в бакалавриате и магистратуре, и про опыт работы, и про опыт международных обменов. Кроме того, нужно подать переведенные скан диплома и выписку с оценками (это относительно просто, если диплом уже есть: можно было отсканировать его, не заверяя), резюме и минимум два рекомендательных письма от преподавателей. Правда, подаются они не напрямую – кандидат из личного кабинета на сайте отправляет ссылку рекомендателям, а они уже сами заполняют конфиденциальную анкету. Письмам уделяется большое внимание, и стоит попросить кого-то, кто хорошо знаком с тем, как вы себя ведете в академической среде, и может по-честному написать не только о ваших достоинствах, но и о недостатках. У меня получилось три письма – я решила перестраховаться и попросила своего научного руководителя из магистратуры ВШМ СПбГУ и двух преподавателей оттуда же.

После формальной части была еще часть относительно творческая. Это обязательные мотивационное письмо и три мини-эссе (почему хочется получить степень PhD, почему хочется сделать это именно в HEC и о предмете исследования), а также, если есть, пример научной работы. Сложнее всего для меня было написать мини-эссе: в них строгое ограничение по объему, всего 1000 знаков с пробелами, в которые должны вместиться очень конкретные идеи. Мои ответы пришлось несколько раз переписывать и нещадно резать. С мотивационным письмом справиться было легче – по нему строгих ограничений не было, но на построение связного рассказа о себе, своих достоинствах и интересах мне понадобилось недели две. Дальше оставалось только заплатить небольшой сбор за подачу анкеты, дождаться, пока результаты GRE придут в университет, и надеяться на приглашение на собеседование.

Если заявка проходит, с кандидатом проводят собеседование сотрудники кафедры. К нему дают подготовиться: нужно прочитать пару публикаций будущих коллег и приготовить небольшую презентацию о вопросах исследования, которыми можно задаться далее. Еще на собеседовании разговор шел о мотивации, планах на будущее и моем представлении о том, что такое учеба в аспирантуре и занятия наукой. Было очень волнительно – мне показалось, что на некоторые вопросы я ответила не так хорошо, как мне бы хотелось, но все обошлось.

Обучение

Обучение в аспирантуре строится в первую очередь на самостоятельной работе. По правилам университета за первый год обучения нужно набрать минимум 260 академических часов. Моя программа на этот год заполнена максимально, я набрала курсов на 320 очных часов. Это значит, что в университете я могу появляться два-три раза в неделю на семинарах, а в остальное время работать откуда угодно. Кажется, что свободного времени должно быть много, но это не так. Например, на подготовку к одному семинару легко может уйти несколько дней: нужно внимательно прочитать статьи, подготовиться к их обсуждению и разобраться в возникших вопросах. По окончании курсов экзаменов обычно не бывает, вместо них мы пишем заготовки исследовательских работ, которые можно будет позже конвертировать в исследование и журнальную публикацию. Написание такой работы занимает около 30−40 часов чистого времени.

В конце первого учебного года нужно будет сдавать общий экзамен по профилю. Для подготовки к нему нужно прочитать около 120 статей в своей и смежных областях. Чтобы сдать его, мне придется написать еще одну аналитическую работу, основываясь на проблемах и теориях из статей, и пройти что-то вроде ее защиты – работу будут обсуждать и критиковать три преподавателя.

Кроме того, хоть это и не официальное требование, от аспирантов ожидается работа по поиску своей темы, научной ниши. Я стараюсь читать как можно больше дополнительной литературы, чтобы было легче писать план исследования в следующем году. В этом помогают разнообразные по тематике курсы, которые предлагаются аспирантам: значимые и оригинальные идеи часто возникают на стыке двух областей.

Для меня основное отличие в учебном процессе по сравнению с Россией состоит в подходе к системности знания. Если в России каждый курс начинался с того, что давались основные понятия, база, то здесь ты погружаешься сразу в конкретику, а то, чего не хватает для полноты картины, нарабатываешь самостоятельно. При этом в такой системе больше свободы – можно более тщательно выбирать, чему учиться, а что оставить без внимания.

Помимо основной учебной нагрузки, у меня есть два проекта. Во-первых, я разрабатываю программу исследования взаимодействия людей и не-людей – роботов, чат-ботов, голосовых помощников и так далее. Мне интересно узнать, как меняются отношения в группах, состоящих из людей и, например, роботов, в зависимости от того, какую роль там играет робот (оценщика, помощника, контролера и так далее), и сказывается ли это на качестве работы. Моя основная задача – разработать эксперимент, который бы позволил четко оценить такие отношения и изменения. Во-вторых, в июне я хочу попасть на конференцию, посвященную организационным изменениям, и готовлю план полевого исследования о внедрении искусственного интеллекта в ежедневные организационные процессы и о влиянии на эти процессы предубеждений об автоматизации. Кроме того, я хочу провести серию экспериментов о том, как настойчивость и упорство связаны с адекватностью самооценки, и пытаюсь найти под этот эксперимент теоретическую базу.

Быт

Мы снимаем квартиру в небольшом доме в центре Орсе – это один из крупных городов университетской агломерации к юго-западу от Парижа. Здесь, конечно, не так весело, как в Париже, но значительно дешевле и есть где погулять на природе. До университета я добираюсь на прямом автобусе за 20 минут, а до центра Парижа на метро около получаса. На мой взгляд, по сравнению с кампусом жить в даже небольшом городе удобнее: лучше транспорт, вокруг много магазинов и кафе.

Если пересчитывать цены в рубли, то, конечно, кажется, что дорого, но я пытаюсь этого не делать – все же стипендию платят в евро, и я в первую очередь ориентируюсь на соотношение доходов и расходов. Аренда комнаты на кампусе обходится примерно в 700 евро, а однокомнатной квартиры в пригороде – около 800 евро с учетом коммунальных услуг и интернета. На питание дома или в университетской столовой уходит примерно 60 евро в неделю, если не экономить. Мне хватает стипендии и на жилье, и на жизнь, и на развлечения, также я могу позволить себе путешествовать по Европе – правда, я всегда ищу дешевые билеты и акции.

Статус студента дает довольно много привилегий, но их количество зависит от возраста. Например, до 25 лет включительно по студенческим билетам можно попасть в большое количество музеев бесплатно и купить проездной билет на год с огромной скидкой, а до 29 лет – получать льготы на обязательную студенческую страховку. Практически все студенты во Франции имеют право на выплаты от правительства на аренду жилья, это около 1500−2000 евро в год в зависимости от нескольких критериев. Мне доступны не все льготы в силу возраста и семейного положения, но я стараюсь находить доступные предложения – например, мой счет в банке обслуживается бесплатно, и я хожу на курсы живописи, за которые плачу всего 16 евро в год за членство в ассоциации.

Планы

Для меня очень важна разница в восприятии социального статуса аспиранта. В России я часто сталкивалась с предубеждениями вроде «в аспирантуру идут, чтобы не служить, если не могут найти работу» и тому подобным. Здесь же к аспирантам (которых, кстати, называют докторантами) относятся очень уважительно: их не много, и в понимании окружающих, чтобы поступить в аспирантуру и учиться в ней, нужно много и старательно работать. Поэтому мои планы на ближайшие пару лет – читать, писать, пытаться публиковаться и переписывать статьи. От того, насколько я буду успешна в публикациях, зависит уровень университета, в который я смогу устроиться на работу. Хочется построить академическую карьеру, заниматься исследованиями и преподавать в ведущем вузе, потому и планы в основном рабочие. А так – еще хочу подтянуть французский и разобраться наконец в классической музыке.

Источник: Журнал «Теории и практики»