12 мая первый памятник Тадеушу Костюшко торжественно открыли на его родине в Беларуси, на территории мемориального музея-усадьбы в урочище Меречевщина. В те же дни я гостил в польском Кракове и посетил  величественный  курган  Костюшко тридцати четырех метров высоты, сооруженный на трехсотметровом холме  в окрестностях города после смерти  Костюшко почти два столетия назад.

К этой дате, кстати, обновлена и экспозиция, расположенного там же на кургане музея, неотъемлемой частью которой теперь являются восковые фигуры персонажей тех лет. Среди них фигура  Джорджа Вашингтона, который называл известнейшего в мире поляка- почетного гражданина Соединенных Штатов и революционной Франции своим «русским другом». Масштабы увековечения его памяти в мире беспрецедентны. Его именем названы высочайшая вершина Австралийского континента, остров в штате Аляска, город в штате Миссисипи, один из округов в штате Индиана, десятки улиц различных городов.  В том числе и в России, с которой белорусско- польский герой воевал, есть  улица Костюшко в Московском районе Санкт Петербурга и расположенная там же больница.

Хотя многими биографами Костюшко принято относить к польскому дворянскому роду, он русского происхождения из Волынской земли, входившей в состав Великого княжества Литовского и Русского. Его прадед носил имя Константин и был составителем дипломатических документов (нотарием) при дворе великого князя Жигимонта. Князь его любил и называл Костюшкой, неосознанно дав, таким образом, родовую фамилию. Рассказывают, что когда в 1746 году будущий герой родился, его отца не было дома и мать Текля (Фекла) Ратомская, будучи униаткой, окрестила сына Андреем.

Однако отец был истым католиком и, возвратившись домой,  схватил младенца и повез его в костел, откуда недавно названный Андреем, возвратился, имея экзотическое имя Тадеуш Бонавентура. Сына отец хотел видеть по собственному подобию – католиком и военным.

Поэтому вначале его  определяют в школу одного из монашеских орденов, а в 1765 г. в только что открывшуюся Рыцарскую школу кадетов. В этой школе Тадеуш специализируется   на военной инженерии и вскоре получает у товарищей кличку «швед из под Бреста». По примеру Карла XII он встает в четыре утра и, чтобы быстрее пробудиться, опускает ноги в кадку с холодной водой.  Школу он оканчивает с капитанскими погонами и наградной стипендией для продолжения обучения за границей.  Пять лет он проводит во Франции, обучаясь инженерному искусству, фортификации, артиллерии и тактике. Кроме того он занимается экономикой, а так же архитектурой, рисунком и живописью, посещая Королевскую Академию искусств в Париже.

В Польшу он  возвращается в 1774 году с идеями свободы совести, равноправия сословий и демократического устройства государства. Там он зачисляется в Польское войско, но конкретной службы у него нет: после недавнего первого раздела Польши армия существенно сокращена. Чтобы добиться протекции, он поселяется у давнего покровителя семьи влиятельного магната смоленского гетмана Сосновского, где  обучает его дочерей и влюбляется в одну из них – Людвику. Однако стоило ему попросить у покровителя руки его дочери, как Тадеушу указывают на дверь: картины под названием «неравный брак» Сосновский видеть не желает.

Однако «швед из-под Бреста» очень упрям и предлагает Людвике обручиться вопреки воле отца. Та соглашается. Костюшко разрабатывает целую «войсковую операцию»: договаривается с ксендзом, собирает свадебную дружину приятелей и назначает место тайной встречи. Однако этот план становится известен слишком многим, о нем знает даже король Станислав Понятовский. В итоге все срывается и Костюшко сбегает за пределы страны.

В это время Американские штаты начинают войну за освобождение от английского владычества. Франция принимает сторону мятежных колоний и набирает туда офицеров-волонтеров. Одним из них оказывается Костюшко. В Америке Конгресс назначает его в действующую армию инженером в ранге полковника. Очень скоро у него появляется возможность отличиться: он строит на реке Гудзон фортификационные сооружения и тем самым вносит серьезный вклад в победу американцев в 1777 году под Саратогой, когда в плен сдаются 6 тысяч англичан.  Тадеуш быстро становится известным  и Главнокомандующему Республиканской армией Джорджу Вашингтону. Тот делает его адъютантом и поручает строительство к северу от Нью-Йорка крепости Вест Пойнт. Костюшко за два с половиной года создает самую мощную крепость Америки, которую англичане штурмовать не рискуют. Здесь долго размещается штаб американской армии, а в 1802 году открывается Военная Академия США, где и по сей день обучающиеся курсанты отдают честь бронзовому памятнику Костюшке.

В ходе войны Тадеуш знакомится и с Томасом Джефферсоном, с которым будет дружен до конца жизни. В 1783 году Конгресс присваивает ему американское гражданство, звание бригадного генерала и право на получение 12800 долларов. Правда, денег в казне нет, и выплата суммы откладывается. Зато из рук будущего первого Президента Америки он получает перстень, два пистолета и шпагу с надписью: «Америка и Вашингтон своему другу Т. Костюшко».

В  это время на его родине нарастает недовольство первым  разделом Речи Посполитой. Костюшко возвращается туда и примыкает к партии либеральных патриотов. Он приезжает в Польшу не только обогащенным военным опытом, но и личностью, имеющей совершенно иную, чем прежде, систему координат. Близость к Вашингтону и Джефферсону приводит его к пониманию основ формирования освободительной армии. Это – вольные граждане, не подвластные религиозным и социальным различиям. Это –  преодоление  присущего шляхте пренебрежения к физическому труду. Собственно физическим трудом Костюшко и занимается в наследственном имении. Прославленного генерала принимает король, но только через пять лет по рекомендации сейма присваивает ему чин генерал-майора и назначает командующим дивизией на юге Брестского воеводства.

 В мае 1791 года партии, к которой примкнул Костюшко, и «радикальным реформаторам» удается добиться принятия сеймом новой Конституции.

О ней сообщили европейским дворам, «забыв» при этом известить Екатерину II. Та была разъярена, но до заключения Россией мира с турками от резких шагов воздержалась. Ей нужна была «оппозиция», и «агенты влияния» внутри Речи Посполитой, кого можно было бы защитить силой оружия. И такой «рояль в кустах», конечно, нашелся. Трое польских магнатов – вожаки консервативной партии собрались в местечке Тарговицы и провозгласили «Тарговицкую конфедерацию республиканских свобод». Составленный акт был отредактирован лично Екатериной II и в день его провозглашения  стотысячное русское войско для «защиты республиканских свобод» вошло на территорию Речи Посполитой. Вскоре  начала интервенцию и Пруссия. Первый бой Костюшко принимает под Дубенкой, где его  6-тысячная дивизия противостоит 30-тысячному русскому корпусу генерала Каховского. В течение пяти часов русские  потеряли две тысячи солдат, но захватить укреплений, сооруженных на берегу Буга так и не смогли. Эта победа ничего не могла изменить  хода военных действий, но в одночасье сделала  Костюшко любимцем армии.   После того, как Король Станислав Понятовский – любовник Екатерины II  поспешил присоединиться к конфедерации Костюшко и ряд других офицеров в знак протеста подают прошение об отставке.

Портрет Костюшко кисти Казимежа Войняковского

По мере того, как русские войска продвигались вглубь Речи Посполитой, шляхта угрозами принуждается к присоединению к конфедерации. Все реформы сейма отменяются, вводится цензура книг, газет и журналов. Казнь в Париже Людовика XVI подталкивает Екатерину II  покончить с революционной заразой вблизи границ империи. Осуществляется второй раздел Речи Посполитой между Россией и Пруссией. России отходит северо-восточная часть Виленского и восточная часть Брестского и Волынского воеводств, а также Минское, Киевское, Брацлавское и Подольское воеводства. На долю Речи Посполитой остается менее 4 тысяч квадратных миль территорий с населением 4 миллиона человек.

Для всех совершенно очевидно, что на роль лидера восстания не может претендовать ни кто-либо из магнатов, ни тем более король, примкнувший к марионеточной торговицкой группировке, поэтому она отдается Костюшке. 24 марта 1794 г. на центральной площади он перед полками и толпой принимает присягу диктатора, поставив условие: «За одну лишь шляхту я сражаться не буду, хочу свободы для всего народа и только ей посвящу свою жизнь». Через несколько дней в битве под Рацлавицами он одерживает победу над пятитысячным русским войском. Восстание охватывает большую часть земель Речи Посполитой и Курляндию. Костюшко оказался верен своей присяге и в мае издает Полонецкий универсал об освобождении крестьян. Каждый     крестьянин получал личную свободу и защиту от помещичьего произвола. Костюшко опирается на опыт американской войны и французской революции, изменив ее лозунг «Свобода, Равенство, Братство» на «Свобода. Целостность. Независимость», но он вряд ли до конца понимал, что восстание подчиняется собственным законам, а плодами революции пользуются не те, кто ее начинал. Возможно, его ждала бы судьба Робеспьера; во всяком случае логика событий влекла его именно по этому пути. В стране раскручивается маховик террора – идет расправа с «продавшимися русским», с присоединившимися к Тарговицкой конфедерации.  Повстанцы вешают их повсеместно и в массовом масштабе. После капитуляции Кракова толпа в Варшаве потребовала казни лидеров консервативной партии, уже сидевших в тюрьме. Власти ответили отказом, и тогда  толпа ворвалась в тюрьму и совершила самосуд. Вспоминать об этих событиях биографы Костюшко очень не любят, предпочитая создавать мифологизировано- идеальный облик героя. Что тут скажешь? Ведь и биографы Суворова не любят вспоминать о взятии им 4 ноября правобережной части Варшавы Праги, сопровождавшейся кровавой резней мирных жителей.

За  две недели до взятия Варшавы был разгромлен  и корпус Костюшко, а его командующий с тяжелым ранением оказался в плену. Сопровождавшему его премьер-майору Титову был вручен секретный приказ: «Главного польского бунтовщика Костюшко с его секретарем Немцевичем и адъютантом Фишером отправить в Санкт – Петербург. А как сей секрет есть великой важности…для того везется под чужим именем…что это есть раненый в Варшаве господин генерал-майор и кавалер Милошевич, на имя которого и подорожная прилагается». В Петербурге Костюшко был помещен в Комендантский дом Петропавловской крепости. Поскольку состояние заключенного было тяжелым и он не мог ходить, полгода спустя его переводят сперва под надзор лейб-медика в дом Штегельмана на набережной Мойки, а затем в Мраморный дворец князя Григория Орлова, на котором теперь установлена мемориальная доска, сообщающая нам, что здесь проживал «польский государственный деятель, руководитель национально- освободительного восстания».

17 октября 1796 г. императрица умирает. Уже на следующий день Павел I, осудив разделы Польши, интересуется здоровьем Костюшко и вскоре посещает его вместе с сыном Александром в Мраморном дворце. Судя по всему, он симпатизирует Тадеушу и предлагает ему свободу в обмен на присягу в верности. Костюшко, подумав, соглашается, поскольку от его решения зависит не только собственная судьба, но и жизнь друзей и земляков. Своим указом Павел освобождает около 20 тысяч польских повстанцев, в том числе около 14 тысяч сосланных в Сибирь и дарит Костюшко имение в России с тысячей крепостных душ. От этого подарка недавний узник отказывается и ему выплачивают его стоимость – 60 тысяч, разрешая выезд в Америку, которую тот считает второй родиной.

Накануне отъезда Костюшко в мундире генерала американской армии наносит визит Павлу I. Как пишут, перед подъездом Зимнего дворца его ожидала каталка Екатерины II, в которой его вносят к императору, ожидающего его в окружении семьи. Императрица преподносит польскому герою вышитый ею кошелек с векселем на три тысячи дукатов, токарный станок и оникс с изображением царской семьи.

Костюшко отправляется в Америку.  Конгресс дарит ему 500 акров земли в штате Огайо, и он наконец получает причитающуюся ему за участие в войне сумму, которая с набежавшими за эти годы процентами составляет 18 940 долларов. Первоначально он намеревается остаться в Америке, но девять месяцев спустя под вымышленным именем отъезжает в Париж. Похоже, единственным человеком, посвященным в его планы, был ставший вице-президентом Соединенных Штатов Томас Джефферсон. Ему же специальным завещанием он оформляет основную часть полученных за участие в войне денег. В 1826 году в штате Нью Джерси на эти деньги откроют школу для негритянских детей его имени.

Испытывая надежду на еще революционного Наполеона, Костюшко посылает Павлу I отказ от присяги на верность и возвращает 12 тысяч рублей. Летом 1799 г. с Костюшко встречается возвратившийся из Египта Бонапарт. Однако никаких плодов эта встреча не приносит: после переворота 18 брюмера прямодушный Костюшко повсюду называет Наполеона «могильщиком республики».  Он дистанцируется от участия в создании Княжества Варшавского, не поддерживает польских общественных деятелей, связывающих надежды на возрождение Речи Посполитой с русским походом Наполеона и отходит от политики.

После разгрома Франции князь А.Е. Чарторыйский в 1815 году сводит его с Александром I. На приеме в Париже русский самодержец, вместе с братом Константином ведут Костюшко под руки через толпу со словами: «Дорогу великому человеку!». Костюшко излагает императору условия потенциального сотрудничества: амнистия всех поляков, служивших Наполеону, избавление солдат от крепостной зависимости, полное освобождение крестьян в течение пяти лет и, наконец, коронация Александра I на польский престол с дарованием стране конституции, наподобие британской. Ответ императора был обтекаемым и в высшей степени туманным.  Александр I приглашает Костюшко на Венский конгресс, посвященный устройству посленаполеоновской Европы, и пытается убедить его вернуться в Польшу, возглавив администрацию Царства Польского. Но, поняв, что Речь Посполитая в границах 1772 года восстановлена не будет, он на этот шаг не пошел, а уехал вместе с другом-послом на его родину  в Швейцарию, где вел непубличную жизнь. В 1817 году, в возрасте 71 года, Тадеуш Костюшко умер, незадолго до смерти освободив принадлежавших ему крестьян. Кстати, здесь, в Швейцарии, белорусами совместно с поляками ему недавно тоже установлен памятник.

Александр Евлахов – главный редактор, кандидат исторических наук