В этом году исполнилось 90 лет со дня рождения Сергея Капицы, физика, популяризатора науки, автора и ведущего телепрограммы «Очевидное – невероятное» и педагога, много лет посвятившего развитию образовательных технологий в стенах московского Физтеха.

Ксения Цветкова

В последний раз программа «Очевидное – невероятное» вышла в телевизионный эфир в мае 2012 года. Она существовала сначала на советском, а потом российском телевидении с 1973 года – феноменальный долгожитель. Автором и бессменным ведущим этой программы был профессор Сергей Капица; в 1980 году он получил за нее Государственную премию СССР, а в 2008 году – специальный приз ТЭФИ за личный вклад в развитие российского телевидения. Для сотен миллионов людей, на протяжении более чем трети века смотревших эту программу, Сергей Петрович был «ученым с экрана» и сыном гениального Нобелевского лауреата Петра Капицы. А на самом деле?

Вне телестудии Капица продолжал оставаться ученым, создателем феноменологической математической модели гиперболического роста численности населения Земли, автором многих изобретений и открытий. Помимо научной и популяризаторской деятельности он одним из первых в Союзе начал заниматься подводным плаванием, интересовался проблемами взаимосвязи науки и общества, стал героем песни Высоцкого, имел собственный взгляд на развитие науки, российской системы образования и культуры.

Сын

Портрет Ивана Павлова. Фото: 1941 год, Фотохроника ТАСС

Сергей Капица-младший родился в Англии: его отец – Петр Капица – с 1921 по 1934 год занимался наукой в Кембридже, в лаборатории Эрнеста Резерфорда, известного британского физика и Нобелевского лауреата. Первые годы жизни он провел в Лондоне, где до сих пор сохранился Капица-хаус, возведенный по заказу Петра Леонидовича. Там же, в Лондоне, Сергей был крещен, а крестным отцом стал физиолог Иван Павлов.

Советское правительство к середине 30-х годов начало предпринимать решительные шаги по возвращению «загостившихся» за рубежом советских ученых. Кроме того, оно было обеспокоено связью Капицы-старшего с английскими бизнесменами (лабораторию Капицы в Кембридже построили на средства промышленника и филантропа германского происхождения Людвига Монда). В 1934 году, когда Капица в очередной раз приехал навестить мать и принять участие в конгрессе к 100-летию Дмитрия Менделеева, советская власть внезапно запретила ему выезжать из страны. Анне Алексеевне, жене Петра Леонидовича, пришлось возвращаться к детям в Великобританию без мужа. Взамен британской лаборатории для Капицы создали «золотую клетку» – Институт физических проблем на Воробьевых горах. В январе 1936 года Анна Алексеевна перевезла детей, Сергея и Андрея, в Москву, и с тех пор семья жила в России.

Академик Петр Капица во время лекции

Сергею Капице исполнилось 13, когда началась Вторая мировая. Семья переехала в Казань, куда перевезли институт отца. В Казани он учился экстерном, за два года окончив четыре класса. Там же Сергей увлекся астрономией и несколько раз принимал участие в в экспедициях Радиевого института по поиску нефти. В 1943 году он вернулся в Москву со своей тетей и без экзаменов, на основании лишь одного аттестата, поступил в Московский авиационный институт. Позже вспоминал: «В дипломе у меня указана специальность – самолетостроение. Одним из моих курсовых проектов была разработка катапультируемого сиденья самолета, которое выбрасывалось за счет тяги ракетных двигателей. Пилота не выстреливали как из пушки, со страшной ударной нагрузкой на позвоночник, а размещали позади сиденья две пороховые ракеты, которые в гораздо более спокойном темпе выносили сиденье из кабины. Я разобрался в работе пороховых ракет и спроектировал такое сиденье, и сейчас этот подход лежит в основе технологии спасения летчиков в аварийных ситуациях. При расчете таких катапультируемых сидений необходимо знать предельные перегрузки, переносимые человеком. Для этого мы обратились к немецким данным, полученным при опытах на советских военнопленных».

Ученый

В 1949 году Сергей Капица закончил МАИ – началась его научная карьера. В 1953 году он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Исследования магнитных свойств горных пород при механических напряжениях» в Геофизическом институте Академии наук. Далее было увлечение подводным плаванием, многочисленные поездки за рубеж, в том числе – большое путешествие по Австралии с лекциями и аквалангом, а также месяц в Америке, где Капица попытался посетить как можно больше лабораторий.

Сергей Капица с сотрудниками одной из лабораторий Института физических проблем АН СССР. Фото Анатолия Морковкина / Фотохроника ТАСС

В 1973 году Капица опубликовал «Жизнь науки» – собрание предисловий и введений к основополагающим научным трудам, которое иллюстрировало путь развития науки от Коперника и Везалия до наших дней. Книга стала предпосылкой появления телепередачи «Очевидное – невероятное». В одном из своих интервью Капица вспоминал о работе над книгой: «Самое длинное и абсолютно современное предисловие, которое есть в книге „Жизнь науки“, принадлежит Кеплеру: на 20 страницах он рассуждает о Боге, о соотношении науки и религии. О том, что Богу – Богово, кесарю – кесарево, а ученым – знание. Еще о Боге много писал Коперник, он адресовал свое предисловие Папе Римскому и составил его так хитро, что 70 лет его сочинение не запрещали. Позже, при издании моей книги, возник вопрос, с какой буквы писать слово „Бог“ – с прописной или со строчной. У меня везде, где надо, Бог написан с большой. Такой же спор был у Солженицына с цензурой, это описано в его книге „Бодался теленок с дубом“, и он проиграл, а мне удалось каким-то образом оставить прописную „Б“».

Популяризатор

Программа «Очевидное – невероятное», ориентированная на широкую аудиторию, выходила на советских и позже российских экранах почти 40 лет. За это время телеканалы менялись несколько раз: Капица не соглашался с конъюнктурной политикой, называя ее «мыльно-сериальным кризисом на телевидении». Однажды этот вопрос он поднял на заседании кабинета министров (в начале 2000-х): «Если вы будете продолжать такую политику в отношении общественного сознания, у нас будет страна дураков, вам этой страной будет легче править, но будущего у такой страны нет». Тогда заместитель председателя правительства Виктор Христенко, подводя итог, сказал: «Я могу согласиться с мыслями профессора Капицы, но не могу согласиться с его формулировками».

В советское время программа «Очевидное – невероятное» имела высокую для научно-образовательных программ популярность. Тогда любое публичное выступление о науке сопровождалось цензурными ограничениями: нельзя было рассказывать о закрытых исследованиях. Гостелерадио в лице Сергея Лапина дало Капице добро на цензурирование передачи самому, и Капица лично принимал решение о том, что можно и чего нельзя.

Помимо науки, техники и изобретений в передаче также освещались философские и культурные темы, делались прогнозы на будущее. Для Капицы была важна возможность искренне говорить с публикой и гостями передачи о проблемах науки и общества, безопасности человечества и т.д. Возможно, именно поэтому область его научных интересов постепенно перешла от физики и математики к демографии и глобальным угрозам.

Несмотря на то что Капица в 30 лет стал доктором наук, академическое сообщество, в том числе и отец, относилось к программе довольно скептически – тогда считалось, что выступления на телевидении ставит крест на научной карьере (с подобным же отношением, кстати, столкнулся в свое время и другой известный популяризатор науки – Карл Саган).

Преподаватель

Сергей Капица и Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург. Фото: ИТАР-ТАСС / Григорий Сысоев

Сергей Капица пришел преподавать в Физтех в 1956 году – тогда институту было всего пять лет от роду. В это время происходило становление МФТИ и методик, которые сейчас называются «системой Физтеха». Привлечение талантливой молодежи со всей страны, опора на кадры базовых научно-технических коллективов, индивидуальный подход к школьнику, а затем студенту, вопросы по выбору – все это появилось и утвердилось на ведущей кафедре Физтеха, кафедре общей физики, под началом Сергея Петровича (руководить ей он начал в 1965 году).

Тренды в образовании Капица впитывал в том числе и за рубежом и все, что считал полезным, затем привозил в Физтех. Благодаря Капице появились новые учебники – Берклеевский курс физики, термодинамика Киттеля. Отличительная черта и давняя традиция Физтеха – «вопрос по выбору студента» на экзаменах – тоже был введен во времена руководства Сергея Петровича. Он вообще считал, что главное – научить студента не знанию, а пониманию. Тогда решили, что «вопрос по выбору» – хорошая возможность для студента как можно раньше проявить свою научную склонность и самостоятельность, научиться работать с литературой, делать доклады. Иными словами, подняться до уровня настоящего исследователя. И вот и по сей день молодые физтехи сами выбирают тему, приходят на экзамен с записями и конспектами и рассказывают все, что понимают в том или ином вопросе. Капица в своих интервью часто упоминал, что нелегко было научить этому студентов и преподавателей, но это была цель кафедры. И успехи физтеховского образования в немалой степени подтверждены мировым спросом на его выпускников.

Безусловной заслугой Сергея Петровича стало привлечение в Физтех больших ученых, академиков, создание творческой атмосферы, которую эти люди приносили с собой. Это образовывало прочную связь с институтами Академии наук, в которых и делалась вся тогдашняя наука, – взамен Физтех воспитывал новых академиков. Сергей Капица совершенно по-особенному решал кадровые вопросы на кафедре и никому этого не делегировал. Если взять тогдашние расписание занятий – лекции читали светила советской науки, весь высший свет, академики. Среди них, конечно, были очень талантливые лекторы – Гольбин, Рашба, Славатинский. Эта традиция продолжается и по сей день.

Источник: «Чердак»