Более 500 лет назад тридцатипятилетний Никколо Макиавелли начал делать первые наброски к законченной им в 1513 году книге «Государь». Эта книга обретет долгую жизнь и станет политтехнологическим пособием для решивших пройти испытание властью. Столько же лет будут длиться споры о том, какую задачу ставил автор: дать циничные советы правителям или открыть глаза их подданным?

Александр Евлахов

Среда обитания

Портрет Никколо Макиавелли. Художник Кристофано дель Альтиссимо

Констатация факта, что Никколо Макиавелли родился в 1496 году во Флоренции, не банальность. Реакция на нее соприкоснувшегося с историей Италии – иная: а где еще мог родиться величайший политтехнолог всех времен и народов, как не здесь и не в это время? Рим в первую очередь наследие античной империи. Флоренция – цитадель золотого века позднего средневековья. Все самое-самое появилось именно здесь. Один из семи городов-государств Италии Флоренция дала миру самые громкие имена. Родом отсюда крупнейший интеллектуал Леонардо да Винчи и Америго Веспуччи, именем которого названа Америка. Именно здесь трудились Микеланджело и Рафаэль. Здесь была самая процветающая культура и самая развитая торговля. Здесь была самая уважаемая денежная единица – флорин.

Наконец, здесь сформировался крупнейший олигархический клан Медичи, который со временем захотел иметь своих людей всюду – у власти и на папском престоле. И ему это удалось. Не случайно книгу «Государь» Макиавелли посвятил одному из семейства Медичи – Лоренцо. Хотя прообразом «Государя» был другой, не менее известный клан Борджиа. Любопытно, что почти пять столетий спустя Марио Пьюзо, автор известной саги «Крестный отец», напишет не менее интересную книгу «Первый дон». Так он назовет Чезаре Борджиа, который в 1422 году стал папой Александром VI, и, судя по описанному, своими нравами мало отличался от разных  мафиози более позднего времени.

В общем, современнику этих событий Макиавелли было откуда черпать материал. Хватило знаний и для того, чтобы осмыслить происходящее. Сын образованного гуманиста, занимавшегося юриспруденцией, он получил прекрасное образование  во флорентийском университете. «Государь» – наиболее известное, но не единственное произведение Макиавелли.

Памятник Никколо Макиавелли в галереи Уффици, Флоренция

Многие события,  в том числе виденные им лично, Макиавелли описал в вышедшей в 1525 году книге «История Флоренции». Эта книга не просто исторический очерк, а философское осмысление взлетов и падений, исследование причин смены форм власти. «Страны, – пишет он, – обычно переходят – от порядка к беспорядку, а затем от беспорядка назад к порядку… поскольку умение влечет за собой покой, покой – лень, лень – беспорядок, беспорядок – разрушение. И, подобным же образом, из разрушения возникает порядок, из порядка – умение, из последнего – слава и благосостояние.

Система власти во Флоренции была по тем временам вполне демократической, но чрезвычайно запутанной. Лоренцо Медичи, по прозвищу Великолепный, который пришел к власти в год рождения Макиавелли, в течение двадцати пяти лет обеспечивал Флоренции стабильность и процветание. Если бы он сформулировал национальную идею своего правления, то по аналогии с российской триадой конца XIX века (православие–самодержавие–народность) эта формула выглядела бы примерно так: торговля–культура–просвещенный деспотизм.

Банкирский дом Медичи финансировал Папу и королей, представляя собой крупнейший финансовый институт Европы. Лоренцо был не только богатейшим человеком, но и едва ли не самым щедрым. Он раздавал приданое бедным девушкам, чтобы те могли выйти замуж. Он тратил деньги на покупку книг за границей и их перевод на итальянский язык. Он создавал в университетах кафедры философии и античности. При этом он сам писал стихи и музыку. Многие ученые, поэты, художники подолгу гостили во дворце Медичи. А великий Микеланджело и вовсе поселился там.

Пути к власти

Казнь Джироламо Савонароллы

В «Истории Флоренции» Макиавелли напишет: «Горе флорентийцам, которые не могут сохранить свою свободу и при этом не способны смириться с рабством». Это горе для граждан республики и для самого Макиавелли в период ее существования (с 1494 по 1512 гг.) обрело вполне конкретные формы.

Первым «горем» стал самоправозглашенный лидер республики священник Джироламо Савонаролла. Его правдоискательство в свое время сильно подкупило Великолепного и тот настолько  расчувствовался, что на излете своей карьеры пригласил этого в общем-то безумного монаха во Флоренцию. Харизматический священнослужитель (представлявший из себя нечто среднее между Жириновским с  его пламенными выступлениями на любую тему и Руцким с его чемоданами компромата) первое время очень сильно нравился флорентийцам, которые не пропускали ни одной его проповеди и буквально носили на руках. Вначале он назвал  французское вторжение 1494 года подтверждением своих пророчеств о неминуемой гибели, а потом объявил, что самое главное зло – это коррупция. И эту коррупцию он видел буквально во всем – и в чиновничестве, и в церкви, и в обществе.

Говоря современным языком, это был такой католик-фундаменталист, который пытался всех объединить идеей религиозной республики, призванной стать царством божием на земле. И в этих целях он развернул наступления не только на мздоимцев, но и на гуманистов, на коммерцию, на культуру и на людей, употребляющих спиртные напитки. А потому, наверное, и проиграл. Вначале всем сильно надоели его «чемоданы компромата», о которых он все говорил, но так и не открыл. Однако окончательно его рейтинг в качестве лидера рухнул в 1497 году, когда традиционный карнавал во Флоренции заменили по его требованию «погребальным костром тщеславия». На центральной площади города в этот день произошло жертвенное сожжение книг, ювелирных изделий и картин, в числе которых оказались наброски обнаженной Симонетты – любовницы брата Великолепного и натурщицы Боттичелли. В общем, нечто в духе акции «идущих вместе» с костом из книг Сорокина.

Этого горожане уже не вынесли. Город устал от строгих порядков. И потому, когда папа Александр VI Борджиа, которого Савонаролла обвинил в роскоши, содержании куртизанок и прочих грехах, выдвинул против монаха обвинения в ереси, флорентийский народ безмолвствовал. Не произошло никаких волнений и когда Савонаролла был схвачен, подвергнут пыткам, сознался в ереси, а потом был казнен. По иронии судьбы тело недавнего любимца публики сожгли на той же площади Святого креста, где он совсем недавно организовывал «погребальный костер тщеславия». «Безоружный проповедник всегда заканчивает плохо», – резюмировал произошедшее Макиавелли. Позднее он напишет: «Никто не должен поднимать революцию в городе в надежде, что потом он сможет ее остановить по собственной воле или управлять ею так, как ему хочется». 1498 год стал не только годом конца Савонароллы, но и исходной точкой служебной карьеры двадцатидевятилетнего Макиавелли. Он назначается секретарем Синьории, а вскоре и госсекретарем республики. Эту должность, определявшую международную и военную политику, он будет занимать четырнадцать лет.

Почему это произошло – сказать трудно. Одни приписывают назначение влиятельным друзьям-гуманистам его отца, которые были в это время в правительстве. Другие – стечению событий. Марио Пьюзо в упоминавшейся книге «Первый дон» высказывает иную версию. Согласно ей, Макиавелли оказал услугу сыну Папы Чезаре, тайно приехавшего во Флоренцию для организации устранения Савонароллы.

За годы госслужбы Макиавелли многое успел. Полгода он провел при дворе Людовика XII, убеждая помочь вернуть Пизу, объявившую в 1500 году о своей независимости. Женился. На «новом уровне» сошелся с сыном Папы Чезаре Борджиа, признав в нем новую силу Италии. Наконец, крепко подружился с Леонардо да Винчи, вместе с ним сопровождая Чезаре в его военных экспедициях. Пережил падение республики и возвращение к власти клана Медичи.

На четырнадцатом году госслужбы Макиавелли был смещен с должности, а в начале 1513 года обвинен в заговоре и подвергнут пыткам. После превращения Флоренции в папский протекторат Макиавелли амнистировали. Сломленный и оказавшийся не у дел, он удалился на маленькую семейную ферму и стал сводить разрозненные записки в книгу. Так появился «Государь». Возможно, бывший «молодой реформатор» надеялся, что его трактат вернет ему благосклонность власти и даст возможность вновь работать при Медичи. Однако «Государь» замечен не был. Поняв, что на карьере поставлен крест, Макиавелли полностью погрузился в писательство. В 1518 году он создает остроумную комедию «Мандрагора», пять лет с успехом шедшую в театрах Рима и Флоренции. А затем, пожалуй, самое оригинальное из своих политических сочинений «Рассуждения…». В отличие от «Государя», предлагавшего советы правителям для укрепления собственной власти, «рассуждения» дают рекомендации гражданам во имя свободного государства. За рассуждениями последовал небольшой трактат «Военное искусство» и, наконец, «история Флоренции». Все книги Макиавелли были опубликованы только в 1531 году, четыре года спустя после его смерти.

Жизнь после смерти

Впрочем, на этом судьба литературного наследия Макиавелли не завершилась. Через двадцать лет появился первый перечень книг, запрещенных католической цензурой. Нетрудно догадаться, что в этот список попали и все книги «политтехнолога». Будучи человеком думающим, к роли церкви он относился двояко, видя в ней и хорошее, и плохое. Особенность написанного Макиавелли состоит в том, что при желании каждый может найти в нем, что он хочет – от манипулирования общественным сознанием до основ либерализма, от советов диктаторов до принципов республиканского устройства. 

Король Пруссии Фридрих Великий написал в 1740 году книгу «Антимакиавелли», чтобы защитить человечество от этого монстра, а 20 лет спустя был вынужден во многих вопросах признать правду своего оппонента. Наполеон назвал «Государя» единственной книгой достойной прочтения.

Апологетами Макиавелли на его родине стали и Бенито Муссолини, и посаженный диктатором в тюрьму основатель компартии Италии Антонио Грамши. Более того, «Заметки о Макиавелли», написанные им в заключении, стали теоретической основой пересмотра марксизма.  Строя политику по Макиавелли, 36 лет продержался у власти генерал Франко. Не известно, читала ли труды Макиавелли Маргарет Тэтчер, один из наиболее ярких современных политиков, однако действовала она точно по его рецептам, достаточно вспомнить войну с Фолклендами.  Впрочем, свергнувшие ее экс-министр финансов и секретарь  по международным делам поступали точно так же. Безусловно, отвечала всем канонам макиавеллевского трактата «Военное искусство» операция США «Буря в пустыне» в Персидском заливе, затеянная Бушем-старшим. И, напротив, явно не в ладах с предостережением насчет нерешительности государя, который «постоянно меняет свои позиции в результате противоречивых советов», оказались Клинтон и Горбачев.

***

Могила Макиавелли находится в одном из красивейших сооружений – флорентийской церкви Санта Кроче и ничем не отличается от других находящихся здесь захоронений. Стоя около нее, невольно вспоминаешь один из советов великого итальянца: «Если вчера у тебя стало множиться число врагов, а завтра ты можешь растерять своих союзников, то выход один – начинать войну. Не обязательно большую, но непременно победоносную».

А вспомнишь – непременно подумаешь, что если бы могилу Макиавелли сегодня украшали венки глав крупнейших государств мира, в том числе Америки и России, – в этом не было бы ничего противоестественного.

Москва–Флоренция