Конец второго десятилетия XXI века может войти в историю как период резкого обострения конкуренции и соперничества крупных экономических и политических держав практически во всех сферах: экономической, политической, социальной и интеллектуально-технологической.

Владимир Миловидов – заведующий кафедрой международных финансов МГИМО, руководитель Центра социально-экономических исследований РИСИ

В калейдоскопической смене противоречивых и сиюминутных событий все более явственно проступает роль интеллектуально-технологических достижений. Именно обладание ими будет определять убедительность претензий различных государств на лидерство в новом времени. Круг технологий, которые могут стать квалифицирующими признаками супердержавы будущего, достаточно широк.

В калейдоскопической смене противоречивых и сиюминутных событий все более явственно проступает роль интеллектуально-технологических достижений. Именно обладание ими будет определять убедительность претензий различных государств на лидерство в новом времени. Круг технологий, которые могут стать квалифицирующими признаками супердержавы будущего, достаточно широк.

Особое место среди них занимают технологии искусственного интеллекта. Разработки этих технологий ведутся по всему миру. В июне 2017-го в России была утверждена программа «Цифровая экономика», а в июле – китайский Стратегический план развития искусственного интеллекта. Теперь напомнить о своих приоритетах в этой сфере решили и власти США. Пока внимание мировой общественности было приковано к распрям американских политических элит по поводу строительства защитной стены на южных границах и перспектив очередного «шатдауна», 11 февраля президент США Дональд Трамп подписал указ «О поддержании американского лидерства в области искусственного интеллекта». Этим документом он дал старт реализации национальной стратегии по развитию соответствующих технологий и их широкому внедрению. В документе провозглашается цель обеспечения лидирующей позиции США в конкурентной сфере. Внимание главы Белого дома к этой теме в данный конкретный момент времени может быть объяснено как конъюнктурными, так и стратегическими факторами. Возможно, есть определенная связь подписанного указа с активно ведущимися переговорами США и Китая по заключению торгового соглашения. Объявленное перемирие в торговых спорах истекает 1 марта. Вопросы интеллектуальной собственности для американцев являются одними из наиболее острых, а Китай вряд ли будет готов пойти в этом на уступки. Поэтому нужно готовить почву для наступления. Отдельный раздел указа непосредственно посвящен подготовке плана действий по защите глобальных американских интересов в области искусственного интеллекта. Сам план должен быть представлен федеральными ведомствами к середине июня.

Важна эта тема и стратегически. Американские эксперты уже в массовом порядке признают лидерство Китая в области разработок технологий искусственного интеллекта, да и по многим другим инновациям. Китай удерживает первые места в мире по числу публикаций, их цитирования, патентов и по объемам венчурных инвестиций в компании, занимающиеся разработкой и коммерциализацией технологий ИИ. В течение 10 лет государственные вложения КНР в эту сферу, по некоторым оценкам, могут составить до $150 млрд. Затраты американцев на порядок ниже. В 2017-2019 годах ассигнования военного ведомства США на разработки технологий искусственного интеллекта увеличились с $1,4 до примерно $1,9 млрд. Еще примерно $2 млрд располагает Управление перспективных исследовательских проектов Министерства Обороны США (DARPA). А ведь ученые США были одними из первых, кто начал заниматься такими исследованиями более 60 лет назад. В 1956 году сотрудники Университета Карнеги – Меллон Аллен Ньюэлл и Герберт Саймон разработали одну из первых интеллектуальных программ.

В своем недавнем послании Конгрессу Трамп уже обозначил в качестве приоритета важность инвестирования в передовые технологии и отрасли экономики. Но мало указать направление. Администратор Трамп подводит под новую инициативу соответствующую организационную и финансовую базу. Выделены 5 направлений реализации новой инициативы:

  • проведение исследований и разработок;
  • формирование ресурсной базы;
  • установление стандартов использования искусственного интеллекта;
  • подготовка специалистов;
  • международное сотрудничество и защита преимуществ США на внешних рынках.

Одновременно с этим предусматривается широкое внедрение технологий искусственного интеллекта в работу государственных организаций и органов управления, создание стимулов для развития новых отраслей экономики, где может быть широко применены такие технологии, укрепление общественного доверия к ним и обеспечение защиты прав и свобод граждан при массовом использовании искусственного разума. В качестве целей инициированной стратегии определены: поддержка инвестиций в разработку технологий искусственного интеллекта, обеспечение доступа к необходимым базам данных, которые могут быть обработаны с использованием новых технологий, снижение барьеров для широкого применения передовых разработок, создание систем обеспечения информационной безопасности.

В комментариях экспертов и аналитиков, которые появились в американских СМИ после публикации указа на сайте Белого дома, подчеркивается, что такие решения давно назрели. Даже вспоминают вышедшего недавно в отставку министра обороны США Джеймса Мэттиса, который якобы настойчиво убеждал Трампа в необходимости принять незамедлительные шаги в этой сфере. Как пишут, у него был один ключевой аргумент – успехи Китая. Некоторые отмечают полемику Трампа и представителей демократов в Конгрессе о $5 млрд, якобы необходимых для постройки стены.



«Где же еще и на эту инициативу взять деньги?» – вопрошают они.

Есть те, кто обращает внимание на рост внутреннего долга США, который является обратной стороной увеличения госрасходов. По имеющимся прогнозам, к 2028 году соотношение государственного долга к американскому ВВП составит 90%, а к 2048 году – более 150% (в 2018 – 78%).

За скобками пока остается вопрос о том, как новая инициатива соотносится с Национальным стратегическим планом исследований и разработок, подготовленным администрацией Барака Обамы в 2016 году. О ее результатах пока никто не говорит. Трампу не с руки напоминать об инициативах своего предшественника, но почему молчат противники действующего президента из демократического лагеря? Видимо, результаты пока не впечатляют. Целый ряд задач и направлений предыдущего плана повторяются в новой инициативе. Но есть и отличия. Так, план Обамы включал вопросы взаимодействия человека и искусственного интеллекта, этического, юридического, социального применения новых технологий. На первый взгляд в силу несовпадения идейных убеждений представителей прежней и нынешней администраций Белого дома различий должно быть существенно больше. Однако пока рано делать окончательные выводы: более детальные ответы на возникающие вопросы можно будет получить после подготовки новой развернутой программы действий.

Борьба за лидерство в области искусственного интеллекта будет нарастать. Возможно, столь пристальное внимание к этой теме и экстраполяция важности новых технологий продиктованы сегодняшним пониманием законов технологического и общественного развития. Так бывало и раньше. В конце 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия примерно такая же эйфория царила относительно использования технологий освоения космоса и ядерного синтеза. Однако сейчас при несомненных достижениях в развитии этих технологий мы не связываем с ними какие-то революционные перемены в жизни планеты. Например, атомная энергетика, мечта физиков 60-х годов, в целом ряде стран даже считается нежелательной.

Вероятно, все дело в меняющейся динамике адаптации технологий. Так, в период 1885-1919 гг. инкубационный период инноваций составлял 30 лет, а период их коммерциализации – 7 лет, в 1920-1944 гг. – 16 и 8 лет соответственно, в 1945-1960 гг. – 9 и 5 лет. Теперь же кривая внедрения инноваций в повседневное использование превращается в экспоненту. Несколько лет назад оставалось больше времени на раздумья и альтернативные оценки технологических приоритетов. Сегодня мы можем просто не успеть ответить на вопрос: ознаменует ли искусственный интеллект новую технологическую революцию или же окажется предвестником иной, действительно прорывной технологии? Совсем скоро искусственный интеллект просто превратится в повседневную реальность, чтобы мы про это ни думали. Возможно, на каком-то этапе отношение к этой теме станет более спокойным; появятся новые идеи и увлечения. Но прежде чем это произойдет, уже сейчас стоит осознать: ожесточенная битва за обладание технологиями искусственного интеллекта в самом разгаре. И она – в отличие от интеллектуальных споров ученых – совсем не такая уж интеллектуальная, а жесткая и бескомпромиссная, не терпящая досужих рассуждений.

Источник: «Инвест-Форсайт»