Выбор просвещения в качестве темы разговора имеет определенные основания. Исполнился год как «Новые Знания» обогатились разделом «Территория просвещения». Здесь мы даем вам возможность познакомится с позицией наиболее авторитетных с нашей точки зрения спикеров Ельцин Центра.


Александр Евлахов – главный редактор, кандидат исторических наук


За прошедшее время таковых оказалось около двадцати персонажей, среди которых Академики РАН Валерий Черешнев и Сергей Готье, один из лучших экономистов страны Александр Аузан и литературовед Александр Архангельский, писатели Виктор Ерофеев и Алексей Иванов, актеры Юлия Рутберг и Даниил Спиваковский, режиссеры Авдотья и Алексей Смирновы,, директор Екатеринбургского планетария Александр Израгин а также культуролог и наш постоянный автор Игорь Яковенко.  От французского общественного деятеля Дмитрия де Кошко мы получили возможность узнать о неизданных архивах Парижа, а от Анатолия Чубайса об инновационной экономике. Вновь погрузились в творчество Микаэла Таривердиева с помощью его вдовы и музыковеда Веры Таривердиевой. И это лишь малая часть того, что происходит на площадке Ельцин Центра. И потому вряд ли стоит удивляться, что за время, прошедшее с дня открытия в Екатеринбурге в конце 2015 года, его гостями стали уже 2,5 млн. человек, и Центр, вне всякого сомнения, стал ведущей просветительской площадкой страны.         

  Другим событием, на мой взгляд, является состоявшееся в конце минувшего года и также не оставленное нами без внимания  традиционное вручение премий «Просветитель» за лучшие российские научно-популярные книги года. С этими книгами и их авторами вы тоже могли познакомиться («НЗ», 13 декабря).

Однако есть еще одна книга по сходной теме, которая также вышла недавно, и определенно заслуживает внимания, хотя не относится к числу отечественных изданий. Она рассчитана прежде всего на американский рынок и не случайно. К примеру, Бил Гейтс назвал ее «своей любимой книгой за все время». Это труд профессора психологического факультета Гарвардского университета Стивена Пинкера (пока не опубликованная в русском переводе) «Просвещение сегодня: о разуме, науке, гуманизме и прогрессе». (Enlightenment now: the Case of Reason, Sciense, Humanism and Prоgress). Сфера научных интересов автора – психолингвистика и визуальное мышление, Однако за их рамками он более двадцати лет занимается популяризацией науки. Говоря точнее, Стивен Пинкер популяризирует научные и статистические данные, которые призваны убедить нас в том, что при всех существующих проблемах, в мире никогда не было так хорошо, как сейчас. Это автор делает и на страницах своей книги, предлагая вернуться к светлым идеям Просвещения.

Сделать это, действительно, не вредно. А потому нам надо хотя бы контурно вспомнить, что мы знаем об эпохе Просвещения, к каким годам она относится, кто были ее действующими лицами? Ну и, конечно, вместе с гарвардским профессором ответить на центральный вопрос, что эти действующие лица хотели и что все мы в итоге получили?

Проще всего, пожалуй, с периодизацией. К этой эпохе почти все единогласно относят отрезок времени от появления выдвинутого английским основоположником Просвещения Джоном Локком требования критической проверки познания и его интеллектуальной чистки, до Великой французской революции и наполеоновских войн. То есть примерно сто пятьдесят лет между 1660 и 1800 гг.


Джон Локк

Все просветители глобально хотели примерно одного–за счет образования расширить кругозор народа и на основе использования достижений науки повсеместно утвердить справедливые принципы организации общества и государства. Эти принципы в итоге легли в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Но продвижение их в публичное пространство далось просветителям не так легко. Как предупреждал писатель Антуан Ривароль, оказавшийся в ходе революции на стороне монархии, «Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это. И всегда будет бороться против просвещения.» Что и происходило.  Тем не менее просветителями активно распространяется большой объем литературы– от тридцатипятитомной фундаментальной Энциклопедии Дидро до ориентированных специально на женскую аудиторию книг–«Ньютонианизм для дам» Франческо Алогаротти и эссе Дэвида Юма об истории.

Энциклопедиия Дидро

Что просветителям бесспорно удалось –так это поколебать авторитет аристократии и влияние церкви. В осуществлении последнего свое слово сказали не только унаследованные от эпохи Возрождения идеи гуманизма и набиравший силы протестантизм, но и деизм. В основе этого философско–религиозного направления лежало ограниченное признание роли Бога. То есть он признавался деистами исключительно как архитектор Вселенной, ее создатель. Какое -либо  его вмешательство в последующие события отрицалось. Точно так же, как божественный характер Библии, Корана, Торы и других книг, претендующих считаться божественными откровениями.

Приверженцами деизма, зародившегося первоначально в Англии, были многие известные просветители–Вольтер и Руссо, Исаак Ньютон и Жан Батист Ламарк, Бонапарт и Радищев, отцы–основатели США Томас Джефферсон и Бенджамин Франклин. Последний не только стоял у истоков борьбы Соединенных Штатов за независимость, но был также талантливым ученым и просветителем. Франклин не только сделал Филадельфию интеллектуальной меккой английских колоний, но и создал просветительское сообщество дляпростолюдинов. При этом он постоянно сталкивался с насмешками представителей элиты в отношении прсвещавшихся им землепашцев. В связи с чем однажды заметил: «Землепашец, стоящий на своих ногах значительно выше джентельмена, стоящего на коленях».

В Англии права монарха и церкви были существенно ограничены Биллем о правах 1689 г. Однако в континентальной Европе развитие Просвещения сопровождалось жесткой неприязнью к католической церкви (известное высказывание Вольтера «Раздавите гадину!», постепенным вытеснением иезуитов. В итоге папа Климент XIV специальной буллой распускает Общество Иисуса, все его имущество конфискуется и направляется на обустройство общественных мест. Екатерина Великая, хотя и поддерживала многие идеи Просвещения, папскую буллу публиковать отказалась. В укрупненном виде идеи Просвещения проповедовали четыре принципа: равенство людей, победу разума, исторический оптимизм и критическое отношение к традициям.  

Иммануил Кант

Наиболее серьезным философским обобщением этих идей стала статья Иммануила Канта «Что такое просвещение?» .

Отвечая на этот воврос, философ говорит: «Просвещение – это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого–то другого…Имей мужество пользоваться собственным умом!–таков, следовательно, девиз Просвещения». Пишет он это в 1784 году, за пять лет до Французской революции. Тем не менее предупреждает: «Нельзя посредством революции осуществить истинную реформу образа мыслей: новые предрассудки, также как и старые, будут служить помочами для бездумной толпы».


К чему, по мнению, Стивена Пинкера привела реализация идей просвещения? Прежде всего к тому, что именно права личности (а не наций или расы) заложили основу современного мира, обеспечили прогресс, измерение которого автор предлагает осуществлять по 10 параметрам. Утверждая это, ученый выделяет идеи, которые не были известны просветителям: теория эволюции, феномен информации как свойство материи и понятие энтропии.

Особо обозначены те направления мысли, которые противостоят идеям Просвещения: романтизм отвергающий разум, коллективистские идеологии, отвергающие ценность личности, а также разглагольствования об упадке современной цивилизации, которые автор называет «прогрессофобией». Ее наличие Пинкер (в отличие от циркулирующего в российском публичном пространстве штампа «русофобии») объясняет совокупностью исключительно субъективных факторов – концентрацией СМИ внимания на негативных новостях, особенностях человеческой памяти запоминать, в основном, позитивные моменты прошлого и скептическое отношение интеллектуалов гуманитариев к точным наукам. Резюмирующий вывод книги : мы–сообщество мировой цивилизации не сбились с курса и нам есть за что благодарить просветителей. Едва ли не главный посыл автора – отвернуться от кликуш, утверждающих, что все плохо.

«Просвещение сегодня» Стивена Пинкера, без сомнения, требует отдельной дискуссии, которая уже идет. Наиболее интересные оценки по ее поводу, на мой взгляд, высказаны историком и журналистом Станиславом Кувалдиным в интернет–издании «Республика» и в дискуссии   украинских коллег.(www.youtube.com/watch?v=fWmfZhntcZA) По мнению одного из ее участников философа Андрея Баумейстера, главный недостаток книги в том, что все критерии прогресса ее автор сводит только к материальной стороне в то время как просветители говорили об ином. Им казалось, что высвобождение человека от работы приведет его к более серьезному образованию, к новым знаниям, образно говоря, «к Канту и Баху». Однако этого не происходит. Используя достижения прогресса–суперсовременные гаджеты наши соременники пишут безграмотные СМС и серьезному чтению предпочитают убогие ТВ–сериалы. Не читая книги, воспринимая только визуальные сюжеты,–поясняет Андрей Баумейстер,-человек глупеет, становится беззащитным перед манипулированием, ему труднее собрать реальность в единое целое из разрозненных фрагментов».

  Наряду с позитивным, в сфере Просвещения происходит и определенный регресс. Его в книге «Диалектика просвещения» еще семь десятилетия назад отмечали представители франкфуртской школы Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно. На ее содержание безусловно оказало воздействие Вторая мировая война, а также распространение идей фашизма и коммунизма. Тем не менее, многие проблемы поднятые тогда, актуальны и сегодня. Прежде всего, это констатация саморазрушения просвещения и его возвращение к мифологии, с которой оно боролось на протяжении столетий. Из «Великого и свободного» разум стал инструментальным – его понятия оказались не способами освобождения, а средствами господства. Авторы впервые ввели в этой книге понятие «индустрия культуры» –разновидность товара, у которого есть производитель и потребитель. Элиты, вместо того, чтобы, как когда то учили просветители, «подтягивать» уровень людей, продолжают «игру на понижение» разновидностью которой становится популизм в политике. Его наиболее распространенная основа–уход от глобального выбора XXI века к национальному XIX века под лозунгами «Сделать Америку вновь великой!», а Британии –  выйти из ЕЭС и «залезть в свою обособленную раковину». Призывы популистов, как правило,  обращены в прошлое и зовут к мифическим «традициям».  Просветительство не научило людей выбирать. А увеличение опций выбора, скажем, до 100, фактически блокирует выбор, побуждая выбирать то, что рекламируют. По большому счету книга Стивена Пинкера о необходимости реинкарнации курса Просвещения, о возрождении кантовского девиза «пользоваться своим умом».