Следует ли стремиться использовать технологию Форсайта для рассмотрения долгосрочных перспектив совершенствования отечественного гражданского общества? Не достаточно ли оперировать результатами краткосрочных прогнозов или же среднесрочных футурологических исследований? Форсайт как технология предвидения новейшего периода, завоевывает умы активной части населения. Многие страны[1] пытаются обозначить свое отношение к нему. В Европейском Союзе была принята  в марте 2000 года, так называемая Лиссабонская стратегия,[2] в которой в благожелательной форме высказано предложение всем странам ЕС следует шире использовать этот инновационный инструмент.

Владимир Третьяк, д.э.н., профессор, заведующий Кафедрой «Маркетинга и Форсайта» МГУТУ

Форсайт отличается почти от всех известных инструментов  научного предвидения тем, что  он предполагает активное участие многих заинтересованных слоев в гражданском обществе не только в формировании картинки предвидения, но и зовет участников к активным действиям, по реализации ими же, предсказываемых изменений. При этом, желательно, чтобы такой веер зарождающихся гражданских инициатив  стал предметом некоторого согласия. И хотя Форсайт способствует стремлению к выработке консенсуса активных представителей заинтересованных слоев общества[3], все же не склоняет к ущемлению их собственных партикулярных интересов.

Поскольку Форсайт-предвидение есть продукт не только деятельности ученых, но и результат активного участия различных социальных слоев общества[4],  прежде всего активных граждан, постольку бытует мнение о том, что технологии Форсайта могут успешно применяться лишь там, где имеются элементы развитого гражданского общества.

Одним из неоспоримых уроков, извлечённых из опыта ныне реализуемых на практике действий по уже сформированным Форсайтам, состоит в том, что предполагаемое развитие научного фундамента и стремительные изменения технологической базы неразрывно связано с процессом развития совершенства гражданского общества. Невозможно предусмотреть процесс долгосрочных социальных изменений, не принимая во внимание  капризы научной и технологической эволюции, внешних даже неэкономических воздействий. Как, впрочем, и наоборот. Ожидаемые импульсы в развитии гражданского общества, зарождение новых гражданских инициатив, предсказываемых с большой достоверностью,  почему-то не сбывается, если это не сопровождается необходимыми темпами технологической эволюции. Таким образом, Форсайт формируется на определенной стадии развития гражданского общества и способствует интенсивному его развитию.

Надо отметить, что целью Форсайта является не просто подготовка  конечного документа «аналитического прогноза» по наиболее  проблемным направлениям, детальных сценариев или тщательно выверенных экономических моделей, но и стремление объединить усилия основных участников процесса перемен, создать для них  условия для того, чтобы действовать на опережение. Форсайт не документ, а процесс активного осознания будущего.

Отличительная суть Форсайта, отмечает  Поппер Р. — сотрудник  Институт инновационных исследований Манчестерского университета (Великобритания) в том, что он отличается от традиционного прогнозирования. «Важно понять, что отличает Форсайт от традиционного прогнозирования. Участники Форсайта открывают новые возможности для формирования, а не только прогнозирования будущего, рассматривая возможные альтернативы будущего и формируя стратегии достижения наиболее перспективных из них».[5]

Прогнозирование (Forecast) – это формулировка  научно обоснованных суждений о возможных состояниях в будущем некоторого объекта на основе сложившихся тенденций его развития. Форсайт (Foresight) также предполагает разработку активного прогноза, но с учетом партикулярных интересов различных социальных слоев гражданского общества, их чаяний и запросов как непосредственных участников этих процессов.

Форсайт скорее — совокупность инструментов, позволяющих включать  элементы воздействия на будущее с помощью форм и механизмов согласования партикулярных интересов различных социальных слоев гражданского общества.

В мировой научной литературе феномен гражданского общества используется, к сожалению, со многими оттенками и не всегда грешит однозначностью понимания. Например, в книге Геллнера, которая одной из первых была, переведена на русский язык, можно найти почти 30 определений, черт, оттенков, подчеркивающих ту или иную особенность гражданского общества [6]. Как отмечается в одной работе: «Ученые до сих пор не могут дать точного определения гражданского общества. С тех пор, как Аристотель впервые употребил это понятие, оно имело столько трактовок и интерпретаций, что вся мировая политическая наука в них до сих пор не разобралась.

Кто-то противопоставляет «гражданское общество» «политическому устройству» — миру политиков и чиновников…По мнению Ральфа Дарендорфа, в качестве признаков гражданского общества могут быть выделены многообразие социальных институтов и организаций, составляющих гражданское общество; реальная или потенциальная автономия составляющих гражданское общество социальных элементов от властного центра; толерантное и ненасильственное поведение людей гражданского общества, наличие толерантных установок массового сознания. Иногда высказывается мнение, что к проблематике гражданского общества относятся только те проблемы, которые люди могут  решать сами на основе формируемых «снизу» самоуправляемых структур».[7]

Дж.Кейн[8] определяет сущность глобального гражданского общества (ГГО) как «широкое, взаимосвязанное и многоуровневое социальное пространство», представляющее собой «нечто наподобие экологической биосферы, проявляющей активность по горизонтали и вертикали, вступающей в конфликты и компромиссы и вовлекающая в свою орбиту великое множество негосударственных организаций, гражданских и коммерческих инициатив, коалиций социальных движений, языковых сообществ и культурных идентичностей». Непременным условием их причастности к гражданскому обществу является то, что они, как пишет Кейн, «изначально организуют себя и свою социальную активность, свой бизнес и свою политику, ограничиваясь минимумом насилия и демонстрируя максимальное уважение к принципам цивилизованного распределения власти и ответственности»[9].

Смягченная версия концепции «неполитического» гражданского общества содержится в недавно переведенной на русский язык книге Дж.Л.Коена и Э.Арато «Гражданское общество и политическая теория». В книге воспроизводится концепция Э.Арато, с которой он выступает с конца 80-х — начала 90-х годов. Эта концепция, признавая политическую роль гражданско­го общества, утверждает, что роль эта «неизбежно сопряжена с распыленностью и неэффективностью воздействия». Отсюда делается вывод, что «гражданскому обществу» не обойтись без политического общества как некоего посредника  между гражданским обществом и государством». Что касается «политического общества», то оно является «сферой жизни партий, политических организаций и органов публичной политики (в частности парламентов)».[10]

Любое государство образуется  на определенной территории, где проживает население, как правило, с непротивонаправленными культурными ценностями, с общим культурным наследием, идентичной ментальностью. Но люди,  проживающие на некой территории в общество организуются не только в рамках публично-властных отношений (т.е. совокупностью норм, процедур принятия решений, порядка формирования государственных органов политической жизни, системы законодательных актов). Они устанавливают некие иные связи между собой.

Традиционно считается, что состояние гражданского общества зависит от наличия определенных кровнородственных, семейных, языковых, этнических, конфессиональных, профессиональных, этических, административных и других  взаимоотношений. Эти последние регламентируются зачастую не законами, а обычаями, наряду, а иногда и вопреки законам в рамках нравственных норм поведения.

Порой перечисление  негосударственных организаций в учебной литературе приводится как  определение  гражданское общество. Вот один из таких примеров: «Гражданское общество — это совокупность социальных образований (групп, коллективов), объединенных специфическими интересами (экономическими, этническими, культурными и т.д.), реализуемыми вне сферы деятельности государства»[11] Но кровные узы, религиозные установки настолько далеки от партикулярных интересов отдельных слоев граждан, как ремесленное производство  от инновационного, как «братья мусульмане» от борцов за традиции магометанства, как бандитская «крыша» от органов правосудия. Гражданское общество, это совокупность негосударственных институтов граждан данной страны, объединяемых  партикулярными интересами, а не только и не столько религиозными, кровными или связями соседства[12].

Наличие групповых интересов проявляются в виде поддержания определенных нравственных нормам, традиций, которые не всегда регламентируются государством. Боле того, не редки случаи, когда нравственные устои противоречат властным регламентам[13]. Таким образом, гражданское общество и государство, по нашему мнению, во все известные времена, понятия неотделимые и в значительной степени зависимые.

Государство – политический институт. Наряду с политическими оно выполняет: законотворческие, военные, социальные и экономические функции, обеспечивает  правопорядок и систему судопроизводства. Согласно М. Веберу, государство – аппарат легитимного насилия. Согласие граждан на подчинение насилию со стороны государственных органов, может достигаться разными способами. Можно принуждать[14] людей выполнять вводимые правила, тогда один народ порабощается правителями другого народа. Но можно достичь согласия к легитимному насилию  путем убеждения со стороны государства. В этом случае правила легитимного насилия принимаются добровольно.

В связи с расширением процессов прозрачности в обществе, государство оказывает поддержку также, гражданским институтам и средствам массовой информации, наряду с законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти. Нужно отметить, что участие государства в своем стремлении воздействовать на социальные и экономические процессы не всегда имеет успех. Иногда действия государства приводит к негативным последствиям. Поэтому должен быть противовес своеволию государственным органам. В качестве такового может выступать институты  гражданского общества, которые через средства массовой информации, через судебную практику, посредством высказывания гражданского неповиновении способны сдерживать необоснованные действия государственных структур, предотвращать нежелательные последствия.

В гражданском обществе люди организуются не только в рамках публично-властных отношений (т.е. нормы, процедуры принятия решений, порядок формирования государственных органов). Состояние гражданского общества зависит от наличия определенных кровнородственных, семейных, языковых, этнических, конфессиональных, профессиональных, этических, административных и других  связи.  Именно эти различия порождают у отдельных слоев в обществе особые, партикулярные интересы. Отсюда следует, что гражданское общество  реализует  партикулярные интересы его членов,  как индивидуальные, групповые так  и национальные

Потребности и интересы государства  и гражданского общества не всегда  идентичны. Между ними возможны и, как правило, наличествуют напряжение, расхождение, конфликты, Но, несмотря на это, нормальное государство не существует без развивающегося гражданского общества, как впрочем, и наоборот. 

Характеризуя отношение государства и гражданского общества, Т. Янссон подчеркивает, что здесь мы имеем дело с драматическим «треугольником». Государство находится наверху.  Внизу же, слева — местное самоуправление: муниципалитеты, относящиеся к общественной сфере и государству. С другой стороны (так же внизу) — добровольные объединения, управляемые по правилу Бентама.[15]   Если рассмотреть общество с точки зрения  населения, домохозяйств или гражданского социума, то возникнет трехсекторная модель, которая состоит из политических гражданских институтов (партий, движений), профессиональных объединений (профсоюзов, гильдий) и гражданских инициатив, зарегистрированных  как неполитические, некоммерческие организации. Участники первых гражданских институтов стремятся войти во власть и управлять государственной машиной. Дело вторых – подискутировать с представителями сферы бизнеса. Третьи стремятся обеспечить гражданам возможность заниматься делом, удовлетворить потребности и создать систему мер социальной защиты.

Таким образом, состав гражданского общества как бы двуедин. С позиции хозяйствующих субъектов оно представляет собой  единство сфер бизнеса, домохозяйств и государства, а с позиции гражданского социума  выглядит как единство политических, профессиональных организаций и неполитических или некоммерческих институтов и инициатив.

Любое гражданское общество предполагает наличие таких элементов как гражданская автономия институтов  и наличие гражданской культуры.  Гражданская автономия института является важнейшим элементом  гражданского общества. Это означает, что в обществе имеет место традиция относительно автономного развития  различных общественных сфер  деятельности людей по их инициативе. В качестве примера  можно назвать добровольные объединения граждан по интересам, ассоциации  предпринимателей, банкиров, финансистов, профсоюзов рабочих, работников прессы и СМИ,  объединения граждан и конфессий, работников культуры, национальные землячества.  Экономический, социальный, политический и культурный плюрализм являются отправными постулатами существования гражданского общества. Философия партикулярного гражданского движения  устанавливается на основе общественной автономии. Ее отдельные положения могут подвергаться критике, как со стороны общества, так и со стоны государства, но не допускаются в качестве мер воздействия осуществлять  репрессий, гонения на отдельных граждан, проповедующих свою философию.

Между тем государство не стоит в стороне от процесса атомизации общественной жизни, если оно считается  открытым и демократическим. Роль государства по отношению к этим общественным институтам сводится к установлению самых общих рамок в виде закона, регулирующего правила игры, которых должны придерживаться гражданские институты, чтобы не ставить под угрозу  права и свободы других членов общества.  Негативные проявления гражданских инициатив, ставящие под угрозу конституционные свободы граждан общества, должны ограничиваться законодательно. Открытое, демократическое государство заинтересовано в развитии автономии в различных сферах общества.

Дифференциация гражданского общества, атономизация общественной жизни подразумевает, что группы граждан, осознавшие свои партикулярные устремления, могут сами организовываться в соответствующие ассоциации. Формируемая  на демократических началах  внутренняя жизнь последних  является  важным фактором совершенствования  гражданского общества с различных точек зрения и,  в первую очередь, с позиции развития гражданской культуры населения. Последняя, т.е. партикулярная политическая культура, предполагает и понимание роли большинства и меньшинства в обществе, и представление о согласии между оппонентами, и наличие общего уровня политической культуры, и учет состояния степени развития гражданских качеств у членов данного общества, учет мнения меньшинства.

Итак, гражданское общество является не столько антиподом государства, сколько непосредственной составной частью социума, без которой государство не может развиваться. Оно является основой для формирования государственной машины, действующей в условиях существующей гражданской культуры и наличия групп населения, имеющих партикулярные интересы.

Как показывает практика, для демократизации гражданского общества государственные институты не всегда являются эффективным инструментом, так как это нередко приводит к бюрократизации и усилению власти государства. Нужно отметать, что деятельность не всех  гражданских инициатив приносит только позитивные результаты. Имеют место разнонаправленные векторы усилий гражданских инициатив, соперничество между ними, принимающее порой недопустимые формы проявления.

Представители каждого социального слоя, в соответствии со своим представлением о ценностях, объединяются в некие гражданские институты. Гражданский институт представляет собой свободное и добровольное объединение граждан. Не добровольно[16], по чьей–то воле объединенные граждане  инициативу будут проявлять слабо и реального гражданского института сформировать не смогут. Когда эта некоммерческая организация достигает определенного успеха, а ее деятельность начинает принимать форму дифференцированной услуги, тогда, либо ее предоставление становится привлекательной для бизнеса, либо государство[17] берет оказание этой услуги на себя. Гражданские инициативы выражают проявление партикулярных интересов отдельных групп и слоев общества и фиксируют их автономию внутри гражданского общества. Таким образом, любая существующая государственная организация представляет собой продукт компромиссов, достигнутых  взаимодействием различных гражданских институтов.

В международной практике наблюдается повышение интереса властных структур и бизнеса к сотрудничеству с гражданскими объединениями, т.е. с прообразами институтов гражданского общества, реализующими принцип саморегулирования. В России пока еще нельзя констатировать, что такая практика партнерства властей разного уровня и гражданских институтов, которые не реализуют принцип саморегулирования, стала заметной и широко распространенной, хотя и принят соответствующий закон РФ. Между тем в большинстве случаев и в России деятельность гражданских институтов оказывается более эффективной, чем предпринимательских или государственных структур.

Преимущество гражданских некоммерческих организаций состоит в установке на поиск рациональных и не дорогостоящих решений проблем. Им удается достичь адресности в помощи гражданам за счет знания реальных потребностей и трудностей местных сообществ, непосредственного участия в их жизни. Многие граждане приходят в такие общественные организации с собственной инициативой и знанием той или иной проблемы изнутри. Все эти факторы приобретают особую значимость в условиях, когда хронически недостает финансов для реализации социальных программ. По сути дела гражданские инициативы  занимают те ниши, которые по тем или иным причинам недостаточно охвачены государством и бизнесом. Именно в них происходит стыковка возможностей и интересов государства и бизнеса с многообразием партикулярных потребностей и интересов отдельных граждан и их объединений.

Иногда некоммерческие организации не просто выступают партнером государства и бизнеса, но во многом начинают замещать их. Например, некоторым гражданским объединениям делегируются полномочия от государственных органов по аккредитации аналогичных себе организаций, которая предшествует выдаче лицензии. В таком случае данное объединение обретает функцию саморегулирования.

Организации, наделенные возможностью реализовывать принцип саморегулирования (в литературе их обозначают в виде аббревиатуры СРО) являются профессиональными объединениями граждан или объединений гражданских институтов. Основная цель СРО состоит в установлении правил и стандартов профессиональной деятельности, а также создании системы контроля по их соблюдению. Правила и стандарты таких гражданских институтов фиксируются в кодексе деловой этики. Это означает, что неформальные правила и устанавливаемые процедуры профессиональной деятельности становятся этическими нормами в общении в данном кругу граждан.

Нарушение кодекса деловой этики влечет за собой применение мер дисциплинарного взыскания, вытекающих из гражданско-правового характера отношений между участниками гражданского института. Поэтому для осуществления контроля и применения мер воздействия СРО вправе создавать контрольные и дисциплинарные органы. Разрешение споров между членами СРО, а также споров с их клиентами может осуществляться в третейском суде. Иногда специалисты и волонтеры (добровольцы) некоммерческих организаций (сокращенно — НКО)  частично выполняют функции государственных экспертов.

Характерной особенностью современного этапа развития государства является передача функций[18] в части формулирования «правил игры» самим агентам отраслевого рынка, участникам бизнес процесса. Историческая трансформация роли государства состоит в том, что вначале гражданское общество наделяет государство полномочиями по регулированию взаимоотношений хозяйствующих субъектов.  Затем, по мере упрочения гражданских институтов, государство начинает возвращать часть своих функций гражданскому обществу на новой основе. В этом процессе проглядываются зародыши засыпания отдельных функций государства.

Форсайт – технология, которая появляется там, где усиливается процесс делегирования полномочий государства гражданским институтам, способным осуществлять  саморегулирование. Форсайт, с одной стороны, наиболее действенно развивается там, где гражданское общество достаточно структурировано в отношении групповых интересов граждан. Где граждане принимают активное участие в деятельности различных гражданских институтов, проявляя гражданскую культуру и учитывая не только свои партикулярные интересы. С другой стороны, применение технологии Форсайта  способствует интенсификации углубленных процессов развития гражданского общества, осознание пределов и возможностей саморегулирования.

Применение Форсайта к анализу долгосрочных перспектив развития отечественного гражданского общества способствует тому, чтобы каждому активному гражданину современного сообщества была бы предоставлены возможность участвовать в созидании будущего не только в качестве эксперта или участника проекта, но и реальная позиция активного созидателя формирующегося будущего. Участники Форсайт исследования, как и вовлеченные  непосредственно в процесс проведение предвидение, так и потенциальные,  четче осознают свои групповые интересы. Это означает, что Форсайт содействует углублению автономии гражданских институтов или автономизации различных общественных сфер  деятельности людей по их инициативе. А это означает, что проведение Форсайта углубляет структурирование партикулярных интересов, а, следовательно, и воздействует на процесс интенсификации развития гражданского общества. Прогноз же формирует некую картинку будущего и остается преимущественно уделом интеллектуалов.

Результатом прогнозирования является документ, который можно сравнивать с результатом по истечению определенного периода времени. Результатом Форсайта становится систематический процесс постоянного уточнения видения будущего, в дано случае, уровень развития гражданского общества в долгосрочной перспективе, через призму изменений в науке, технологиях, экономике и обществе. Пилотные доклады, которыми завершается очерненного этапа проведения Форсайта не носят назидательного утверждения, а рассматривают вероятные варианты решений  и возможные пути корректировок существующих тенденций, обозначенных прогнозом.

Форсайт отечественного гражданского общества, имеет все основания стать не очередным бюрократическим документом интеллектуалов, но ориентиром в деятельности науки, бизнеса, региональной власти, поведения потребителей и гражданских институтов. Когда, наряду с законопослушностью, не менее достойным станет соблюдение норм гражданского общения, базирующихся на нравственных устоях, поддерживаемых гражданскими институтами.

Систематическая работа по формирования Форсайта гражданского общества в нашей стране станет важным фактором совершенствования  гражданского общества с различных точек зрения и, в первую очередь, с позиции развития гражданской культуры населения. Это, опять же, есть не что иное, как влияние проведение Форсайта в этой области на развитие самого гражданского общества. В отличии от долгосрочного прогноза, Форсайт является разработкой активного предвидения будущего участниками самого процесса трансформации, но с учетом их партикулярных интересов, чаяний и запросов.

 

 

[1] «В 90-х гг. «Форсайт» начали активно использовать правительства США, Великобритании, Германии, Японии и Австралии. В начале 2000гг число стран превысило 30. В настоящее время эта методика взята на вооружение не только в Западной Европе, США и Японии, но и рядом развивающихся стран и стран переходной экономики — новых членах ЕС, в частности в Венгрии, Чехии, Польше.» Шелюбская Н.Н. Форсайт» — новый механизм определения приоритетов государственной научно-технической политики. Одной их первых технологию Форсайта на государственном уровне стала использовать Великобритания. Программа технологического предвидения в этой стране была учреждена в 1993 г. с бюджетом примерно в 1 млн. фунтов стерлингов www.utrans.ru/r/article.asp?path=html&ArticleID=2911

 [2] В заключительном докладе под названием  «Thinking, Debating & Shaping the Future  Foresight  for Europe», опубликованном 26.04.02, отмечается, что с 2000 года и до 2010 в странах ЕС приветствуется  использование  инновационного инструмента, именуемого Форсайтом.- «Thinking, Debating & Shaping the Future  Foresight  for Europe» р.3. См. там же рекомендацию 4, р. 26.    

 [3]  Даже в случае отсутствия согласия, Форсайт  располагает возможностями  предложить сценарный подход для непримиримых позиций разливных групп граждан, имеющих не однонаправленные партикулярные интересы, но заинтересованных в  достижения некоего состояния в развитии разрабатываемого объекта.

[4] Ученых, представителей бизнеса, власти и гражданских институтов, в т.ч. и потребителей.

[5] Поппер Р. Сотрудник  Институт инновационных исследований Манчестерского университета (Великобритания) Цит. по  Вуколов Н, портала ГУ-ВШЭ В Форсайтах нет офсайдов портала ГУ-ВШЭ

[6] Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М., 1995

[7] Тетради международного университета в Москве . Выпуск №5, 2005, с.5-6

[8] Специалист в данной области, возглавляющий Лондонский центр изучения демократии.

[9] Anheir H.. Classias M., Caldor M. (eds.) Global Civil Society. L, 2001. P. 23-24.

[10] Коен Дж., АратоЭ. Гражданское общество и политическая теория / Пер. с англ. М., 2003. С. 7-8.

[11] Политология. Учебник для вузов / Под ред. М.А.Василика. М., 2002. С. 143.

[12] Ткаченко А.П.  Тетради международного университета в Москве . Выпуск №5, 2005, с.14

[13] Это обычно происходит в случаях захвата одним государством ранее независимых территорий.

[14] «Принуждать – это склонять людей к совместной деятельности, ограничивая свободу их выбора., убеждать – это склонять людей к совместной деятельности, расширяя свободу их выбора. Государство обладает легитимной, институционализированной властью к принуждению. Оно способно устанавливать, защищать и изменять права собственности и, в конечном счете, влиять на правила игры в обществе.» Нуреев Р. Теория общественного выбора// Вопросы экономики 2002, №9, с. 127-128. 

[15] Согласно этому правилу целью общества является наибольшее счастье возможно большего числа граждан.

[16] Отчетливо прослеживается закономерность: вначале рождается инициатива, затем она обрастает волонтерами,  потом гражданская инициатива обретает  организационно-правовую форму в виде некоммерческой организации.

[17] Известно, что первые родильные дома и первые детские сады в России появились   как гражданские инициативы.

[18] В качестве критерия целесообразности выполнения этих функций тем или иным субъектом может служить соотношение расходов на их осуществление государством или гражданским институтом.