В 2018 году аналитический центр Gartner назвал биохакинг одним из пяти ключевых технологических трендов современности. По мнению исследователей, следующие десять лет мы будем жить в «трансчеловеческую» эпоху .

Люди научатся напрямую влиять на свои биологические процессы и адаптировать их под свои интересы и потребности. Возможно, в конце концов мы сможем преодолеть старость и победить смерть.

C развитием биотехнологий и персонализированной медицины мы все станем немножко биохакерами. Самое время узнать, что это означает.

Что такое биохакинг

Десять лет назад «биохакерами» называли биологов-любителей, которые скупали научное оборудование на электронных аукционах и устраивали собственные лаборатории в гаражах и квартирах. Яркий пример – Джозайя Зайнер, который сделал себе инъекцию ДНК, чтобы изменить гены для наращивания мышечной массы. Наборы для редактирования геномов теперь можно легко купить в интернете, но биология в стиле «сделай сам» так и осталась занятием для узкой группы энтузиастов.

Новая волна биохакинга, которая возникла в Кремниевой долине и набирает популярность – это оптимизация всех параметров организма с помощью тренировок, питания, препаратов и тщательной медицинской диагностики. 

Биохакинг – довольно широкое явление. Он начинается с чего-то невинного вроде диеты и подсчета калорий по фитнес-трекеру, а заканчивается горстями таблеток, подкожными имплантами и инъекциями стволовых клеток в мозг. От сторонников ЗОЖа биохакеров отличает детальное отслеживание показателей-биомаркеров и декларируемый «научный подход». Отличий от традиционной медицины не меньше – если врачи лечат больных, то биохакеры хотят предотвратить болезни и даже преодолеть смерть. 

В основе биохакинга лежит инженерный взгляд на человеческий организм. Человек – это прежде всего биохимическая машина. Как и все механизмы, он рано или поздно ломается: кости становятся более хрупкими, внутренние органы изнашиваются, ум слабеет. Биохакеры надеются, что с помощью науки и современных технологий мы можем заставить организм работать более эффективно и максимально продлить срок его службы. Мы возьмем инструменты эволюции в собственные руки и будем сами распоряжаться своей биологической судьбой.

В России активный интерес с биохакингу появился после выхода статьи предпринимателя Сержа Фаге о том, как он потратил 200 тысяч долларов, чтобы «стать более энергичным, здоровым, счастливым, уверенным, волевым и умным, улучшить настроение и концентрацию, а также продлить свою жизнь». Ученые и врачи отнеслись к этому скептически, а отдельные методы Фаге раскритиковали даже в сообществе биохакеров. 

Можно сомневаться в пользе циклического голодания или в том, стоит ли здоровому человеку принимать антидепрессанты (скорее всего, не стоит). Но даже критики признают, что развитие биотехнологий может радикально изменить нашу жизнь. 

Дэвид Манчи

Pew Research Center

Впервые в истории человечества самые значительные социальные изменения могут произойти не снаружи – в университетах, заводах и правительствах, – а внутри наших собственных тел. В наших мозгах, мышцах, артериях и даже ДНК.

Биохакеры – гости из будущего, экспериментальные образцы этих изменений. Пока что они больше рискуют собственным здоровьем, чем его улучшают.


Дэйв Эспри в криокамере – сосуде для создания экстремально низких температур.

Как быть биохакером

Предприниматель Дэйв Эспри собирается дожить до 180 лет. Для этого он принимает по сотне биодобавок в день, соблюдает строгую диету, принимает инфракрасные ванны, использует гипербарическую кислородную камеру и проходит профилактику инъекциями стволовых клеток. Эспри основал компанию, которая производит низкотоксичный, но стимулирующий кофе на сливочном масле и открыл в Калифорнии первый фитнес-клуб для биохакеров. 

Биохакинг он определяет как «использование науки, биологии и экспериментов над собой для контроля и совершенствования тела, ума и жизни» или как «искусство стать сверхчеловеком».Это не новость, что инженеры из Кремниевой долины любят всё улучшать и оптимизировать. Теперь они добрались и до человека.

В 2007 году редакторы журнала Wired ввели новый термин – «quantified self». Это использование персональных датчиков и анализ полученных сведений в целях самопознания. Участники этого движения ведут записи о потребляемой пище, настроении, пульсе или давлении, физической или умственной активности. 


Улучшение здоровья не сводится к бездумным тренировкам и поеданию растений. Речь идет об использовании мозга для оптимизации тела. Вам нужно подумать о том, как данные на входе (физические упражнения, питание и сон) влияют на результаты – производительность, хорошее самочувствие и долголетие.

Самым «измеренным» человеком в мире называют Криса Дэнси, который ежедневно отслеживает более 300 показателей своего тела. Он утверждает, что эта практика помогла ему сбросить вес, отказаться от вредных привычек и стать более счастливым. Еще один пример – история генетика Майкла Снайдера из Стэнфордского университета. Ученые секвенировали его геном, проанализировали обмен веществ и в течение 14 месяцев регулярно измеряли концентрации биомаркеров в крови. В результате они смогли вовремя заметить рост уровня глюкозы и предупредить развитие диабета. 

Ученые считают, что в будущем такой персональный подход к медицине станет общедоступным. Например, популярные «умные часы» и фитнес-трекеры типа Apple Watch можно перепрограммировать на медицинские цели. Это произведет революцию в здравоохранении, и в результате мы сможем гораздо эффективнее бороться с болезнями. 

Но биохакеры не ограничиваются изучением параметров своего организма. Они хотят не просто оставаться здоровыми, а стать лучше – умнее, сильнее, продуктивнее. Неудивительно, что эпицентр биохакинга находится в Кремниевой долине. «Это культура, где производительность труда ценится превыше всего» – говорит клинический психолог Никета Кумар. Здесь хватаются за любые идеи, которые позволяют повысить свою производительность – от медитации до ноотропов и универсальной еды. Биохакинг преподносится как еще один способ получить конкурентное преимущество и делать больше работы за меньшее количество времени. 

Но конечная цель некоторых биохакеров намного амбициознее. «Есть люди, которые говорят, что смерть естественна, это всего лишь часть жизни. Я думаю, что ничто не может быть дальше от истины», – считает соучредитель Paypal Питер Тиль. Смерть для биохакера – это проблема, которую можно и нужно решить.

Чем занимаются биохакеры


  • Измерение биомаркеров – от количества сахара в крови до гормонов, микроэлементов и содержания бактерий в кишечнике. Показатели нужны, чтобы оценить риски для здоровья и вовремя предупредить отклонения от нормы. Любое вмешательство в организм – спорт, препараты, диета – в идеале отслеживается по биомаркерам.
  • Диета. От традиционных советов в духе «меньше сладкого, больше овощей» до довольно специфических диет. Например, биохакеры стараются есть как можно меньше углеводов и практиковать циклическое голодание. В результате организм начинает выделять кетоны – особые вещества, которые возникают при переработке жирового запаса. Биохакеры называют кетоны «супер-топливом для мозга» и утверждают, что такая диета помогает сохранить здоровье и работать более продуктивно. Долгосрочные последствия такой диеты не изучены и потенциально небезопасны.
  • Ноотропы, БАДы и стимуляторы. Многие биохакеры принимают риталин, модафинил, антидепрессанты, витаминные комплексы и еще сотни всевозможных добавок. Многие используют медицинские препараты не по назначению – например, принимают лекарство для больных сахарным диабетом метформин, чтобы отсрочить старость. Сюда же можно отнести еще один модный в Кремниевой долине тренд – микродозинг ЛСД и псилоцибина. 
  • Гаджеты и нейростимуляторы. Многие биохакеры используют гаджеты для отслеживания циклов сна и приборы на основе транскраниальной электростимуляции (tDCS), которые воздействуют на кору головного мозга слабым током. Согласно лабораторным исследованиям, электростимуляция может улучшить память, повысить концентрацию и эффективность обучения.


Биохакинг по-русски

Российский биохакер и финансист Станислав Скакун проводит один из самых масштабных в мире экспериментов по «измерению себя». Он контролирует более 780 биологических показателей и планирует увеличить эту цифру до полутора тысяч. Он провел более 120 опытов над собой с различными препаратами. Суть биохакинга, по его мнению – это контроль здоровья и радикальное продление жизни на основе медицинских показаний. 

Станислав Скакун, финансист, биохакер

Когда читаешь публикации о биохакерах, складывается такое ощущение, будто они целыми днями взламывают геном, вводят себе самодельные вакцины, погибают в камерах сенсорной депривации или иными способами эпатируют людей. На самом деле подобные интервенции не отнимают много времени. Больше всего сил уходит на анализ научных публикаций по биологии и медицине. 

Россия – это рай для биохакинга, считает один из видных представителей российского сообщества Денис Варванец. Лабораторные тесты стоят дешевле, препараты купить проще: «По идее, чтобы получить лекарство, тебе нужен рецепт от врача. В России всё наоборот. У нас почти любое вещество можно купить в аптеке. Именно поэтому тут возможно всё». Начальная панель биомаркеров в российской клинике будет стоить 10-15 тысяч рублей, а США – в десятки раз дороже.


Прибор для транскраниальной электростимуляции мозга (tDCS).

Также считает и Тимофей Глинин – руководитель проекта «Нейростимулятор Brainstorm», который производит и продает самые дешевые в мире пользовательские tDCS-приборы. В России уже тысячи людей используют нейростимуляцию для усиления памяти и внимания, изучения иностранных языков и улучшения спортивных показателей. Всего этого можно достичь с помощью одного прибора: электроды размещаются на разные зоны головы и вместе с тренировками позволяют получать эффекты, подтвержденные научными исследованиями. «Сейчас это один из самых безопасных инструментов из арсенала биохакеров. В медицине его применяют даже на детях и беременных женщинах» – говорит Тимофей.

Отечественный и американский биохакинг принципиально отличаются друг от друга, считает Михаил Батин – отец российского трансгуманизма и основатель проекта Open Longevity. «В США основная цель – это изменение генома человека. Российский биохакинг – это своего рода перепозиционирование персональной и превентивной медицины. Пока у нас технологии не настолько распространены, чтобы мы могли менять геном. По сути, российский биохакинг безопаснее – профилактической медицины в стране нет, мы просто заняли эту нишу». 

Число адептов биохакинга в стране никому неизвестно. Если считать клиентов профилактических клиник, это многие тысячи человек. Но «настоящих» биохакеров, которые читают научные статьи и самостоятельно проводят на себе эксперименты, меньше – возможно, счет идет на сотни. 

С одной стороны, не все могут себе это позволить: поход в омолаживающую клинику может обойтись в сотни тысяч рублей, и даже простой нейростимулятор или генетический тест будет стоить порядка 6-9 тысяч. С другой стороны, мало кому это интересно. Социологи отмечают, что большинство россиян плохо заботятся о своем здоровье. Интерес к здоровому образу жизни появляется где-то на полпути к реанимации. Неудивительно, что многие считают биохакеров сумасшедшими или фриками.

Но именно превентивная медицина станет будущим здравоохранения. Гораздо проще и дешевле предотвратить болезнь, чем ее лечить. 

Некоторые из методов, которые сегодня используют биохакеры, в будущем могут войти в ваш полис ОМС.


Геронтолог Обри ди Грей считает, что скоро мы сможем жить до тысячи лет.

Будущее биохакинга

Биохакинг стал модной темой, на которой корпорации уже зарабатывают миллионы долларов. Даже обычный кофе со сливочным маслом теперь называют словом на букву «б». Этому способствуют более крупные социальные тренды. Употребление ноотропов за последние годы выросло в несколько раз: с 3% до 16% во Франции, с 5% до 25% в Великобритании. Миллениалы, согласно американским исследованиям, уделяют гораздо больше внимания своему здоровью, чем предыдущие поколения – на «заботу о себе» они тратят почти треть чистого дохода. 

Интерес к биохакингу подстегивает соревновательная культура с культом успеха и продуктивности. Чаще всего биохакерами становятся программисты или предприниматели, а не медики и биологи. 

Фил Либин

бывший директор Evernote

Эти люди верят, что они могут решить все проблемы. Хотите меньше волноваться? Для этого есть медитация. Хотите жить на сорок лет дольше? Вероятно, этого можно добиться с помощью лечебного голодания. Примерно 80% от того, чем занимаются здесь люди, оказывается пустым бредом, но они всё равно продолжают пытаться. 

Одновременно медики и геронтологи пытаются разработать методы «лечения» старости. Один из ведущих специалистов по регенеративной медицине Обри ди Грей недавно заявил, что современные люди смогут дожить до 1 000 лет. Механизм старения пока не до конца понятен, но до этого уже недалеко. Другие ученые относятся к этим заявлениям скептически. «Раньше я был более оптимистичен и небрежен с прогнозами», – говорит глава Insilico Алекс Жаворонков. «Хотя скорость прогресса близка к экспоненциальной, мы все еще слишком далеки от того, чтобы увидеть ощутимые меры по борьбе со старением». 

В будущем биохакинг наверняка пойдет в массы – он станет настолько привычным, что само это слово исчезнет. Отслеживать показатели организма и предупреждать о болезнях будут специальные приложения. С регенеративной медициной, генной терапией и нанотехнологиями появятся реальные возможности жить вечно. 

Но не стоит забывать, что человек – это не только его биологические показатели. Модафинил не заменит культуру мышления, а максимальное продление жизни не наделит ее смыслом. Зато позволит выиграть время, чтобы получше обдумать этот вопрос.

Источник:  NEWTONEW