Фотограф Карл Карлович Булла в особых представлениях не нуждается. Его снимки, изображающие Петербург начала ХХ века, стали уже одним из брендов северной столицы. Имя его известно каждому, кто мало-мальски занимается петербургской темой…

Сергей ЕВГЕНЬЕВ

Справа налево: Александр Булла, его дочь Ирмгард-Марианна, дети Виктора Буллы – Тамара, Юрий, Валентина, Константин. 1927 г.

Однако семейные коллизии Карла Буллы всегда остаются за скобками, а ведь его жизнь, как и любого другого человека, состояла не только из творчества и профессионального роста. В ней было место всему – и счастью, и драме, и любви, и семейным трагедиям…

ЗАГАДКИ БИОГРАФИИ
В 1904 году Булла получил разрешение «снимать торжества в Высочайшем присутствии». Таким образом, как отмечает писатель, журналист и исследователь Юрий Светов, член правления Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы, приблизившись к императорскому двору в качестве фотографа, мастер мог фиксировать самые значительные церемонии: снимал коронацию Николая II, крестины детей, визиты высоких гостей.
«Однако поняв, что нужно не только зарабатывать, но и быть полезным обществу, Карл стал безвозмездно снимать, например, для Публичной библиотеки. Через десять лет такой подвижнической деятельности он удостоился звания ее специального фотографа. Завоевав популярность и авторитет, Карл Булла получил возможность запечатлевать всю культурную элиту страны: на Невском, 54, где был устроен фотосалон, Булла начал делать фотопортреты. На съемки почитали за честь прийти представители всего светского Петербурга – министры, генералы, сенаторы, певцы, актеры», – отмечает Юрий Светов.
И главное, именно Карл Булла сохранил для нас образ будничной жизни северной столицы. Сегодня мы видим Петербург начала ХХ века, в основном, именно его глазами. В определенном смысле Булле сегодня повезло: его коллекция, на стеклянных негативах и пленках, практически полностью в конце 1920-х годов попала в фонды государственного архива.
Как отмечает еще один исследователь творчества Буллы, главный хранитель фондов Центрального госархива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга Татьяна Рыхлякова, в жизненном пути Карла Карловича есть немало загадок. Он приехал в Петербург в 1866 году из Пруссии одиннадцатилетним мальчиком. Как он смог так быстро развернуться? В двадцать лет он уже открыл две мастерские! Возможно, причиной тому была выгодная женитьба?
Его первой женой стала Розалия Иосифовна (Юзефовна), урожденная Глинская, которая была старше его на три года. Они поженились в конце 1875 года, а в следующем году министр внутренних дел разрешил Карлу и Розалии Булла вступление в русское подданство.
Правда, первый брак Карла Буллы оказался несчастливым и недолгим. В семье родились сын и две дочери, но они умерли в младенчестве, а в марте 1880 года умерла и сама его Розалия. Ее похоронили на гельсингфорском русском кладбище (ныне Ильинское православное кладбище в Хельсинки).
Однако прошло всего несколько месяцев, и не позже июня того же года Карл женился вторично, причем его избранницей стала младшая сестра Розалии – Элеонора. У них родились два сына – Александр в 1881-м году и Виктор в 1883-м. Наверное, Карл Карлович тогда еще не подозревал, что их появление было настоящим подарком небес, ведь именно они впоследствии и стали яркими продолжателями фотодинастии Буллы.
Однако после рождения сыновей семейная жизнь Карла и Элеоноры не заладилась. В младенчестве умерли три дочери и сын. А в начале января 1899 года ушла из жизни и сама Элеонора. Последняя дочь Анна пережила мать ненадолго и умерла в ноябре того же года…
Как отмечает Юрий Светов, все они скончались от болезней, ныне объединяемых общим названием «туберкулез». Элеонора, четверо ее детей и трое детей от первого брака Карла были похоронены на Выборгском римско-католическом кладбище в Петербурге. Ныне их могил не существует, как и самого погоста: оно было уничтожено в 1930-х годах, на его месте теперь находится промзона…

Справа налево: Виктор Булла, его жена Вера, мать жены Мария Андреевна, Кристина-Юлиана, Карл Карлович Булла, отец Веры Константин Терентьевич Серебряков, Александр Булла. Петроград, 1915 г.

Справа налево: Виктор Булла, его жена Вера, мать жены Мария Андреевна, Кристина-Юлиана, Карл Карлович Булла, отец Веры Константин Терентьевич Серебряков, Александр Булла. Петроград, 1915 г.

ИДИЛЛИЯ НА ЭСТОНСКОМ ОСТРОВЕ
Семейные трагедии в жизни Карла Буллы происходили как раз тогда, когда он совершал профессиональные успехи, становился первым и лучшим фоторепортером столицы Российской империи. В 1903 году он показал свои блестящие возможности, задокументировав двухсотлетие Петербурга…
Жизнь продолжалась. Когда Карл Карлович овдовел во второй раз, ему было всего сорок пять лет. И долго он не оставался в одиночестве.
Примерно в те же годы в семью Буллы приняли на работу служанку, приехавшую в Петербург с острова Эзель Лифляндской губернии (ныне остров Сааремаа в Эстонии). Звали ее Кристина-Юлиана Кесельберг, она была моложе Карла на двадцать два года. К тому времена она уже успела побывать замужем, правда, муж умер, оставив ею с дочерью Марией. После смерти супруга Кристина-Юлиана последовала примеру некоторых обитателей острова Эзель и перебралась в Петербург в поисках работы.
Здесь и случился ее роман со знаменитым на всю столицу фотографом. 3 сентября 1906 года в петербургской римско-католической церкви св. Екатерины Карл Булла и Кристина-Юлиана обвенчались. В этом браке детей у Карла Буллы не было, но зато тихая уютная семейная идиллия была ему обеспечена. Кристина-Юлиана оказалась заботливой женой, которая была готова на все ради своего мужа.
После революции, в 1918 году, Карл Булла перебрался с женой в Эстонию, уже объявившую тогда о своей независимости, но находившуюся во враждебных отношениях с Советской Россией. Там, на острове Эзель, Карл Булла жил до своей кончины, случившейся 28 ноября 1929 года. Его жена пережила его на полтора года: она ушла из жизни в конце февраля 1931-го, была похоронена рядом с мужем на кладбище Ямая.
Супруга создавала для Карла Буллы в Эстонии все возможности, чтобы он продолжал заниматься любимым делом. На снимках Карла Карловича, сделанных на острове, запечатлена повседневная жизнь обитателей острова – крестьянские будни, быт, отдых, праздники…
Летом прошлого года на острове в деревне Ийде Фонд исторической фотографии имени Карла Буллы открыл музей-усадьбу «Дом Буллы». В том самом доме, который когда-то принадлежал Карлу Карловичу, где он жил до самой смерти. Здание уцелело, несмотря на все исторические катаклизмы: в нем находилась поселковая школа с библиотекой.
Наполнить музей подлинными предметами эпохи помогли многие жители острова. На открытии музея побывал даже премьер-министр Эстонии. А местные жители пришли в национальных костюмах и сели так, как на снимках, которые когда-то делал у того же дома Карл Булла…

НАСЛЕДНИКИ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА
Как мы уже рассказывали, Карл Булла был отцом девятерых детей. Семь из них умерли в младенчестве. Осталось двое сыновей – Александр и Виктор, они и стали продолжателями дела отца.
«Оба сына Карла Буллы унаследовали талант и мастерство отца, свои фотографии делали с изысканным вкусом, когда это касалось городской среды и архитектуры, и с тактом и большой психологической верностью, когда они снимали людей», – отмечает Юрий Светов.
«Только на первый взгляд кажется, что все фото Буллы на одно лицо, – продолжает мысль Татьяна Рыхлякова. – Когда много работаешь со снимками отца и сыновей Булла, то начинаешь практически безошибочно отличать, какая фотография кому принадлежала.
Отец, Карл Булла, был документалистом. Многие его фотографии сделаны так, что зритель ощущает эффект собственного присутствия. Его сын Александр был мастером портретной фотографии, и даже его жанровые фотографии проникнуты психологизмом.
Стезя Виктора Буллы – репортаж. Современники вспоминали, что он был постоянно в движении, но при этом его снимки ни в коем случае не сделаны наспех. Даже если речь идет о фотографиях, сделанных в экстремальной ситуации, например, на театре русско-японской войны. Все это – результат и личного таланта, и великолепной школы, полученной от отца».
Отъезд отца в «буржуазную» Эстонию на первых порах не портил карьеру его сыновьям. Тем более что они приняли советскую власть, вписались в новую действительность и нашли в ней свое достойное место, занимаясь практически тем же, чем и их отец при «царском режиме». Оба были близки к самым верхам власти. Александр Булла, к примеру, в 1918 году фотографировал революционных вождей – Троцкого и Зиновьева. Виктор Булла запечатлел Ленина, Сталина, Кирова, его даже называли «летописцем революции».
А вот в 1930-х годах все сложилось очень печально. Александра Буллу в 1929 году обвинили в шпионаже и отправили в лагерь на пять лет. Он оказался на Соловках. Можно сказать, еще счастливо отделался. В 1934 году он освободился и приехал жить в Москву к своей дочери от первой жены – Ирмгард-Марианне.
Кратко скажем, что Александр женился в 1906 году, однако в 1914 году добился развода, причем консистория признала его жену виновной в измене и запретила ей вступать в новый брак, а дочь оставили отцу. На следующий год он женился на Агнес Розали (Агнессе Карловне) Фрейденталь. Вскоре после того, как его в 1929 году арестовали, она с ним развелась…
Как отмечает Юрий Светов, скорее всего, Ирмгард переехала в Москву по приглашению падчерицы Карла Буллы – его приемной дочери от третьей жены Кристины-Юлианы. Мария-Вильгельмина была замужем за родственником члена Политбюро ЦК ВКП(б) Валериана Куйбышева, работала переводчицей бюро печати разведывательного управления Наркомата обороны. В июле 1937 года была арестована по обвинению в шпионаже, осуждена и расстреляна…
Александра Буллу больше не трогали, фотоделом он уже не занимался, прожил в Москве до самой смерти в 1943 году. А вот его дочь Ирмгард-Марианна, которую в семье звали Муля, пережила тяжелые времена – ей досталось за все: по национальности – немка, дед – эмигрант, отец и дядя осуждены за шпионаж… В начале 1970-х годов она умерла в Москве.

«ЛЕТОПИСЕЦ РЕВОЛЮЦИИ»
Печально сложилась и судьба Виктора Буллы. То, что он был «летописцем революции», совершенно не уберегло его во время «большого террора». В доносах, которые написал на него новый руководитель фотосалона на Невском, 54, говорилось, что там были обнаружены «тщательно сохранявшиеся негативы и позитивы врагов народа и царской свиты» и «две винтовки военного образца, тщательно упакованные опытным человеком; … револьвер, разнокалиберные патроны и серебряные монеты старой чеканки».
К этой «антисоветчине» следствие «пришило» еще и обвинение в шпионаже в пользу Германии. 30 октября 1938 года Виктора Буллу расстреляли. Его жена Вера Константиновна, урожденная Серебрякова, дочь солиста Императорской Русской оперы (Мариинского театра) Константина Серебрякова, пережила его на много лет и ушла из жизни в 1980 году.
Как сложилась судьба их детей? Сложилось так, что они стали жертвами недобрых обстоятельств и исторических катаклизмов.
Дочь Тамара трагически погибла в июле 1928 года на озере Разлив. Лодка, на которой она вместе с отцом направлялась на съемки церемонии открытия музея «Шалаш», перевернулась, и 14-летняя девочка утонула.
Сын Юрий, ставший продолжателем фотодинастии, был до войны фотокором газеты «Ленинские искры», учился в Институте физкультуры имени Лесгафта. В августе 1941 года он был призван в армию и пропал без вести на фронте. Предположительно – в конце ноября того же года во время Шлиссельбургского десанта. Неизвестна ни дата его смерти, ни место захоронения…
Сын Константин умер в блокадном Ленинграде…
Из всех детей Виктора Буллы только его дочь Валентина Викторовна дожила до наших дней. Она работала зубным врачом, ушла из жизни в 2005 году. Ее сын Андрей Леонович Каминский, полковник милиции, единственный правнук Карла Карловича Буллы, скончался спустя четыре года. На нем линия Карла Буллы пресеклась…
Все эти подробности удалось выяснить благодаря деятельности Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы, который основал и бессменно возглавляет меценат Валентин Эльбек. Эта организация занимается восстановлением истории фотодинастии и сохранением ее культурного наследия. За последние годы ею были выпущены монографии о клане гениальных фотографов: «Первый фоторепортер России Карл Булла», «Династия фоторепортеров Карл, Александр, Виктор и Юрий».

Источрик: «Вести»