Получилось так, что во Вроцлаве я недавно оказался в дни тридцатилетия польской бархатной революции. Тогда, в апреле 1989 года, после восьми лет подполья вновь легализовалась Солидарность и на выборах 4 и 18 июня завоевала в сенате 99 мест из 100.


«Переход 1977-2005» – памятник жертвам военного положения

Александр Евлахов – главный редактор, кандидат исторических наук

Благодаря этому было сформировано первое некоммунистическое правительство Тадеуша Мазовецкого и осуществлена так называемая «шоковая терапия» – резкий переход к рыночной экономике. Но это к посещенному мной Вроцлаву уже не относится.
Зато здесь о польских событиях тех лет напоминает скульптурная группа «Переход» на перекрестке улиц маршала Пилсудского и Свидницкой. Семеро бронзовых людей уходят под землю, а на другой стороне – появляются вновь. Эта инсталляция скульптора Ежи Калины – памятник жертвам военного положения – 1981-1983гг. Тогда, в ночь с 12 на 13 декабря 1981 года был введен декрет о моментальном аресте (интернировании) 3000 человек – активистов созданного в результате массового забастовочного движения августа – сентября 1980 года польского объединения независимых профсоюзов Солидарность во главе с рабочим гданьской судоверфи им. Ленина Лехом Валенсой. За несколько последующих месяцев число изолированных увеличилось втрое, а само движение ушло в подполье. Люди ушли под землю, чтобы в будущем вновь выйти на свет.

Говорят, что персонажей скульптурной группы автор наделил чертами своих близких, пострадавших в те годы. Памятник безусловно впечатляет.
Однако след тех событий во Вроцлаве имеет не только драматическую окраску. Знаменитый историческими памятниками архитектуры Вроцлав, в начале этого века обрел новую уникальную достопримечательность: маленьких бронзовых человечков, на поиски которых устремляются туристы из разных стран.

Гномы Вроцлава, или краснолюдки, как их называют местные жители, обычно находятся на земле, но встречаются и в самых неожиданных местах. Присоединяясь к такому квесту и соревнуясь, кто найдет и сфотографирует больше гномов (а их сегодня больше 400), основная масса туристов даже не подозревает об истории их возникновения.

Между тем, их прародитель – рисованный гномик впервые появился в дни военного положения 31 августа 1982 года на трансформаторной будке и стал появляться на всех стенах на месте антикоммунистических лозунгов, спешно замалеванных милиционерами. Как пояснил их автор,– художник и писатель, а тогда студент Вроцлавского университета Вальдемар Фидрих, лозунг «Хунту долой!» – это Тезис, закрасившая его белая милицейская краска – Антитезис. а мой гномик – Синтез.


Вальдемар “Майор” Фидрих на акции Оранжевой альтернативы, 2009, Варшава, фото Роберт Ковалевский / AG

Будучи членом студенческой Солидарности, он создал протестное движение Оранжевая альтернатива. В одноименном подпольном издании Фидрих опубликовал Манифест, в котором главными инструментами политической борьбы назвал искусство, юмор и гротеск. Этому принципу он следовал неуклонно.
Раздавая толпе оранжевые колпаки, по его признанию, он прогнозировал, что милиция начнет бегать за людьми и срывать эти головные уборы гномов. В итоге, когда милиционеры начали арестовывать гномов, они сами оказались полноправными участниками акции. В толпе появились лозунги: «Товарищ, помоги милиционеру, побей себя сам», «Нет свободы без гномов» и «Варшавский договор – авангард мира». Акции гномов проводились постоянно, в том числе в октябре 1987 года, будучи приуроченными к дате 70-летия Октябрьской революции. В листовке, призывавшей принять участие в акции, говорилось: «Социализм с его экстравагантным распределением потребительских благ и эксцентричной общественной позицией превратил туалетную бумагу в предел мечтаний. В настоящее время она недостижима». Милиция, прочитав воззвание, стала обыскивать сумки прохожих. У кого в них оказывалась туалетная бумага – задерживался. Задержали правда и некоторых жителей Вроцлава, не имевших бумаги. Это были вступающие в брак аквалангисты, одетые в полном соответствии с их увлечением. По милицейской рации передают сообщение: «Идет тип в костюме аквалангиста? Что с ним делать? – На всякий случай задержать». Всего, как писали в газете «Оранжевая альтернатива» Вальдемар Фидрих и Богдан Добош, «было арестовано 68 взрослых, 1 ребенок, 2 собаки, 2 велосипеда и рулоны туалетной бумаги».
В итоге Фидрих, носивший также прозвище Майор (за то, что в свое время явился на призывной пункт в форме майора и называл всех его сотрудников исключительно полковниками) все же был арестован. Причиной задержания стала раздача им в день 8 Марта гигиенических прокладок. Пришедшие в зал суда зрители оделись так, что на каждом из них было что-то оранжевое – ботинки, колготки, куртка, шапка. Точно так же нарядились свидетели защиты, На вопрос прокурора, кем свидетелю приходится подсудимый, все без различия пола отвечали: «женихом». Спустя 6 часов суд постановил Вальдемара Фидриха отпустить, поскольку раздача прокладок не является преступлением.
И все же самой массовой акцией стала «революция гномов» 1 июня. Во многом это произошло благодаря городским властям, решившим в том же месте организовать массовое шествие, в котором должны были раствориться участники оранжевой акции. Но произошло иначе. Неожиданно в течение нескольких минут марширующая толпа надела оранжевые колпаки. Еще 10 тысяч человек присоединились к ним со Свидницкой улицы и Рыночной площади, где проходили показательные выступления милицейских дрессированных собак и дзюдоистов. Именно тогда гномы на Свидницкой улице подняли на руки милицейскую машину. После этого марши гномов прошли по всей стране, а оранжевый колпак гнома, участвуя в акциях, надевал и вскоре избранный Президентом Польши Лех Валенса.
В общем, акции Оранжевой альтернативы стали легендой. Их оказалось невозможным ни маргинализировать, ни подавить – число участников и привлеченных прохожих доходило до 15 тысяч человек. Противовесом военному режиму оказался «социалистический сюрреализм» – едва ли не самая яркая страница в истории борьбы поколения Солидарности. «Это гномы с их проделками свергли коммунизм», – сказал как-то Вальдемар Фидрих.