Чтобы стать педагогом дошкольного образования в России, вы можете поступить в колледж или пять лет учиться в вузе. Или же пройти профпереподготовку. Наш постоянный автор Елена Сай учится на воспитателя в Берлине. Она решила рассказать про взрослых – как и чему учат будущих воспитателей.

Елена Сай

Сегодня в моей школе был урок против дискриминации. Весь класс разбили на две группы: «Мужчина» и «Женщина». Мы должны были нарисовать плакат, с помощью которого объясним залётным инопланетянам, кто такие мужчины и женщины на планете Земля.

Нашей группе достался мужчина. Мы постарались на плакате изобразить только то, что свойственно _только_ мужчинам: они могут оплодотворить женщину. И чего они не могут: выносить и родить ребёнка, кормить его грудью. Это занятие хорошо характеризует принципы немецкой учёбы: групповая работа, творчество, особое внимание к дискриминации, интеграции, инклюзии, меньшинствам. Но сейчас я хочу рассказать только о тех особенностях, которых, мне кажется, не ждал никто из моих одногруппников.

1. Постоянная групповая работа

Я не знаю, почему все педагоги так любят групповую работу. Наверное, потому что в будущем нам придётся всё время работать в команде. В детском саду в Германии воспитатель в группе никогда не работает в одиночку. Сами по себе мы только готовимся к контрольным, сдаём экзамены, пишем и защищаем диплом в конце обучения. А все два года (в некоторых школах – три) обучения активно работаем все вместе. Интровертам-одиночкам наверняка приходится тут непросто.

Класс стандартно разбивается на 4–5 групп, каждая получает свою тему и отдельное задание. Затем от одного часа до двух недель готовит презентацию своего проекта.

Иногда нас делят на группы по желанию. Иногда учитель сам распределяет, кто пойдёт в какую группу. Иногда это просто «на раз-два-три ра-а-ас-считайсь!»

Нам приходится находить общий язык и учиться работать со всеми. Даже с теми, с кем бы мы по своей воле никогда в одной команде не оказались. Каких только групповых работ у нас не было! Мы ставили на немецком языке кукольный спектакль «Репка». Причём куклы мы шили сами из старых носков. Они оценивались отдельно (предмет «Искусство»), а сам спектакль – отдельно (предмет «Движение + спорт»). Мы делали доклад о детских рефлексах, для этой презентации мне пришлось одолжить куклу у своей дочери. Готовили большой проект о билингвальности детей. И, конечно, нарисовали бесчисленное количество плакатов.

Когда моя подруга училась на косметолога, часть её занятий проходила в одном помещении с будущими воспитателями. Она мне часто рассказывала, как сложно было порой пройти в туалет, потому что весь коридор был занят разбившимися на группки людьми, которые рисовали плакаты, мастерили огромные рождественские звёзды из бумаги, складывали оригами.

2. Праздник каждый день (почти)

Просмотры фильмов, походы в театр (на спектакль о детском моббинге – важная тема наших занятий), чаепития, пикники в парке с учителями, экскурсия по бывшему еврейскому кварталу с памятными табличками (дискриминация – ещё более важная тема, рефреном звучащая почти на всех предметах), танцы под «Хава Нагилу» на уроке музыки и интуитивное рисование под музыку на искусстве. Это всё – часть нашей учёбы. Моя самая любимая часть.

Хотя иногда мне кажется, что немцы немного перебарщивают с развлекательной программой и вместо просмотра очередного фильма нам было бы полезнее послушать о возрастных детских кризисах или выучить пару лишних детских песен для будущей работы.

3. Практическая польза

Это несомненный плюс учёбы в Германии. Конечно, она состоит не только из чаепитий с пирогами и танцев с песнями. Есть большой теоретический блок – законы, права ребёнка и родителей, теория Фрейда и Пиаже, этапы детского физического развития, адаптация ребёнка к детскому саду, теория привязанности, проблема дискриминации в современном обществе. Но все теоретические занятия напрямую связаны с реальной жизнью. По крайней мере, мне в большинстве случаев понятно, зачем мы это учим.

Например, теория сексуального развития детей по Фрейду. Ребёнок в два года играет в саду с собственными экскрементами? Без паники, это анальная фаза во всей красе, ребёнок проходит необходимую для развития стадию. Знания о детских рефлексах объясняют нам, почему в яслях дети тащат всё в рот и почему это нормально. Выучив этапы детского развития и их основные характеристики, мы будем лучше понимать, в каком возрасте какая игра для детей лучше зайдёт.

Но самый мой любимый предмет – это право! Никогда бы не подумала, что чтение сухих параграфов законов может быть увлекательным

В первую очередь это заслуга нашей преподавательницы – всеобщей любимицы. Каждый закон она преподаёт нам через призму реальной жизни: «Вы как педагог увидели на ребёнке следы побоев. И знаете, что его дома бьют родители. Или ребёнок рассказывает, что дома его в качестве наказания запирают одного в тёмной комнате на ключ. Что вы будете делать?»

Книга законов

Ответ даётся в самом важном для педагогов параграфе 6131: «Ребёнок имеет право на воспитание без насилия. Физические наказания, душевные травмы и другие унизительные меры недопустимы». Мне кажется наиболее важной фраза про «унизительные меры». Ведь можно ребёнка не бить, но заставлять стоять без трусов в углу в детском саду (моя подруга такое переживала в детстве в наказание за «аварии» в тихий час). Поэтому в немецком законе чёрным по белому написано, что с детьми такое творить нельзя.

Разворот книги с законом о недопустимости физических наказаний над детьми

Или другая ситуация: «14-летняя школьница забеременела, хочет оставить себе ребёнка. Кто является отцом ребёнка, она точно не знает, но предполагает, что кто-то из двух юношей, с кем она встречалась. Как быть?» Мы ищем ответы на подобные сложные ситуации в законах – и находим!

4. Вменяемый объём работы

Когда я получила направление на учёбу, у меня начались панические атаки на тему «Вот что я ввязалась?!». Два года обучения, 7 часов учёбы в день, два блока практики по три месяца (читай: три месяца полноценной работы), совсем слабый мой уровень немецкого, двое детей, младшая дочка в первом классе и моя работа.

На деле всё оказалось далеко не так страшно, как я себе представляла. Сложно, тяжело, нервно, но вполне преодолимо. Двое – самое маленькое число детей в семьях моих одногруппниц. У многих по четыре ребёнка, у кого-то даже пятеро. Многие подрабатывают по вечерам и выходным. И более-менее все справляются.

Учёба не такая сложная, как я предполагала (см. предыдущий пункт). К сессиям надо поднапрячься, да и написание дипломной работы на 30 страниц будет настоящим вызовом. Но, по крайней мере, я перестала сомневаться, что справлюсь и закончу учёбу. Справлюсь и закончу!

5. Внимание к темам ЛГБТ и трансгендерности

Единственное, что меня лично удивляет, – чрезмерное, на мой взгляд, внимание к ЛГБТ-семьям, третьему полу, трансгендерности. Я понимаю, почему нам нужно про это знать. В Германии официально разрешены однополые браки, однополые партнёры могут усыновлять детей и пользоваться услугами спермобанка. Правительство утвердило законопроект о третьем поле.

Как будущие воспитатели мы наверняка столкнёмся в своей работе с однополыми семьями, или родитель ребёнка будет трансгендером. Или в школах через несколько лет появятся туалеты для третьего пола. Да всё что угодно может случиться!

Мы должны быть подготовлены ко всему – и информационно, и психологически, и в правовом поле. Но количество учебных часов, уделяемых этой теме, на мой взгляд, не соответствует выбранному нами профилю. В конце концов, мы не социологи, а воспитатели. Да, тема важная и нужная, но порой мне кажется, что лучше бы мы на этих парах выучили пару десятков новых пальчиковых игр. Их, как я поняла на практике в детском саду, много не бывает.

Источник: «Мел»