В Ельцин Центре с лекцией «Права человека в цифровую эпоху» выступил Андрей Юров – социальный философ, научный руководитель Международной школы прав человека и гражданских действий.

Несмотря на заявленную тему, лектор уточнил, что говорить будет не о правах пользователей интернета, а сосредоточится на обсуждении фундаментальных прав человека и тех угрозах, которые возникают в цифровую эпоху. Главная проблема и банальность одновременно, по мнению выступающего, это то, что современное правозащитное сообщество, не только российское, но и международное, продолжает жить в повестке XIX века. Общество до сих пор не решило такие вопросы как рабство, право на жизнь, право на свободу.

В качестве примера лектор привел теорию князя Кропоткина (русского учёного, географа, историка, философа и публициста, идеолога анархизма), в которой рассматриваются два главных фундаментальных права гражданина середины позапрошлого столетия: свобода печати и свобода собраний, что сегодня становится актуальным и для нас. Меняется система, усложняются механизмы взаимодействия, но сами вызовы и вопросы остаются неизменными.

Ещё один пример – китайский Синьцзян (Синьцдзян-Уйгурский автономный район – ред.) –  громадная территория размером в три Франции. Автономная область превратилась в цифровой концлагерь. Там внедрена система видеонаблюдения, распознающая лица проживающих там людей и объединяющая данные в общую базу.

Почему это интересно нам?

Такую же концепцию предлагает мэр Москвы. И там, и там задача одна – борьба с терроризмом, но достигается она в противовес существующему праву на неприкосновенность частной жизни. Государство может отслеживать 24 часа в сутки перемещение человека. Официально система будет делать акцент только на тех, кто находится розыске или подозревается в экстремизме. Но это может коснуться всех нас, и тех, кто «взят на карандаш» в связи со своей гражданской активностью; и тех, кто внесен в списки неблагонадежных лиц, за которыми нужен особый надзор: журналистов, блогеров, политических оппозиционеров и правозащитников.

Юров убежден, что и сам он оказался бы в таком списке, потому, что его мнение не всегда совпадает с официальным. И дело даже не в том, что ему есть что скрывать, просто никому из нас не хочется быть объектом наблюдения.

Возникает и другая проблема: можно любить или не любить государство, доверять или не доверять ему, но никто не застрахован от того, что ваши данные могут попасть третьим лицам с недобросовестными намерениями.

Совсем недавно в Сан-Франциско горожане потребовали запретить подобную систему видеослежения, и городские власти отказались от такого рода безопасности в пользу гражданских прав и свобод. Камеры установлены, но они не соединены в единую сеть. Правоохранительные органы обращаются к записям при необходимости.

Главная дискуссия по правам человека разворачивается вокруг того, как обеспечить безопасность, не нарушая свобод гражданина и человека.

Главная цель утверждения и соблюдения прав человека, по мнению лектора, – это защита жизни, свободы и собственности. Именно для этого были созданы государство, суды и правоохранительные органы. Им доверили оружие и монополию на насилие. Однако теперь мы понимаем, что кто-то должен защищать общество в тот момент, когда государство посягает на нашу жизнь, свободу и собственность, считает лектор.

Права человека существуют в том числе и для того, чтобы у нас была возможность регулировать отношения с государством, оспаривать несправедливость и отстаивать неприкосновенность частной жизни, резюмировал Юров.