В конце января 2011 года в США были опубликованы результаты годичного исследования учредителей американского научно-практического проекта The Pew Forum on Religion and Public Life. Тематика первого доклада, на мой взгляд, звучит весьма красноречиво и актуально: The Future of the Global Muslim Population, в переводе на русский язык – «Перспективы развития людских ресурсов мусульманского мира».

Юлдуз Нуриевич Халиуллин – кандидат экономических наук, член-корреспондент Международной экономической академии Евразии.

Здесь я ограничусь лишь кратким изложением выводов и статистических данных упомянутого доклада. Замечу, кстати, что эти выводы практически совпадают и с моими прогнозами, высказанными во время выступления на международной Конференции мусульманских ученых в Казани три года назад («Мусульманский мир как центр геополитического притяжения»). Итак…

Мусульманские тренды

1. В 1990 году общая численность всех мусульман в мире составила 1,1 млрд. человек, то есть 20% населения земного шара (5,3 млрд.). К 2030 году эта цифра удвоится – в мусульманском мире будут проживать 2,2 млрд. человек, что будет составлять уже 26,4% всего населения планеты (8,3 млрд.).

2. Нестабильный Пакистан обгонит Индонезию, крупнейшую мусульманскую страну, где сейчас проживают около 200 млн. человек. Население Пакистана достигнет 256 млн. человек; чуть меньше мусульман будут жить соответственно в Индии и Бангладеш. Это означает, что общее мусульманское население трех ведущих стран Индостанского субконтинента составит не менее 700 млн. человек, то есть столько же, сколько проживает в этом регионе представителей индуистской религии. Это, безусловно, станет дополнительным политическим фактором в системе межгосударственных отношений в этом неспокойном регионе мира.

3. Население Афганистана, несмотря на многочисленные военные потери, превысит 50 млн. человек. По этому параметру страна войдет в первую десятку мусульманских стран. Темпы роста населения антиамериканского Ирана весьма замедлятся, поскольку в этой мусульманской стране осуществляется примерно такой же неофициальный контроль над рождаемостью, как в США (75% женщин включены в эту систему контроля).

4. Картина роста населения в регионе Ближнего Востока будет работать против Израиля, поскольку рождаемость на территориях Палестины самая высокая в мусульманском мире, и, более того, мусульмане составят почти четверть населения самого Израиля.

5. Продолжится быстрый рост мусульманского населения Африканского континента. В частности, в Нигерии мусульманское население достигнет почти 100 млн. человек (70% населения), в то время как доля христиан сократится с 30 до 20%. Как известно, Нигерия – крупнейшая в Африке нефтедобывающая страна (100 млн. тонн ежегодно) и по объему ВВП занимает второе место на Черном континенте после ЮАР.

6. К 2030 году ожидается удвоение мусульманского населения США – от 3 млн. до 6,2 млн. человек. Такая же тенденция сохранится и в ведущих странах Западной Европы. Во Франции, в Германии, Бельгии, Швеции и Голландии мусульманское население составит около 10%.

Фермент роста

К 2030 году в мусульманском мире будут проживать 2,2 миллиарда человек – 26,4% населения планеты.

Оценивая причины быстрого роста людских ресурсов мусульманского мира, руководитель проекта Алан Куперман заявил, что в этих странах женщины очень рано выходят замуж и, как правило, не прерывают беременность искусственным путем, поскольку шариат (исламское право) запрещает это. В то же время темпы роста населения в ближайшее десятилетие будут снижаться, и этот процесс будет приближаться к общим нормам мировой статистики.

Другой участник исследовательской группы, профессор Бриан Грим отметил в этой связи, что нельзя верить всевозможным спекуляциям о том, что якобы через 15–20 лет Европа превратится в Еврабию, где доминирующие позиции займут мусульмане – арабы и турки, а также выходцы из Южной и Юго-Восточной Азии. «Наши исследования убедительно показывают, что число мусульманского населения Европы в 2030 году составит не более 8–9%», – подчеркнул Грим.

Что касается численности приверженцев христианской религии (об этом доклад будет представлен через год), то речь идет о 2,5–3 млрд. человек, что означает около 30–35% населения планеты в 2030 году.

Как известно, научные исследования нынешнего состояния и перспектив развития мусульманского мира и других ведущих мировых религий заметно активизировались на Западе в конце ХХ века. Дело в том, что после распада СССР и роспуска Варшавского договора – главного противника НАТО, североатлантический военный блок как бы остался без внешнего врага, оправдывающего его существование. И поэтому неудивительно, что сразу после окончания холодной войны на Западе прежде всего начались безудержные поиски внешнего врага по всем континентам и азимутам.

Столкновение цивилизаций?

В поисках внешнего врага наибольшее распространение получила наукообразная концепция американского ученого Самюэля Хантингтона о столкновении цивилизаций, суть которой заключается в следующем. В постконфронтационную эру, утверждает Хантингтон, глобальная политика и международные отношения приобретают межцивилизованную природу. Господствовавшая во второй половине ХХ века политика взаимодействия трех мировых блоков (НАТО – Варшавский договор – страны неприсоединения) постепенно замещается взаимодействием шести или семи крупнейших цивилизаций, и, следовательно, соперничество супердержав (США–СССР) сменяется столкновением цивилизаций.

Сторонники этой концепции внушают мировым лидерам, что столкновение цивилизаций неизбежно и уже в ХХI веке может принять различные формы: в частности, пограничного столкновения – на линии между цивилизациями – и осевого столкновения – между крупнейшими державами различных цивилизаций с привлечением своих союзников (нечто подобное третьей мировой войне).

При таком межцивилизационном раскладе сил в мире, естественно, на первый план выдвигаются две крупнейшие цивилизации современного мира – христианская и мусульманская, которые, по мнению сторонников упомянутой концепции, в последней четверти ХХ века постепенно начали терять толерантность по отношению друг к другу. На Азиатском континенте таковыми могут стать мир индуизма и конфуцианства (прямой намек на Индию и Китай), двух самобытных вертикальных цивилизаций, имеющих огромные человеческие ресурсы – более 2 млрд. человек.

Отсюда вывод: столкновение цивилизаций может стать главной угрозой миру уже в XXI веке. И даже ООН, дескать, не сможет содействовать урегулированию существующих и нарастающих противоречий между крупными цивилизациями, поскольку механизм действия и уставные документы ООН основаны на урегулировании межгосударственных отношений и не предусматривают межцивилизационных подходов к решению глобальных проблем современного мира.

Мне хотелось бы подчеркнуть, что вся история развития человечества, взаимопроникновение и взаимодействие разных цивилизаций как раз говорят о совершенно обратном – о мирном сосуществовании великих религий как на небольших территориях, так и на огромных просторах. Поэтому речь нужно вести не о столкновении цивилизаций, а о сотрудничестве между цивилизациями.

Тысячелетняя история оставила блестящие материальные и духовные доказательства как на огромных территориях Индии и Китая веками уживались сложные философские концепции и религии: индуизм, буддизм, конфуцианство. В течение многих веков аналогичную картину можно было наблюдать и на Ближнем Востоке – на родине трех мировых религий: христианства, иудаизма, ислама.

Россия может поделиться своим опытом в этой сфере, показать мировому сообществу результаты длительного мирного сосуществования и сотрудничества между общинами двух крупнейших цивилизаций – христианской и мусульманской – на огромных просторах нашей страны в течение тысячелетия.

Арабский дрейф

Нынешнее пробуждение Арабского Востока после полувековой политической спячки, при всех разбросах по странам, следует рассматривать, на мой взгляд, как призыв нынешнего поколения образованной молодежи к демографическим переменам и требование социальной справедливости. Речь идет, между прочим, и об установлении равноправных отношений и с развитыми странами Запада и Востока путем ограничения привилегий верхушки нефтяной элиты, действующей по принципу «доллары и оружие за нефть». Кстати, этот принцип весьма удобен и для западных лидеров и транснациональных нефтяных компаний.

Думаю, что этот процесс перемен – отход от консервативного статус-кво в арабском мире, как это происходит в других азиатских и латиноамериканских странах, будет идти долго и небезболезненно, займет еще не одно десятилетие. Главное – избежать кровопролития гражданской войны и межрелигиозных столкновений, в том числе внутри самой мусульманской общины, прежде всего между суннитами и шиитами, двух главных ветвей современного ислама.

Источник: «Независимая газета»