Прошлым летом в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина в Москве прошла крупная выставка, посвященная творчеству Нормана Фостера, самого удивительного архитектора современности. Один из лидеров стиля хай-тек, он буквально преобразил многие города, а сейчас строит первый на планете экологически чистый город.

Александра Билярчик

Главное – вовремя подарить ребенку книгу

Фостер появился на свет в Манчестере (Англия) в 1935 году, в семье простых рабочих – его родители трудились на вагоностроительном заводе. По воспоминаниям Нормана, у выходца из района, где он рос, «было столько же шансов попасть в университет, сколько стать Папой Римским».
Норман учился на отлично в местной школе, но рос замкнутым ребенком, и его часто обижали сверстники. Поэтому свободное время одинокий мальчик проводил за альбомом с карандашами – он очень любил рисовать красивые здания. А когда за отличную успеваемость родители, знающие об увлечении сына, подарили ему книгу об архитектуре, Норман изучил ее вдоль и поперек, а потом отправился в библиотеку за новыми сведениями. Во всем городе не было больше ребенка, который столько бы знал об архитектуре, как Норман.
Он страстно мечтал учиться, однако нужда, которая уже погубила немало талантов, спустила его с небес на землю – в 16 лет Норману пришлось бросить школу и устроиться на службу клерком, чтобы помочь родителям сводить концы с концами. Работа в Манчестерском городском казначействе была монотонной и ужасно скучной, и Нормана интересовало лишь само здание муниципалитета, построенное в стиле викторианской псевдоготики. Отслужив два года радистом в Королевских ВВС, Фостер твердо решил заниматься впредь только тем, к чему его безудержно тянуло с детства.

Небоскрёб Мэри-Экс, одно из последних творений Фостера (1997—2004) размещает главный офис швейцарской страховой компании «Swiss Re»

Ему удалось попасть в манчестерскую архитектурную фирму, где Норман рисовал эскизы и жадно слушал разговоры архитекторов – в основном выходцев из богатых семей и выпускников университетов. Там Фостер понял, что большинство из них даже не знакомы с работами ведущих архитекторов того времени, которые он изучил еще в детстве. Но без диплома его никто не стал бы и слушать, поэтому 21-летний Норман поступил на платное отделение Школы архитектуры и городского планирования Манчестерского университета.
Первый год был, пожалуй, самым сложным в его жизни в материальном плане. Чтобы оплатить учебу, будущий король архитектуры выкручивался, как мог, – продавал мороженое, разгружал стройматериалы, был вышибалой в ночных клубах. Но за успехи в учебе и многочисленные призы за работы талантливому студенту начали выплачивать хорошую стипендию, которая дала ему возможность путешествовать и практиковаться за рубежом.
После учебы молодой магистр архитектуры с другом по университету и двумя девушками (одна из них, Венди, стала потом его женой), создал фирму с названием Team 4. Она просуществовала недолго, зато осталась в истории навсегда – именно результатом ее работы стал популярный с тех пор стиль хай-тек. Первые проекты Фостера эксплуатировали традиционные мотивы, однако к тому времени как Норман с женой основали собственную компанию, стал вырисовываться его собственный стиль – глубоко индивидуальное творческое направление, осмысляющее технологические новинки очень образно, порою даже экстравагантно.

Коммерцбанк-Тауэр во Франкфурте (самое высокое здание Европы в 1997-2004)

Фостер первым начал при проектировании уделять внимание сохранению окружающей среды. Для создания покрытий он использовал сетчатые оболочки – системы металлических стержней, перекрещивающихся в двух направлениях и образующих «мембрану», при помощи которой можно создавать криволинейные поверхности и перекрывать пролеты с минимальными затратами материалов. Первыми значимыми проектами Фостера были лондонский Фред Олсен-сентр (1967), где впервые было масштабно применено столь модное впоследствии зеркальное остекление и штаб-квартира одной из фирм: стены этого здания были выполнены из черного стекла, а крыша покрыта зеленой лужайкой. С тех пор Фостер отдавал предпочтение легким сборным конструкциям и интерьерам, которые легко адаптируются к требованиям заказчика.

Небоскреб по фен-шую и награда за Рейхстаг

Купол Рейхстага в Берлине

Его «перу» принадлежат многофункциональный и тесно связанный с природным окружением Сайнсбери-сентр в Норвиче, Рено-сентр близ Суиндона – с экспрессивным, барочным контрастом опорных колонн и подвешенных на них модулях перекрытия, небоскреб Шанхайского банка в Гонконге, реструктурированный с применением фен-шуя – центральным помещением банка стал 12-этажный атриум, дополнительно освещаемый с помощью солнечного рефлектора, а из главного холла расходились диагональные эскалаторы. В 1991–1992 годах по проекту Фостера было возведено высочайшее здание в Европе (до 2003 года) – 300-метровый центральный офисный комплекс «Коммерцбанка» во Франкфурте – «зеленая башня», взятая в футляр многоярусных зимних садов.
Мастер неоднократно проектировал аэропорты, в том числе Стенстед близ Лондона и крупнейший в мире по площади закрытых помещений Чек Лап Кок в Гонконге, композиционно распластанный по земле и благодаря прозрачным перекрытиям максимально открытый естественному освещению. Не раз обращался к чисто инженерным и дизайнерским проектам, разработав, в частности, экспресс-систему наземного рельсового транспорта в Бильбао и новую линию мебели.
Фостер увлечен идеей экологичности и очень внимателен к новациям в области энергосбережения. Спроектированные им здания сами регулируют потоки воздуха и света, активно экономя энергию, они представляют собой единый, порой независимый от внешних источников, организм. «Конечно, архитекторы не могут разрешить все экологические проблемы, но они могут разрабатывать здания с меньшими энергетическими затратами и использовать экологически чистые отделочные материалы. В конце концов, они могут влиять на организацию городской жизни», – говорит Фостер.
Известнейшей работой мэтра стала завершенная в 1999 году реконструкция здания берлинского Рейхстага, призванного вновь стать местопребыванием парламента объединенной Германии. Архитектор увенчал его новым стеклянным куполом – с подводящей к нему широкой спиралевидной зеркальной полосой, позволяющей видеть, что происходит внизу, в зале заседаний, и тем самым символизирующей «новую демократическую открытость» германской политики. Оригинальная конструкция стен и прозрачные стекла позволяют концентрировать и рассеивать солнечный свет, вследствие чего энергетические затраты на обслуживание этого здания сводятся к минимуму. Здесь есть уникальная система перекачивания холодной родниковой воды, которая полностью заменяет кондиционеры и сокращает потребление энергии на 25%. А 360 зеркал улавливают дневной свет и посылают его в зал заседаний парламента, поворачиваясь под разными углами в зависимости от времени суток и погоды. Это здание по многим техническим решениям попало в Книгу Гиннеса.
Интересно, что творения Нормана  Фостера иногда могут нести в себе не только эстетическую архитектурную ценность, но даже влиять на жизнь общества, что доказывает здание Музея Гуггенхайма Фрэнка Гери на севере Испании, которое в свое время имело сильное влияние на социальную систему и экономику. То же можно сказать и о 43-этажном Шанхайском банке в Гонконге, который стал символом современного Сянгана как крупного финансового центра мира и Азии.
Еще, что очень важно для Нормана Фостера при создании очередного шедевра, так это учесть, чтобы новое современное здание обязательно вписывалось в окружающую исторически сложившуюся среду местности, сохранило облик старинных районов и городов. И это при том, что любимые его материалы – сталь и стекло! Например, Мэри-Экс – 40-этажный небоскреб в Лондоне, по форме напоминает сосновую шишку, но оно не только не выбивается из общего настроения исторического квартала столицы Великобритании, а даже дополняет его. Кстати, этот первый небоскреб Лондона – тоже «зеленое» здание: башня имеет естественную систему кондиционирования и вентилирования, что существенно влияет на экологию атмосферы.
Работая же над настоящими памятниками архитектуры, мэтр бережно относится к их истории: так, в том же Рейхстаге он максимально сохранил исторический облик знаменитого здания и сберег надписи, оставленные советскими солдатами.
Фостер – обладатель целой кучи наград. В 1990 году он был возведен королевой Елизаветой II в рыцарское звание, в 1997 году – награжден орденом «За заслуги», а спустя два года стал пожизненным пэром, членом Палаты лордов. Титул Фостера  – Лорд берега Темзы (Lord Foster of Thames Bank, Reddish). Также он лауреат Императорской и  Притцкеровской  премий, зарубежный почетный член Российской академии художеств. В странах СНГ, кстати, тоже немало его проектов – это Байтерек (монумент) в Астане, «Дворец Мира и Согласия» там же, проект реконструкции здания Дворянского собрания и его объединения с главным зданием Пушкинского музея в Москве, а для Санкт-Петербурга бюро Фостера разработало проект реконструкции острова Новая Голландия и торгового комплекса.

То, чего мир еще не видел

Этим летом Фостеру исполнилось 76 лет, однако он все так же бодр, полон сил и планов – непрерывно рисует и работает, по своему обыкновению, сразу над несколькими проектами. Среди них – культурно-деловой центр «Хрустальный остров» в Москве, который планируется достроить в 2014 году. Небоскреб высотой 450 м будет иметь общую площадь внутренних помещений более 2,5 млн. кв. м, что сделает его самым вместительным зданием на планете. Также Фостер руководит строительством первого в мире отеля класса «семь звезд». Фешенебельная гостиница откроется в Италии в 2013 году. Еще в планах архитектора – Масдар-Сити, первый в мире экологически чистый город. Он возводится в Абу-даби, окончание строительства – в 2018 году. В Масдаре абсолютно не будет выбросов углекислого газа. Вся энергия будет обеспечиваться фотоэлектрическими панелями, концентрированной солнечной энергией, ветром, от переработки отходов и других возобновляемых источников энергии. Количество отходов на свалках будет сокращено на 99% за счет повторного использования и переработки. Привычного для нас транспорта не будет тоже. «Одновременно с планированием этого города мы вовлечены в работу над изобретением нового вида транспорта,  –  рассказывает Фостер.  – Представьте себе, что вы сможете вызвать свой персональный экологичный автомобиль по мобильному телефону, и в течение трех минут он вас встретит и, без водителя, самостоятельно доставит куда требуется по самому оптимальному маршруту».
От стройки к стройке мастер перемещается на личном реактивном самолете, которым управляет сам. «В одно утро я легко успеваю просмотреть около десяти проектов, а за неделю – легко от 50 до 70 проектов, – говорит Фостер. – И обычно каждую неделю я бываю в трех местах в разных частях мира».
Он сформировал взгляд на архитектуру как среду обитания и первый воплотил идею современников – использовать в архитектуре экологический подход. На самом деле просто поразительно, с какой быстротой принимает практически весь мир любые радикальные идеи Фостера. Его здания необычны, узнаваемы и поистине уникальны. «Секрет прост, – смеется великий архитектор. – Моя миссия состоит в том, чтобы создать структуру, которая бы была чуткой к культуре и климату своего места. Каждый в моей студии – это человек дела, с верой в важность исследований и глубокими познаниями в истории».

Источник: Газета «Я»