Крупнейший в стране специалист по экономическому региональному и пространственному развитию, директор региональной программы Независимого института социальной политики рассказала «Новой газете» о том, почему в ряде регионов России никак не могли голосовать так, как проголосовали по официальным отчетам, о реальных экономических показателях российских территорий и о том, как преодолеть пропасть между сразу несколькими Россиями.

Связь сердца и желудка

– Наталья Васильевна, прежде чем спрашивать вас о том, как разные регионы проявили себя на президентских выборах, хочется понять, что на самом деле происходит. Власти рапортуют, что кризис преодолен, что Россия опередила все развитые страны по вложениям в социальную сферу, что растут пенсии и зарплаты. А как люди живут на самом деле?

Наталья Зубаревич. Фото: РИА Новости

– Мы как раз только что закончили анализ динамики развития регионов за 2008–2011 годы. Самое главное – стагнация реальных (то есть с учетом инфляции) доходов населения: за три года они выросли только на 6%. В первой половине 2011 года доходы населения даже сокращались, и только с сентября, перед стартом выборов, власти стали «подкармливать» народ: еще раз подняли пенсии, выдали надбавку учителям, далее по списку. Тем не менее всего этого не хватило! За весь прошедший год рост реальных доходов населения составил 1%, хотя кризис, как нам сообщали власти, давно закончился.

– Но это, что называется, «в среднем по больнице». Наверное, в разных регионах ситуация отличалась?

– Действительно, все последние годы самыми высокими темпами росли доходы населения республик Северного Кавказа. Источник понятен – трансферты из федерального бюджета. Огромные инвестиции из центра получили Краснодарский и Приморский края (Олимпиада и саммит АТЭС соответственно), что способствовало росту доходов населения. Весь Дальний Восток показал более благополучную динамику тоже благодаря федеральным инвестициям. В лидерах и Москва с Санкт-Петербургом, две столицы всегда первыми получают прибавку доходов от возросших цен на нефть. Так и будет, пока сохраняется сверхцентрализация управления, пресловутая вертикаль.

Снижение реальных доходов населения в 2011 году наблюдалось в 55% субъектов РФ, сильнее всего – в регионах с сильным промышленным спадом и в регионах – основных добытчиках нефти и газа, где занятым просто порубили бонусы и премиальную часть зарплаты.

Поэтому поверить в то, что в Тюменской области или Ямало-Ненецком автомомном округе граждане руками, ногами, сердцем и пятками голосуют за национального лидера в масштабах 73–84%, я не могу. Конечно, в России нет прямой связи между сердцем и желудком, но статистически она все же существует.

– Где в наибольшей степени наблюдалось такое аномальное голосование?

– Если говорить о развитых промышленных регионах, то могу назвать их поштучно на основании итогов многих выборов: Башкортостан и Татарстан, Кемеровская область. На думских выборах 2011 года могучие результаты показала и Челябинская область. Мы сопоставляли промышленные города разных территорий с примерно схожим уровнем жизни и структурой экономики. Как только попадался город из этих четырех субъектов – так сразу запредельное, аномально высокое голосование за власть. Это нарисованные результаты, полученные при помощи регионального административного ресурса.

Итоги президентских выборов по Челябинской области выглядят более достоверно, но, к примеру, когда Ямало-Ненецкий автономный округ дает Путину 84% голосов… В регионе, где упали реальные доходы населения, где идет интенсивный миграционный отток, получить такой результат можно только известными способами. Видимо, все жители голосовали как работники непрерывных производств.

–Избирательная кампания главного кандидата во многом строилась на противопоставлении «России рабочей», промышленной, патриотичной и «России офисной», якобы прозападной и «оранжевой». Экономическая статистика и итоги выборов дают основания для такого размежевания?

– Многие промышленные регионы действительно голосовали за Путина. Это надо очень четко понимать. Логика очень простая: в промышленности заняты в основном работники старше 40 лет, они хорошо помнят кризис 1990-х годов, остановку предприятий, длительные невыплаты зарплат и категорически не хотят возвращения такой ситуации. Поэтому для них голосование за Путина – это голосование по принципу «не было бы хуже». Те, кто живет в индустриальных городах (условно говоря, в России-2, если считать Россией-1 жителей крупных городов), где у граждан гораздо меньше шансов что-то предпринять при ухудшении экономической ситуации, предпочитают синицу в руках.

Прямой связи между экономическим состоянием региона и тем, как там голосуют люди, не существует. Формула «чем хуже живешь, тем сильнее поддерживаешь власть», как и формула наоборот, не работает. Принципиальное значение имеет разница между территориями с относительно свободным и с манипулируемым голосованием. Она видна невооруженным взглядом.

– Раз бытие все же определяет сознание, вернемся к экономике. Она действительно преодолела последствия кризиса 2008 года?

–В целом спад преодолен, хотя восстановление идет медленно. Объем инвестиций в 2011 году все еще отставал от показателей 2008 года на 4%. Только 39 регионов из 83 (меньше половины) превысили докризисный уровень. В Москве, Московской области и Петербурге – крупнейших агломерациях страны, наиболее привлекательных для бизнеса, – инвестиции составляют лишь 50–70% от уровня трехлетней давности.

ровень безработицы по методологии Международной организации труда снизился до 6,3%, вернувшись к докризисным показателям. В то же время вынужденная неполная занятость (неполная рабочая неделя, административные отпуска без сохранения или с частичным сохранением зарплаты) хоть и сократилась в три раза по сравнению с пиком кризиса, но охватывает почти 1 млн человек.

Промышленное производство вышло на докризисный уровень только в конце 2011 года, спад преодолели 2/3 регионов. Отстают металлургические регионы: Вологодская и Свердловская области более или менее «выползли», а вот Липецкая, Челябинская и Кемеровская области – еще нет. Сильный спад сохраняется в некоторых машиностроительных регионах – Самарской, Нижегородской, Орловской, Ярославской областях, в которых преобладают неконкурентоспособные производства.

Быстрее всего растут регионы новой индустриализации, куда активно входил западный и отечественный частный капитал (Калужская, Ленинградская,Калининградская и Белгородская области). Формально нет проблем у Дальнего Востока, он особо и не падал, потому что падать было нечему.

Осенью будет интересно

– Выборы прошли, фамилия президента известна, но что теперь ждет экономику и общество?

– Быстрого экономического роста никто не ждет. Социальных обязательств перед выборами было принято много, поэтому средства будут и дальше перераспределяться в пользу бюджетников и пенсионеров, а также менее развитых и периферийных территорий. Однако прибавка денег будет относительно небольшой и не решит ни одной проблемы. Будет расти и дополнительный груз – расходы на реализацию пафосных проектов властей, той же Олимпиады. Бюджетная ситуация в подвешенном состоянии.

Можно сравнить экономические риски по разным типам городов и территорий. Для промышленных городов (условной России-2) самое главное –  будет ли вторая волна кризиса. Смягчить ее удар, как это было сделано в 2008–2009 годах за счет накопленных резервов, не удастся. Нет уже той «жировой подушки». Так что и безработица будет выше, чем в прошлый раз, и падение доходов окажется сильнее. В крупнейших городах (условной России-1) в случае новой волны кризиса также возникнут проблемы, но их население более мобильно и адаптивно благодаря высокому человеческому капиталу. Кроме того, Путину опять повезло – в ближайшие годы в трудоспособный возраст будет входить малочисленное поколение 1990-х годов рождения, поэтому спрос на новые высококвалифицированные рабочие места будет меньше. В России-3 (это обширная сельская периферия, малые города и поселки) в случае нового кризиса ничего не произойдет. Ее население – вне политики и выживает «на земле», патриархальная система ценностей и стереотипы поведения очень устойчивы, а человеческий капитал и мобильность низкие. Если сольются возможные экономические протесты России-2 и этический протестный потенциал России-1, будет интересная комбинация.

– Получается, внутри одной страны существуют как минимум три?

– В некотором смысле да, потому что разным «Россиям» нужно разное. Россия-1 хочет политического представительства, прав и свобод, уважения, европейских стандартов жизни и безопасности. России-2 тоже подспудно все это требуется, но на первом плане у нее стабильная работа и зарплата. Путин пока это обеспечивал, поэтому выбор голосовавших за него людей в промышленных городах и регионах рационален. Да, система ценностей у них иная, чем у образованной молодежи крупных городов, но нельзя же клеймить их «анчоусами» и «быдлом». Нужно искать точки соприкосновения и объяснять, что необходима трансформация системы. Россия-1 и Россия-2 еще долго не смогут договориться, но они должны пытаться понять друг друга. Тогда это резко повысит возможность их взаимодействия в будущем.

– Последние политические события сильно повлияли на эмоциональный фон в крупных городах. Одни рвутся на баррикады, другие говорят, что уедут из страны.

– У меня лично ощущение, что пока все будет тихо. Действительно, многие люди из России-1 попытаются уехать, потому что издержки личного перемещения все-таки меньше в масштабах человеческой жизни, чем изматывающая борьба за перемены или их пассивное ожидание. Многим хочется максимально себя реализовать, а главное – обеспечить лучшее будущее своим детям. Но глобальный экономический кризис продолжается, и очень многим скажут: «Уважаемые россияне, мы вас не ждали, у нас тут очередь – греки, жители стран Балтии и т.д.» Греков приглашают те же немцы: инженерами, айтишниками. А россияне, кроме всего прочего, – не члены Евросоюза. Нужно трезво смотреть на перспективы, хотя что лучше – «этих отмыть или новых нарожать», – каждый решает сам.

– Как на внутриполитическую ситуацию может повлиять роковая дата 1 июля – день отложенного с зимы повышения акцизов на топливо и тарифов на ЖКХ?

– Чувствительным будет повышение тарифов ЖКХ и на транспорт. Рост акцизов на топливо также вызовет повышение цен по всей цепочке. Но множество россиян летом на дачах, работающие уходят в отпуска, так что очнутся лишь в сентябре. Из-за повышения тарифов революций не бывает, и они никому не нужны. Однако у общества уже прорезался голос, и оно начнет задавать вопросы. Дорогие сограждане, не спешите уезжать. Скорее всего, в России будет интересно.

Подробнее о результатах мониторинга развития регионов России читайте на сайте Независимого института социальной политики