Истории и анекдоты собранные из книг, журналов, газет и Интернета.

Злыгостев А.С., Абидова Е.А. – авторы составители

«Реальные случаи из всемирной истории и исторические анекдоты» – Таганрог: Historic.Ru, 2012

 

Приговоры, выносившиеся в 1918-20 годах в Советской России, считаются одними из тягчайших за всю историю мирового права. Самым суровым образом в ту пору карались преступления малозначительные: кража кур, самогоноварение, оскорбление действием. Преступников, совершивших эти деяния, приговаривали «к лишению свободы до полной победы мировой революции».

* * *

В советских школах в 20-е годы XX века считалось неприличным грамотно писать, поскольку это было не по-пролетарски. На грамотея могли даже донести куда следует.

* * *

Однажды знаменитый солист Большого театра Иван Козловский обратился к Сталину с просьбой разрешить поездку заграницу, так как имеются приглашения из многих театров мира.

– А не убежишь? – спросил Сталин.

– Ну, что вы, товарищ Сталин, родное село Марьяновка под Киевом мне дороже, чем все заграницы.

– Хорошо! Вот и поезжай в родное село.

За границу при жизни Сталина Козловского так и не пустили.

* * *

Иосиф Сталин смотрел в Большом театре премьеру оперы Вано Мурадели «Великая Дружба». Отзвучал финальный аккорд, зажегся свет в зале. Публика безмолвствовала – все ждали, когда зааплодирует вождь. Но вождю музыкальное действо не понравилось. Он встал в правительственной ложе и изрек, понимая, чем отзовется его молчание:

– Артисты не виноваты!

* * *

Великая Отечественная. Звено Ил-2 вылетело на задание. Над линией фронта они попадают под сильный зенитный огонь, один самолет поврежден и вынужден повернуть на зад. На нем подвешены две бомбы, а с ними посадка категорически запрещена, но чтобы не пострадали мирные люди или свои войска, пилот решает их сбросить в озеро, возле аэродрома базирования. В это время в полку штурмовой авиации, находится начальник штаба армии, которой «летуны» подчиняются. Генерал наградил отличившихся и сел с комсоставом за стол. Лето и накрыли на открытом воздухе, чуть в стороне от взлетной полосы. Часть была одной из лучших, командовал ей майор – сам отличный летчик, и все в полку надеялись на присвоение ему очередного звания. Но проверяющий новых погон не привез и чувствовалось, что он решил прощупать майора сам. За столом налили положенные сто грамм и разложили нехитрую еду из рациона. Отведав пару ложек, генерал, обращаясь к командиру полка:

– Что, у вас из еды только концентраты?

– Да, но все уже привыкли.

– А людях надо бы лучше заботиться.

– Так нам что хозяйственники привозят, то и едим, самим взять не где.

– А вон озеро, наверняка полно рыбы. – И показывает на виднеющуюся водную гладь метрах в четырехстах.

– Да у нас и снастей никаких для этого нет.

– А нахер снасти, ты туда бомбу кинь, вся рыба всплывет.

– Да людей у меня нет свободных, и других дел поважнее хватает.

Генерал, не привыкший уговаривать, от несговорчивости начал выходить из себя:

– Не будем спорить майор, считайте это приказом и приступайте к исполнению, по окончанию мне доложить. Услышав в ответ: – Есть! – Вышел из-за стола, выпил налитую «сотку» и, расслышав натужный гул мотора, поднял голову вверх. Из-за леса на бреющем полете выскочил Ил-2 и пролетая над озером, скинул бомбы. Два огромных фонтана брызг с грохотом поднялись к небу, еще не слабая взрывная волна посбивав головные уборы, заставила людей инстинктивно присесть. Подняв фуражку, начальник штаба, на фоне висящих над озером брызг, увидел, идущего к нему строевым шагом, с рукой приложенной к голове, майора. Остановившись в метре от него, командир полка, четким голосом произнес:

– Товарищ генерал, ваше приказание выполнено!

Генерал слегка ошалевшим голосом: – Молодец майор, молодец, сверли дырки на погонах. И бубня себе под нос: – Твою мать, ведь никто не поверит. Сел в машину и уехал.

А полк два дня, вместо американской тушенки с галетами, вынужден был есть мелких, костлявых озерных карасей.

* * *

Во время войны велась интенсивная разработка скорострельных авиационных пулеметов, призванных сменить надежный ШКАСС.

Один из вариантов, проходивших испытание на полигоне был пулемет конструкции Соколова (кажется он так и не пошел в серию – при его скорострельности позволявшей срезать столбы одной очередью, быстро кончался боезапас, да и срок службы был невелик).

И вот на полигон, где велись сравнительные испытания пулеметов, приехал конструктор. Он по братски поговорил с оружейными техниками, среди которых были просто ассы по стрельбе из пулемета, и в процессе разговора слегка их подзужил:

– А может кто нибудь из вас потушить выстрелом из пулемета свечу, ну скажем с 50 метров?

Ребята тут же загорелись, раздобыли свечей, установили их на полигоне… да вот только не успевали отойти от зажженной свечи, как ветер ее тут жe тушил.

К счастью на полигоне стоял сарайчик какой-то. Вот свечу в этот сарайчик и установили. Оно и виднее заодно. Дверь разумеется нараспашку, отмеряли дистанцию. Ну поскольку пулемет стреляет только очередями, то просто заряжали по одному патрону. И тут выяснилось, что задачка не так проста.

Нашлось пару снайперов, которым удавалось свечу перебить, но решили, что это не по правилам – ее же только потушить требовалось. В общем, когда все попробовали и решили, что это можно сделать только случайно, конструктор сказал: «Ладно, давайте я попробую». Надо сказать, что конструктора оружия сами редко прилично стреляют, но уважили, уступили место за пулеметом, стараясь не улыбаться. Соколов долго и тщательно целился, потом выстрелил, свеча погасла. Сбегали проверили, цела родимая. Конструктора резко зауважали.

Когда делегация возвращалась к машине, водитель, привезший Соколова на полигон, тихо поинтересовался:

– Я видел, что вы зарядили пулемет патроном, который вынули из кармана. Это что, специальный, целевой какой-нибудь?

Соколов усмехнулся.

– Да нет, патрон обычный, только в пуле наискосок отверстие просверлено. При полете такие завихрения создает – костер потушить можно, не то что свечу.

– А что ж вы так долго целились?

– Понимаешь, боялся в дверь сaрая не попасть,– грустно ответил Соколов.

 

* * *

2006 год, октябрь. Смотрю ночные новости.

Показывают беспорядки в Будапеште. Народные массы метелят полицию, или наоборот, не суть.

Диктор сообщает: «Манифестантам удалось завести танк Т-34, стоявший на постаменте в центре города в память о событиях 1956 года и протаранить полицейский кордон. Полиции с трудом удалось отбить танк».

И действительно, показывают чадящую соляркой «тридцатьчетверку», лихо несущуюся по площади с кучей народа на броне.

Осознайте только: 50 или около того лет машинка стояла без движения, в виде памятника, а потом вдруг сходу «в бой»! Вот это качество!!!

* * *

Никиту Сергеевича Хрущева во время поездки по соединенным штатам в 1959 году познакомили с новым чудом техники – автоматом газированной воды. Автомат был не простой: продавая газировку, он наливал апельсиновый сироп мужчинам и вишневый женщинам. Оборудованный примитивным фотоэлементом, автомат реагировал на свет. Разумеется женщина в юбке свет загораживала больше, чем мужчина в брюках. Во время испытаний рассерженный Никита Сергеевич даже со второй попытки вновь получил в руки стакан с вишневой газировкой. Оказалось, что фотоэлемент реагировал на широкие штаны, которые так любил носить Хрущев, принимая таким образом мужчину-чиновника за женщину. Говорят, после этого досадного недоразумения в СССР даже приостановился выпуск торговых автоматов.

* * *

В 1976 году в Москве у Метро «Кропоткинская» устанавливали памятник Фридриху Энгельсу. Для этого подогнали кран. Накинули статуе на шею трос, подняли с платформы грузовика. И в этот момент кран сломался. Энгельс остался висеть в воздухе с петлей на шее. Вокруг стали собираться люди, ситуация грозила перерасти в скандал. Тогда начальство приняло решение: пока не починят кран, накинуть на висящий памятник белую ткань. Стояла зима. За ночь тросы примерзли, и в результате статуя, накрытая белой тканью, проболталась в воздухе двое суток. Ночью зрелище было жутким – как будто в воздухе повисло громадное привидение. Когда памятник всё-таки установили, в Москве за ним прочно закрепилось название «Призрак коммунизма».

* * *

Рассказал один востоковед.

Как то Примаков встречался с патриархом всея Руси. Поветрие такое было у политиков – встречаться с патриархом. Так вот патриарх был в церемониальном облачении и гвоздем его была накидка (забыл как называется, но шибко важная в церемониях штука, перекинута через шею и двумя полосками на грудь опускается). Примаков спросил патриарха об этом элементете церковного гардероба. Алексий сказал что сия деталь важна зело и присутствует на важнейших церемониях вот уже несколько столетий. Короче, церковный раритет высокой значимости.

Так Примаков говорит, а у Вас никто не пробовал прочитать что на ней написано. Алексий удивленно сказал, что ничего там не написано. Так Примак его шибко огорчил. Предмет сей сделан из парчи. Парчу изобрели в Сирии, лучшая парча сирийская и РПЦ веками ее в Сирии закупала, даже сейчас предпочитают сирийские ткани.

Короче, на накидке арабеска (надпись стилизованная под узор). Надо быть реальным спецом, чтобы в переплетении ветвей увидеть арабские лигатуры. Примаков спец. Там было написано – «Ла ллахи илла ла ва мухаммад расуллул ла». Думаю переводить не стоит… Алексий ушел со встречи в шоке.