В Государственном Эрмитаже  началась реставрация уникального памятника мировой технической мысли рубежа 18-19 веков. Это Большие часы Штрассера, именуемые также Механическим оркестром. Их восстановление завершится    в 2014 году, когда Эрмитаж будет праздновать своё 250-летие.

«Мы вернем жизнь прекрасному шедевру нашей коллекции. А посетители музея услышат уникальное звучание, которое не слышали почти 200 лет»,– подчеркивает директор Эрмитажа М.Б.Пиотровский. За эти долгие годы часы чинил сам их создатель Иоганн Штрассер, его дети и внуки. А потом механизма сломался и починить его не мог никто. На рубеже 20-21 веков сформировалась эрмитажная лаборатория научной реставрации часов и музыкальных механизмов. Совместно с   другими подразделениями музея последовательно проводится восстановление работы всех эрмитажных часов. В прошлом году ряду сотрудников за этот труд присуждена Государственная премия Российской Федерации. Накопленный опыт позволил взяться, наконец, и за Механический оркестр. С ним связан ряд интересных фактов и даже легенд.

Иоганн Георг Штрассер – знаменитый петербургский механик и часовщик. Уроженец небольшого австрийского городка Бадена, он приехал в Петербург в конце 1770-х годов и работал здесь до самой смерти в 1815 году. Механические часы Штрассера воспроизводили сложнейшие музыкальные пьесы и были заключены в роскошные футляры. На него работали лучшие столичные мебельщики, бронзовщики и органные мастера. По заказу Екатерины II, под руководством петербургского мастера были построены часы-секретер высотой около двух метров с механическим органом, который мог играть двенадцать пьес Моцарта и Гайдна. Сейчас они находятся в коллекции Государственного Эрмитажа. Еще двое аналогичных часов были заказаны Штрассеру для императора Павла I к 1798 году и установлены в Михайловском замке. Одни из них сейчас находятся в Павловском дворце, другие – в Эрмитаже.

Большие часы Штрассера или Механический оркестр – главная работа Иоганна Штрассера. Это сооружение в виде храма высотой около четырех метров с колоннами и фронтоном красного дерева с золоченой бронзой. В центре – часы и окно с маятником весом 43,65 кг. Большие часы Штрассера содержат единственный в своем роде механический орган, сочетающий в себе два аккомпанирующих друг другу оркестра. Музыка хранилась на съемных деревянных валиках, каждый из которых играл в течение восьми минут. На валиках записаны фрагменты из произведений Моцарта, Гайдна и австрийского композитора Антона Эберля, жившего в те годы в Петербурге и написавшего пьесу специально по заказу Штрассера.

Над Механическим оркестром Штрассер работал с 1793 по 1801 год. Заказчиком мастера выступал император Павел I, который, скорее всего, предполагал установить их в Михайловском замке. Однако после смерти императора в 1801 году часы оказались не востребованы. Мастер, вложивший в проект все свое состояние, решил разыграть их в лотерею. На продажу билетов у него ушло почти два года. Для этого инженер устраивал концерты, издал рекламную брошюру на четырех языках, возил свой оркестр в Москву. Интересно, что в целях транспортировки он легко разбирал и собирал часы.

Лотерея состоялась 4 мая 1804 года. Однако выигрышный билет долго никто не предъявлял. Оказалось, что билет оказался у молодого офицера, который направляясь в свою часть, остановился в городе Либаве (сейчас Лиепая, Латвия) в доме у «доброй старушки», вдовы пастора. Она не хотела принимать плату за ночлег, но согласилась взять на память лотерейный билет, купленный офицером в Петербурге за пять рублей. В начале 1805 года она прибыла в Петербург и намеревалась устроить повторную лотерею, но часы приобрел император Александр I, выкупив их за двадцать тысяч рублей и предложив вдове пожизненный пансион.

Существует версия, что Александр приобрел часы не для себя. Якобы они были одним из подарков, которые везло посольство в Китай под руководством Юрия Головкина. Однако император Поднебесной не принял российских посланников и часы, уже навсегда, вернулись в Зимний дворец. Здесь они сначала вышли из моды, а затем постепенно пришли в негодность. Известно, что уже с середины XIX века Механический оркестр не работал.

Возвращение Механическому оркестру «голоса» специалисты считают  сенсацией. «Как любая экспериментальная, изготовленная в единственном экземпляре вещь,  Большие часы Штрассера обладают массой «болячек», – рассказывает реставратор Эрмитажа М.П. Гурьев, лауреат Государственной премии РФ. – У них  сложная  механика и  индивидуальные  особенности. В движение детали оркестра приводят 4 свинцовых груза по 200 килограммов. Пружины, которые все это крутят,  можно сравнить с железнодорожными рессорами. Часто гири падали, механизм расстраивался, его приходилось разбирать и ремонтировать. При этом Оркестр должен был работать без  скрипа, скрежета, лязга, мощных толчков.  Впечатление от звучания  должно быть приятным и легким».  К 2014 году  реставраторы восстановят корпус часов, деревянные детали музыкального механизма, механическую часть органа и воссоздадут подставку из красного дерева. Музыка записана на съемных деревянных цилиндрах. Ее особая ценность в авторской аранжировке. Сегодня эти произведения исполняют иначе, а Механический оркестр позволит услышать их именно так, как задумывали и играли два века  назад. Сейчас начинка Больших часов разобрана на детали, с деревянных валиков начали считывать и переносить в компьютер музыку. Расшифровка валиков может преподнести еще немало сюрпризов: «Известно, что одно из произведений, которое хранится на валиках, написал специально по заказу Штрассера популярный на рубеже XVIII – XIX веков композитор Антон Эберль. Валик, который является одной из немногих сохранившихся работ Эберля, еще предстоит расшифровать. Возможно, мы откроем настоящий шедевр», сообщил   М Гурьев.

Антон Эберль – австрийский композитор и пианист, родился 13 июня 1765 года. Несмотря на недолгую жизнь – всего 41 год – он создал большое число произведений различных жанров. Среди них сонаты, кантаты, 5 симфоний,  вариации и фантазии для фортепьяно, произведения камерной музыки, увертюры и многое другое. Ряд фортепьянных произведений Эберля даже публиковались под именем Моцарта, который был его учителем и другом. Характерно, что первое исполнение одной из симфоний Эберля  – ми-бемоль мажор, оp. 33 – состоялось на одном концерте с симфонией № 3 ми-бемоль мажор, op. 55 Бетховена.

Женившись, Эберль приехал в Петербург, где несколько лет пробыл пианистом, капельмейстером, композитором и преподавателем музыки  в царской семье. Его стиль   традиционно относят к эпохе классицизма, однако своим творчеством   он во многом предвосхитил романтизм.