Какое событие мы отмечаем 23 февраля? Факты свидетельствуют о том, что День Красной армии был приурочен к этой дате без реального на то основания, а существующие мифы о происхождении этого праздника выдуманы партийной верхушкой гораздо позднее. Однако сегодня он, имея новое название, отмечается в нашей стране едва ли не шире, чем в советское время. О правомерности наличия этого и других праздников в нашем календаре обратимся к доктору исторических наук, профессору МГИМО Андрею Борисовичу Зубову.

Зубов Андрей Борисович– Андрей Борисович, почему, на Ваш взгляд, для празднования Дня Красной армии советское правительство избрало такую странную дату – 23 февраля?

– Сейчас точно сказать нельзя, на этот счет существуют разные точки зрения. Впервые 23 февраля стали отмечать в 1938 году, когда была вычеканена медаль «20 лет РККА».

А вообще это очень печальная дата. 23 февраля – день, когда на заседании руководства большевицкой партии было одобрено принятие немецкого ультиматума, который повлек потом за собой Брестский мир. Поэтому 23 февраля – это «праздник» не «защитника Отечества», а скорее «капитулянта перед врагом» или «губителя Отечества». Тем не менее, дата эта прочно вошла в календарь и, что самое печальное, пережила крах коммунистического государства, и в нашем современном календаре даже стала нерабочим днем.

Задача укрепления статуса этого праздника, вероятно, была следующей: сделать так, чтобы нынешняя российская армия вела свою историю не от дореволюционной русской армии, а от советской армии. У русской армии, как известно, был свой праздник – Георгиевский день – 9 декабря.

– Современные недавно появившиеся праздники – День народного единства, День семьи – тоже вызывают впечатление искусственно насаждаемых. Есть ли у них шанс прижиться так же, как прижился День советской армии?

Праздник защитника Отечества в день капитулянта перед врагом?– Что касается Дня семьи, мне кажется, что в каждой семье этот праздник нужно праздновать все 365 дней в году. День народного единства – дата совсем не искусственная. Просто она плохо объяснена в обществе. Ведь для каждого православного человека она существовала и до официального объявления ее государственным праздником: это был праздник Казанской иконы Божией Матери. И праздник этот был связан именно с днем национального единства. В этот день после молитвы у принесенного из Казани образа Божией Матери русское ополчение, до этого находившееся в раздоре, объединилось, и все сочли это даром Божией Матери. Отставив свои разногласия, наши предки выбили поляков из Кремля. Это день не победы над поляками, как у нас многие считают, это день победы над самими собой, над своей самостью, над своим эгоизмом, над своим равнодушием – ради единства и независимости своей страны. Если черпать даты из прошлого, лучшего дня для такого праздника нам и не придумать. Это ведь день не воинской славы, а, действительно, день национального единства, которого нам сейчас так не достает. Как и любой праздник, связанный с историей, этот праздник из прошлого, указывающий нам путь в будущее.

– А какие еще праздники было бы справедливо «достать» из старого календаря?

– Я не говорю о церковных праздниках, которые всем хорошо известны. А если говорить о праздниках государственных, нам стоит вспомнить замечательный день – 19 февраля, День освобождения крестьян. В позапрошлом году мы как раз отметили 150-летие этого события. Это один из самых лучших дней в истории России. Не было более пагубной вещи в нашей истории, чем крепостное состояние, крепостное рабство. Не случайно эту реформу называли в народе Великой. Крестьяне были освобождены от рабства, получили землю, после этого не было никакого народного возмущения, а начался процесс мирного созидания, хотя и во многом непоследовательный. Содержание этого праздника – не революция и не военная победа, которая неизбежно влечет за собой многие жертвы. Это был бы праздник мирного обновления государства. Я бы назвал его днем Народной Свободы.

И еще один день должен быть в нашем государственном календаре. Мы не знаем его даты. Но это – день, когда наша страна объявит себя продолжателем не Советского союза, а дореволюционной России. Увы, Россия, рухнувшая в  годы Гражданской войны – 1917-1922, еще не восстановлена, а должна быть восстановлена. День восстановления России – Ruthenia restituta –  должен стать нашим национальным праздником, возможно, нашим главным национальным праздником.

– В нашем современном календаре – большое количество праздников, многие из них, как и 23 февраля, не имеют связи с историей, а потому воспринимаются людьми просто как дополнительные выходные дни. Как этот факт характеризует наш народ?

– Россия всегда отличалась большим количеством праздничных дат – нерабочих дней. Потому что праздники эти были церковными в большинстве своем, а еще к ним прибавлялись и государственные – например, день тезоименитства императора. Известно, что в России дореволюционной рабочий день по закону был больше, чем в странах Европы. Но зато праздников было гораздо больше, и в конечном итоге русские люди за год работали меньше, чем большинство рабочих других стран. Но смысл праздников тогда был понятен людям: праздник были тем, что объединяет людей. Поэтому сегодняшнее отношение людей к празднику как просто к возможности не работать, кому поехать на дачу, а кому принять рюмку, – это результат глубокого отчуждения, отпадения общества от власти. «Эта власть – не моя, это власть «их», и слава Богу, что они нам, хоть в праздничный день не мешают заниматься своими делами». Мне кажется, тому причиной наше советское прошлое. Думаю, в будущем должны появиться праздники, которые дороги людям, которые действительно объединяют и радуют людей. Как, например, в хорошей семье всегда помнят и празднуют день венчания, а человек, крестившийся в сознательном возрасте, всегда отмечает день своего крещения – день своего второго рождения, таким же образом мы должны отмечать какие-то важные для нашей общественной и государственной жизни даты, которым мы не «казенно радуемся» (или радуемся, что наконец от нас отстали). В такие дни мы будем  радоваться тому, что мы наследники славного исторического события, мы будем сопереживать ему. Этого пока нет, потому что, по сути говоря, нет такого государства, которое бы обществом воспринималось как «свое». Но я уверен, что когда возникнет это государство, когда восстановится наша Россия, тогда и появятся дни, дорогие для нас всех, которые мы сами сделаем своими национальными праздниками.

Источник: Интернет-издание «Татьянин день»