Мы нечасто задумываемся над тем, что образование дарит счастливые переживания, непосредственно связанные с различными его аспектами. Педагоги, исследователи проблем образования редко говорят и пишут об этом.

Владимир Родионов

Образование как удовольствиеНо вот читаем у профессора Свободного университета (Берлин) Петера Биери в статье «Что значит быть образованным человеком?» следующее: «Испытываешь радость, если удается лучше разобраться в каком-то фрагменте действительности, чувство  освобождения, когда стряхнешь с себя какой-нибудь тягостный предрассудок, удовольствие при чтении книги, бросающей луч света в глубь истории. Порой бываешь потрясен  кинофильмом о совершенно чужой и незнакомой жизни, переживаешь душевный подъем, узнав новые слова, описывающие твой собственный опыт. Мы радостно изумляемся, когда вдруг начинаем лучше понимать себя, бываем  окрылены, если удается бросить накатанную жизненную колею и тем самым убедиться в своей способности к самоопределению».[1]

А если обратиться к классикам педагогики, то у выдающегося педагога Яна Амоса Коменского в «Великой дидактике» находим такое пожелание: «чтобы занятия велись наиболее лёгким методом, который не только не отвращал бы от наук, а к ним привлекал бы, точно какая-то приманка, и дети, … должны испытывать не меньшее удовольствие от обучения, чем, если бы они целые дни занимались игрой в орехи, в мяч или беготнёй».[2]

В том же труде Коменского читаем о методе преподавания:

«Метод должен разумно сочетать приятное с полезным… Кроме того, чтобы способности пробуждались самим методом, необходимо его разумно оживлять и делать приятным именно так, чтобы всё, как бы оно ни было серьёзно, преподавалось дружеским и приятным образом в виде бесед, состязаний, разгадывания загадок или в виде притч или басен.»[3]

Другой известный деятель образования Адольф Дистервег в «Руководстве к образованию немецких учителей» писал:

«Увлекательным и интересным мы называем то, что особенно привлекает наше внимание и сочувствие, естественным образом возбуждает и повышает нашу жизненную энергию. Понятно, что мы охотно занимаемся тем, что нас увлекает, потому, что чувство удовольствия связано у человека с возбуждением его внутренних духовных сил».

«Зададим ещё раз вопрос: чем можно приохотить ученика к учению, чем внушать ему чувство радости при изучении предмета? Во-первых, любовным отношением к последнему: любовь учителя к предмету передаётся ученику; во-вторых, тем, что предполагаешь охоту к учению в ученике во время учения; в-третьих, что само собой разумеется, — дидактическим изложением предмета; в-четвёртых, и главным образом, — возбуждением у ученика чувства и сознания, что он кое-что знает и умеет, что он продвинулся вперёд. Радостное сознание знания и умения!»[4]

Утверждение, что образование должно приносить удовольствие (радость)  не является общим местом в педагогической литературе. Но как показано выше, педагоги разных веков говорили и  говорят о необходимости этой составляющей в деле образования. Скорее это идеал, к которому стремились и Коменский, и Дистервег, другие великие педагоги, понятно недостижимый для большинства реально получающих образование.

Однако, сегодня в повестку дня встает задача сделать так, чтобы образование дарило многим счастливые моменты и даже удовольствие. Связано это с тем, что образовываться приходится теперь в течение всей жизни. Трудно представить себе, что человек будет получать в течение жизни знания таким образом, как будто ему пришлось отбывать некую повинность, т.е. всегда без удовольствия. Конечно, если жизнь ставит перед обучающимся задачу: образовывайся, иначе пропадешь, то в отсутствии выбора придется подчиняться. Но плохо, когда образование в виде «ярема барщины» тяготит миллионы людей, да и формирование гармоничной,  всесторонне развитой личности при таких образовательных условиях, полагаем, дело более, чем проблематичное.

«Главное назначение образования взрослых – удовлетворить индивидуальные потребности и интересы людей в период их самостоятельной жизни, повысить их компетентность, т.е. способность самостоятельно улучшать свои экономические, социальные, политические и культурные условия жизни». [5]

В самом общем виде в образовании взрослых можно выделить две ведущие подсистемы: профессиональную и общекультурную (общее образование). Первая связана с повышением квалификации, переподготовки  и т.д. (инструментальный подход). Вторая – с удовлетворением «внепрофессиональных» общекультурных потребностей людей как творческих личностей, граждан, родителей, представителей тех или иных этнических общностей, и.т.д.

Но удовлетворять потребности (любые) человек может по-разному. Можно удовлетворить потребность в еде просто «побросав внутрь себя топливо» и тем самым заправив свой организм для дальнейшей жизнедеятельности. А можно, сев за красиво сервированный стол, под приятную музыку насладиться вкусом хорошо приготовленной пищи. К тому же можно при этом вести приятную, а бывает и полезную беседу. Таким образом, одновременно удовлетворяются не только физические, но и духовные потребности.

Полагаем не случайно интеллектуалы решали большие творческие задачи за обедом. Вспомним знаменитый обед К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко в «Славянском базаре» или Торжественный обед в честь Ш.Фурье, устроенный петрашевцами.

Совмещать полезное с приятным, более того, делать приятным полезное вот на наш взгляд ключ к сближению двух направлений в непрерывном образовании в течение всей жизни: направления инструментального и просвещенческого.

Просвещенческое или либеральное в широком смысле этого слова видение непрерывного образования, в рамках которого само образование выступает, как самостоятельная ценность рассматривает как цель постоянное всестороннее развитие и самореализацию индивида.

В случае же «инструментальной», прагматической интерпретации акцент ставится – как для индивида, так и для всего общества – на приобретение «осязаемых» благ, конкретных, экономически выраженных результатов. [ 6 ]

Два основных подхода к понятию образование в течение всей жизни сложившиеся в 70-е годы прошлого века и нашедшие свое отражение в важнейших международных документах  сейчас являются определяющими.       В течение последнего десятилетия прошлого века произошло сближение этих подходов, и даже определенное переплетение их в единое целое. Это нашло отражение в одном из наиболее удачных и полезных с практической точки зрения (по мнению экспертов) документе ЮНЕСКО – докладе Международной комиссии по образованию для XXI века «Образование: сокрытое сокровище».

В докладе сказано: «Следует продвигать концепцию образования на протяжении всей жизни со всеми ее преимуществами – гибкостью, разнообразием и доступностью во времени и пространстве… Подобное образование, помимо необходимости адаптации к изменениям в профессиональной деятельности, должно превратиться в процесс непрерывного развития человеческой личности, знаний и навыков, а также способности выносить суждение и предпринимать различные действия. Оно должно позволить человеку понять самого себя и окружающую его среду и содействовать выполнению его социальной роли в процессе труда и жизни в обществе» [ 7 ].

Безусловно, исключительно значимым является осознание международным сообществом необходимости непрерывного образования в течение жизни. Но на наш взгляд еще более существенна, постановка во главу угла вопроса о необходимости непрерывного развития человеческой личности, что, убеждены, невозможно без постоянного общекультурного развития.

Смыслом и ценностью образования на протяжении всей жизни становится личность обучаемого, развитие ее индивидуальности, введение обучаемых в мир общечеловеческой культуры – материально-практической, социальной, духовной, формирование у них способностей к ее сохранению и развитию [ 8 ].

В отличие от прагматичного обучения, когда человек приобретает знания, умения, навыки, чтобы потом чего-то достичь. Образование – процесс, когда человек сам себя образует, связан с тем, чтобы став кем-то прибывать в мире на свой собственный лад.

А образовываться, полагаем, лучше, получая от этого процесса удовольствие.

«Образование открывает нам новый аспект счастья: яркое постижение жизненного момента через поэзию, живопись, музыку. Свет, исходящий от слов, картин и мелодий, доступен лишь тому, кто видит их роль в многослойном целом, что зовется человеческой культурой». [1]

Придти к этому «яркому постижению жизненного момента» можно лишь через общекультурное развитие, а в рамках его непосредственно через художественное образование.

«Один из приоритетов современного образования – это развитие интеллектуально-творческой личности (независимо от сферы будущей профессиональной деятельности молодых людей), что объективно предполагает усиление гуманитарной составляющей образования на всех его ступенях, в том числе, актуализацию образовательного потенциала искусства»

«В российской педагогической традиции художественное образование рассматривается в связи с формированием отношения человека к искусству: любви к искусству, необходимости общения с ним, понимания смысла искусства и его предназначения, наконец, стремления к овладению соответствующими знаниями, художественными умениями и навыками».[9]

«… Но, как видим, развитие образования никоим образом не связано с усилением культуротворческой его роли. Дело не только в качественном преподавании музыки, изобразительного искусства, мировой художественной культуры (хотя эти предметы пока остаются в массовой школе единственными очагами культуры). Недооценка искусства, отношение к нему как «вспомогательному средству» девальвирует его роль в развитии духовной культуры человека. Пока мы не поймем, что искусство не средство, а способ существования человека как ЧЕЛОВЕКА, мы обречены на подобную ситуацию в образовании.» [10]

Насколько оправдан такой подход, особенно при рассмотрении образования взрослых в течение всей жизни?

Полагаем  –  оправдан. Ведь, что значит развитие творческой личности? Это формирования субъекта, который способен творить, т.е. создавать нечто новое, как в профессиональной деятельности, так и в вопросах  реализации своей личности в жизни, в обществе.

По нашему твердому убеждению любой творец должен обладать, по крайней мере, двумя качествами: метафоричностью языка и образностью мышления.

«Метафору в науке используют в двух разных случаях. Во-первых, когда ученый открывает новое явление, иначе говоря, создает новое понятие и подыскивает ему имя. Поскольку новое слово окружающим ничего не скажет, он вынужден прибегнуть к повседневному словесному обиходу, где за каждым словом уже записано значение. Ради ясности он в конце концов избирает слово, по смыслу так или  иначе близкое к изобретенному понятию. Тем самым термин получает новый смысловой оттенок, опираясь на прежние и не отбрасывая их. Это и есть метафора».

«…вторая, куда более глубокая и насущная роль метафоры в познании. Мы нуждаемся в ней не просто для того, чтобы, найдя имя, довести наши мысли до сведения других, – нет, она нужна нам для нас самих: без нее невозможно мыслить о некоторых особых, трудных для ума предметах».[11]

Убеждены, это справедливо не только для ученого, исследователя, но и для каждого образующего себя человека. Ведь в процессе образования, обучения всегда приходится работать с текстами тех, кто занимается исследованиями. Не важно, в каком виде, и на каком носителе они представлены. Очень трудно, не владея метафоричностью языка, понимать то, что хотят сказать, авторы этих текстов, открывающих новое, ведь они постоянно прибегают к метафорам. Поэтому образовывающийся должен развивать способности с одной стороны понимания такого рода языка, а с другой  применения его. Путь здесь один: через постоянное культурное развитие, через художественное образование в области литературы, поэзии.

«Поэзия изобретает метафоры, наука их использует, не более. Но и не менее». [11]

Образное мышление — процесс познавательной деятельности, направленный на отражение существенных свойств объектов (их частей, процессов, явлений) и сущности их структурной взаимосвязи.

Мышление в образах входит как существенный компонент во все без исключения виды человеческой деятельности, какими бы развитыми и отвлеченными они ни были. Нет прямого пути усвоения понятий. Их усвоение всегда опосредуется умственными образами.

В реальном процессе мышления (усвоения знаний) одновременно присутствуют как образная, так и понятийная логика, причем это не две самостоятельные логики, а единая логика протекания мыслительного процесса. Сам умственный образ, которым оперирует мышление, по своей природе гибок, подвижен, отражает в виде пространственной картины кусочек реальности.

Будучи более тесно связанными с отражением реальной действительности, образ дает знание не об отдельных изолированных сторонах (свойствах) этой действительности, а представляет собой целостную мысленную картину отдельного участка действительности.[12]

Это крайне необходимо личности образовывающей себя в наш постоянно изменчивый, неустойчивый, протекающий  в невероятном темпе век, требующий от человека, который хочет за ним угнаться, отражать действительность по возможности адекватно, чтобы правильно и результативно реагировать на происходящее вокруг него, с ним самим.

И здесь за выходом из сложной жизненной ситуации полагаем необходимо опять-таки, обратится к художественному образованию.

Ведь художественный образ, являющийся центральной категорией любого искусства, это модель, которая развивает образное мышление человека. Многогранность, многокрасочность, особая достоверность художественного образа, это как раз и есть реальное отражение участков, фрагментов действительности, а порой и предвосхищение ее.

Подведем итоги. Непрерывное образование в течение всей жизни это потребность нашего времени, получившая свою институализацию в важнейших международных документах, национальных доктринах образования, реализующаяся  в реальности нашего времени. Осуществляются образовательные процессы по двум основным концептуальным направлениям: инструментальному и просвещенческому.  Человек поставлен современной действительностью в положение, когда он вынужден постоянно образовываться, и, убеждены, что делать это лучше с удовольствием. В образовании присутствуют важные составляющие, которые рождают в обучающемся чувства удовольствия. Выявлению этих составляющих способствует художественное образовании. Отсюда можно сделать вывод, что художественное образование необходимо для взрослого человека, образовывающегося в течение всей жизни.

Литература:

1. Биери П. Что значит быть образованным человеком // Новые знания.

М.: Журнал по проблемам образования взрослых. 2008. – №4. С. 8 – 14.

2. Ян Амос Коменский Великая дидактика (Избранные главы) (Приводится по изданию: Я.А.Коменский, Д.Локк, Ж.Ж.Руссо, И.Г.Песталоцци. Педагогическое наследие. М.: Педагогика, 1989 г., 416 стр, ISBM 5-7155-0164-4)

3. Там же.

4.  Дистервег Адольф. Руководство к образованию немецких учителей. Дистервег А. Избранные педагогические сочинения.М.: Учпедгиз, 1956. С. 136 – 203.

5. Вершловский С.Г. Система образования взрослых как объект    прогнозирования // Человек и образование. СПб.: Академический вестник ИОВ РАО. – 2006. – № 8,9. – С. 54-59.

6.Телегина Г.В. «Образование в течение жизни»: институализация в европейском контексте и ее оценка. –  В кн.: Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах / Отв. ред. Г.А.Ключарев.М.: ИС РАН, 2008. – 400с.

7. Образование: сокрытое сокровище // Основные положения Доклада Международной комиссии по образованию для XXI века / МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» – Москва, 2007

8.Ивлиева И.А. Общекультурное развитие личности в системе непрерывного профессионального образования (концептуальные основы) // Человек и образование. – СПб.: Академический вестник ИОВ РАО. – 2010. – №4.- С. 163-169.

9. Художественное образование в Российской Федерации: развитие творческого потенциала в XXI веке: аналитический доклад = Arts Education in the Russian Federation: Building Creative Capacities in the 21st Century: analytical report / Л.Л.Алексеева и др.; Рос.ин-т культурологии и др.; отв. ред. К.Э.Разлогов. – М., 2011. – 72, 68с., табл.

10. Школяр Л.В. Педагогика  искусства  как  актуальное  направление

гуманитарного знания // Педагогика искусства:  Электронный научный

журнал №1 2006 год.

11. Хосе Ортега- и-Гассет. Две главные метафоры Перевод Б.В.Дубина, 1991г. OCR: Сергей Петров, 14.07.99 Origin: http: // www.chat.ru /~scbooks/

12. Доклады международной конференции Диалог 2004 «О языке образного мышления» Валькман Ю.Р., Исмагилова Л.Р. Международный научно-учебный центр ЮНЕСКО информационных технологий и систем НАН Украины и МОН Украины