В процессе реформирования системы образования обучение в некоторых государственных вузах оказалось дороже, чем в негосударственных. А поскольку четких критериев качества образования для вузов до сих пор нет, выбирать абитуриентам становится все сложнее.

ВАЛЕРИЯ ПОСМИТНАЯ

Несмотря на общественные протесты, студентов-платников в государственных вузах уже на полмиллиона больше, чем бюджетников

Несмотря на общественные протесты, студентов-платников в государственных вузах уже на полмиллиона больше, чем бюджетников

Платное высшее образование последние годы набирает обороты. По данным Минобрнауки, в 2011 году (последняя статистика) в государственных вузах студентов-платников было на 544 тыс. больше, чем бюджетников. Это почти вдвое выше показателей докризисных лет. В помощь тем, кто учится на платных отделениях, с 2008 по конец 2013 года Минобрнауки проводит эксперимент по выдаче льготных кредитов с участием нескольких банков и лучших негосударственных и государственных вузов страны. Затраты банков, связанные с низким процентом (5,06% годовых), покрывает государство. Как замечает директор Института развития образования НИУ-ВШЭ Ирина Абанкина, сроки окупаемости образования в России составляют шесть-семь лет, что соответствует европейским стандартам. Впрочем, чиновники от образования по-прежнему сетуют, что наше образование недофинансировано из существующих источников: ни корпорации, ни частные филантропы не готовы в него вкладываться в массовом порядке. Таким образом, недостаток финансирования будет все-таки покрываться за счет средств граждан.

Вуз как супермаркет

С этого года высшее образование существенно подорожало. Минимальная стоимость обучения в вузах, подведомственных Минобрнауки РФ, составляет 60,2 тыс. руб. За эти деньги можно, например, окончить первый курс факультета менеджмента в Тольяттинском филиале Московского университета пищевых производств. Обучение менеджменту в МГУ стоит от 287,2 тыс. до 330 тыс. руб., в МГИМО – 346 тыс. руб. Раньше, согласно исследованиям, заказанным Общественной палатой НИУ-ВШЭ, средняя стоимость высшего образования в регионах составляла 40 тыс. руб. в год, а средний уровень затрат по России на образование – 56 тыс. руб. в год. Абанкина поясняет, что разброс огромный: в отдельных регионах бакалавриат обходится в 18 тыс. руб. в год, а в ведущих вузах Москвы стоимость магистратуры уже в прошлом году достигала 350 тыс. руб.

Раньше вузы устанавливали плату за обучение исходя из собственных представлений о том, сколько та или иная программа должна стоить, теперь Минобрнауки постановило: плата за образовательную программу должна быть не ниже суммы, которую тратит на аналогичную программу бюджет. Как поясняет Минобрнауки на своем сайте, «размер платы определяется на основе расчета экономически обоснованных затрат, необходимых для оказания соответствующих платных услуг». В марте 2012 года был подписан документ «Переход на нормативное финансирование государственных услуг в сфере образования», в котором четко указан минимальный норматив затрат государства на одну программу в год – те самые 60,2 тыс. руб. Теперь ровно эта сумма будет выделяться вузам на обучение каждого студента-бюджетника, она же должна стать нижним порогом платы за обучение.

Нижний порог – это студенты бакалавриата очной формы обучения при среднем соотношении численности преподавателей и студентов (1:10), если для освоения их специальности не требуется лабораторное оборудование. Имеются в виду прежде всего гуманитарные науки, а также математика и управление персоналом. Цена магистратуры по тем же программам – базовый тариф, умноженный на 1,17. Если студентам требуется лабораторное оборудование, коэффициенты удорожания составляют 1,06 и 1,23 за бакалавриат и магистратуру соответственно. Если предполагается общение с наставником (то есть изменяется соотношение численности преподавателей и студентов), тариф увеличивается в 1,86 и 2,29 раза. Самым высоким коэффициентом удорожания (1,86 и 2,29) наделены приоритетные специальности, установленные Минобрнауки. Для очно-заочной и заочной формы обучения введены понижающие коэффициенты.

Дешевле без герба

Впрочем, норматив финансирования устанавливается только для тех программ, по которым вуз участвует в распределении контрольных цифр приема, то есть получает деньги из госбюджета. Если вуз финансирует себя сам, то нет никаких обязательных 60 тыс. руб. «Это довольно крупная сумма для регионов. Многим местным вузам выгоднее не участвовать в конкурсе по распределению контрольных цифр приема, а самим все решать. А вот для некоторых приоритетных, инновационных, дорогих программ норматив удобен. Если такая программа получает бюджетное финансирование, то даже с учетом коэффициентов она обходится не так дорого для платников, как могла бы»,– рассказывает Ирина Абанкина.

Дешевле всего, конечно, получить высшее образование за счет бюджета. Авторы нового закона «Об образовании» уверяют граждан, что количество бюджетных мест в вузах сокращаться не будет, контрольные цифры приема (800 бюджетных мест на каждые 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет) будут распределяться по всем уровням образования – бакалавриату, магистратуре, аспирантуре – по результатам публичного конкурса между университетами. По словам экспертов, бесплатная магистратура (имеется в виду первая; вторая и последующие – платные), вокруг которой разворачиваются бурные общественные дискуссии, тоже сохранится. «МГУ, например, планирует стать университетом магистратуры. Сейчас разрабатывается концепция интегрированного магистра: мы хотим, чтобы большинство наших бакалавров перешли в магистратуру. В соответствии с этим в университете увеличивается набор на бюджет на этот уровень образования. В прошлом году наш факультет имел десять бюджетных мест в магистратуру, в этом мы рассчитываем на тридцать»,– говорит декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова.

Учиться за государственный счет можно теперь и в частных вузах. Президент Ассоциации негосударственных вузов России и ректор Московского нового университета (РосНОУ) Владимир Зернов говорит, что в прошлом году, когда проводился первый публичный конкурс, его вуз подал несколько заявок на распределение контрольных цифр приема. Не все из этих заявок были удовлетворены (например, не получили одобрения программы, связанные с туризмом и переводоведением), некоторые были удовлетворены лишь частично. А вот заявку факультета компьютерных технологий РосНОУ на выделение почти 400 бюджетных мест бакалавриата и магистратуры удовлетворили полностью. Всего, по данным Минобрнауки, в 2012 году 54 негосударственных вуза получили около 10% бюджетных мест. Получается, образование в частных вузах может быть не просто более дешевым, чем в государственных вузах, а вообще бесплатным, особенно по приоритетным направлениям.

Конечно, еще остается множество неясностей. Непонятно, каковы будут механизмы контроля над этим самым коэффициентом норматива финансирования – не смогут ли вузы, например, хитрить со стоимостью (или вообще с наличием) лабораторного оборудования, чтобы повысить цену обучения. Не будут ли вузы дискриминироваться по форме собственности, то есть не будут ли, к примеру, государственные вузы получать больше бюджетных мест просто потому, что они государственные, а не потому, что готовят высококлассных специалистов и входят в международные рейтинги. Также непонятно, по какому принципу будут удовлетворяться заявки на получение контрольных цифр приема. Эксперты в один голос утверждают, что в первую очередь бюджетные места получат программы по специальностям, признанным приоритетными Минобрнауки. «Безусловно, мониторинг вузов совершенствуется, и в скором времени именно измеряемый вклад вузов в инновационное развитие будет одним из самых важных критериев оценки»,– надеется Абанкина. Однако пока с этими критериями ясности нет.

Подвешенная MBA

Если со вторым высшим образованием все более или менее ясно (можно будет пройти еще одну магистратуру – платную), то с дополнительным – нет. Его положение с принятием закона серьезно изменилось. Дело в том, что по новому законодательству российские бизнес-школы не имеют права выдавать дипломы государственного образца по программе MBA.

Это обстоятельство вызвало шквал возмущения создателей российских бизнес-школ: с их точки зрения, дополнительное образование – полноправный элемент общей образовательной цепочки. «Обычное образование дает добавочную стоимость сотруднику в течение семи-восьми лет, после чего следует задуматься о повышении квалификации, чтобы не остановиться в карьерном росте»,– утверждает ректор Института бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ (ИБДА РАНХиГС) и президент Российской ассоциации бизнес-образования Сергей Мясоедов. С его точки зрения, экономить на дополнительном образовании, особенно если речь идет об MBA, нельзя. «Логика достаточно жесткая: хорошая программа МВА всегда дорогая, потому что на ней должны быть лучшие преподаватели. На дорогие программы могут идти только те, кто сравнительно много зарабатывает, то есть, что в мире бизнеса практически эквивалентно, самые талантливые предприниматели и управленцы. Ядро хорошей программы МВА – это не лекция, а обмен опытом между слушателями под руководством опытного преподавателя-тренера. У сильных и лучших – самый интересный опыт. Поэтому выпускники быстро делают карьеру, тянут за собой одногруппников. Почти сотня выпускников MBA ИБДА входит в число 1000 лучших менеджеров России по версии Ассоциации менеджеров. А по народному рейтингу прошлого года наши выпускники имели самый быстрый рост зарплаты. Мы также подсчитали, что свыше трети слушателей получают повышение зарплаты уже в годы обучения. Около 70% выпускников кратно (то есть более чем в два раза) увеличивают зарплату в течение пяти лет после окончания. Таким образом, чем дороже и, соответственно, лучше программа, тем быстрее она окупится. А если программа плохая или вы учитесь по программе второго высшего образования под вывеской МВА, то может не окупиться никогда».

Как замечает декан Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Сергей Календжян, для большинства слушателей затраты на обучение окупаются уже в процессе учебы благодаря реализации идей, возникающих в ходе общения с преподавателями и однокурсниками. По его словам, для собственников бизнеса стоимость учебы в MBA даже занижена, так как только реализация системы делегирования в компании высвобождает существенный объем дорогого времени руководителя, дает возможность раскрыть потенциал сотрудников, и это также многократно окупает инвестиции в обучение.

Однако теперь, после изменений в законодательстве, государство не будет больше контролировать содержание дорогих программ и передаст эту функцию общественным организациям. Не ударит ли принятие закона по качеству бизнес-образования и не повлечет ли за собой рост числа шарашкиных контор, предлагающих «диплом MBA» за огромные деньги? Не снизится ли количество ценных студентов, которыми так дорожат бизнес-школы?

Эксперты в целом считают, что новый закон, который соответствует европейской практике, скорее позитивно повлияет на бизнес-образование. Отсутствие государственного контроля позволит быстро адаптировать программы к потребностям рынка. В то же время, как говорит декан факультета Международной школы бизнеса Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Надежда Пономарева, отмена аккредитации программ дополнительного образования делает более значимым имя учебного заведения, реализующего программу. «По нашему мнению, отмена аккредитации не повлияет на качество обучения – оно и так зависело от стандартов вуза. Имя учебного заведения являлось гарантией уровня полученных знаний для работодателей, а вовсе не гербовая печать на дипломе»,– говорит она. В связи с этим, напротив, можно прогнозировать сокращение числа малоизвестных учебных заведений, которые раньше предлагали какой-никакой, но диплом MBA «государственного образца». С отменой аккредитации им будет нечего предложить студентам.

«Мы провели опрос наших слушателей об их отношении к отмене аккредитации. На вопрос «Повлияла бы на ваше решение об обучении на программе MBA отмена государственной аккредитации программы (при условии отмены у всех школ)?» 35% респондентов, обучающихся по нашей программе, ответили: да, повлияла бы»,– рассказывает преподаватель Международной школы бизнеса Владимир Филиппов. Можно сделать вывод, что для значительной части студентов государственная аккредитация важна, соответственно, количество студентов снизится. С другой стороны, отсеются те, кто шел на программу MBA за корочкой, а не за ценными знаниями и контактами в мире бизнеса, что тоже, безусловно, позитивная тенденция.

Разработкой и поддержанием стандартов в области дополнительного бизнес-образования займется консорциум, в который входят представители крупнейших бизнес-ассоциаций страны. Однако у многих бизнес-школ аккредитация еще продолжается, поэтому какое-то время принятие закона может быть для них неактуально, поясняет Филиппов.

Источник: «Коммерсант Деньги»