В печатной версии журнала «НЗ» № за 2008 год было опубликовано интервью с Александром Дроздовым – Исполнительным директором Фонда Первого Президента России Б.Н. Ельцина – «Президентские центры: традиции и закон». В нем, напомним, речь шла о только что принятом на тот момент Федеральном законе «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий» и практике функционирования подобных центров в США. Спустя полтора года мы вновь встретились, чтобы продолжить разговор. Теперь уже об образованном Центре.  

  

Из досье: Дроздов Александр Алексеевич родился в семье военнослужащего. Внучатый племянник комдива Николая Щорса. В 1974 г. окончил факультет международного права МГИМО. Работал в редакции газеты «Комсомольская правда» корреспондентом, редактором международного отдела, ответственным секретарем. Около семи лет проработал собкором газеты в Токио. Был помощником первого заместителя Председателя Верховного Совета России, главным редактором еженедельной газеты «Россия». Свободно владеет японским и английским языками.

– Александр Алексеевич, создание, становление любой структуры всегда сложный период. В случае с формированием Центра исторического наследия Б.Н. Ельцина – тем более, поскольку ничего подобного в нашей стране не создавалось.  

– Подписанный Президентом РФ Д.А. Медведевым 13 мая 2008 года Федеральный Закон только сейчас обретает практику применения. Да и мы сами были не очень готовы к созданию общественно значимого, полнокровного Центра исторического наследия с многочисленными и разнообразными функциями. Реализация этого масштабного проекта – потребует времени. Предстоит завершить строительство объекта, который передан нам федеральной властью в Екатеринбурге и сейчас находится в процессе оформления. Потребует времени и приведение в порядок переданной нам под филиал Центра площадки в Москве на Малой Никитской улице, 12. Все это сделано в соответствии с Законом, согласно которому федеральная власть вносит в уставный капитал Центра долгосрочный резерв – землю, объекты, сооружения и те м самым навечно закрепляет свое участие в этой структуре. Согласно этому же Закону стопроцентным учредителем Центра является Администрация Президента РФ. Тем самым подчеркивается высокий статус данного рода учреждений и, одновременно, что называется, «с порога» закладывается преемственность этой тенденции.  

– То есть Администрация выступает в качестве учредителя Центра от имени действующего Президента.   

– Да, и что характерно, здесь мы видим признаки мировой практики. В США существуют частные фонды, которые принадлежат американскому президенту или его сторонникам. Именно они формируют фундамент подобных Центров. У них президентская Администрация не является их непосредственным учредителем, хотя от нее очень многое зависит. Прежде всего – передача Центрам на хранение архива государственных документов в оригинальном виде. Каждый американский Президент после завершения полномочий должен такой архив вывезти из Белого Дома в течение месяца и разместить во временном хранилище, пока не будет введена в действие предназначенная для этого часть президентского Центра. С этого момента государство несет ответственность за обеспечение архива профессиональным персоналом, охрану объекта и сохранность его содержимого. Применительно к нашей ситуации есть определенные нюансы, но тем не менее модель государственно-частного партнерства присутствует. С одной стороны есть Фонд Ельцина, учрежденный частными лицами в 2000 году, создавал который лично Борис Николаевич (в принципе таких фондов может быть сколько угодно). С другой – есть учрежденный Администрацией действующего Президента – Д.А. Медведева Президентский Центр, также существующий в форме фонда. Действующий фонд, безусловно, является точкой опоры Центра и обе структуры действуют сообща.  

– Насколько я понимаю, этому способствует и то, что исполнительным директором обеих структур является одно и тоже лицо – Вы. Кстати, как происходило Ваше назначение на вторую должность – директора Центра?  

– Это происходило на собрании попечительского совета Центра у руководителя Администрации Президента.  

– А кто в этот Совет входит?  

– Несколько человек входят в него по должности – Глава Администрации Президента, руководитель аппарата Правительства, полпред Президента в Уральском федеральном округе, губернатор Свердловской области и мэр Екатеринбурга. В качестве наследников Б.Н. Ельцина входят его жена – Наина Иосифовна, дочери – Елена Борисовна и Татьяна Борисовна, В.Б. Юмашев, а также А.Б. Чубайс, В.С. Черномырдин, А.С. Волошин и художественный руководитель театра «Современник» Г.Б. Волчек.  

– Понимаю, что времени с момента создания президентского Центра прошло еще немного, и, тем не менее, что в это время было главным в вашей деятельности?  

– Мы занимались тем, что насыщали принятый о Центре Закон практикой, выстраивали интеллектуальную составляющую его работы, решали хозяйственные и финансовые вопросы, связанные с площадками Центра в Екатеринбурге и Москве. Главное для нас – содержание деятельности, зарекомендовавшие себя программы Фонда Б.Н. Ельцина, часть которых будет перенесена в Президентский Центр. Прежде всего, это масштабные проекты, реализуемые с участием органов Федеральной власти – Министерством культуры, Министерством образования, с медицинскими учреждениями, действующими в системе Минздрава. На эти проекты, имеющие серьезное общественное значение, в 2008 году, накануне кризиса, мы затратили порядка 270 млн рублей. Говоря о таких проектах, обычно называют их благотворительностью, хотя это не совсем точно. В буквальном смысле благотворительным для нас является лишь один проект – бесплатные обеды в Москве для социально незащищенных групп населения. Остальное – это, в основном, просветительские программы – долгосрочные и не рассчитанные на PR-отдачу. Конечно, импонируют получаемые нами предложения различных операторов в сфере культуры и искусства привезти в Москву какую-нибудь экспозицию из Лувра или Американского музея современного искусства. Однако финансовая нагрузка при реализации такого проекта велика, а просветительский эффект не столь значителен. Поэтому мы отдаем предпочтение организации выставок Эрмитажа или Русского музея в регионах, в глубинке, продвижению русского языка за рубежом. Два года назад мы впервые провели в Екатеринбурге гастроли театра-мастерской П.Н. Фоменко, приурочив их ко дню рождения Б.Н. Ельцина. Признателен нам был и театр, впервые побывавший на Урале, и екатеринбуржцы, познакомившиеся с классической драматургией лучшего, по моему мнению, театра России. Безусловное удовлетворение мы получили и, организовав в музее Изобразительных искусств выставку графики Дюрера из Эрмитажа. На мелочи, даже запоминающиеся мы размениваться не будем и в рамках нового президентского Центра. Как известно, в Москве проходит Международный фестиваль детских спектаклей «Большая перемена». Для нас это мероприятие – такой же партнер, как и музей Эрмитаж, с которым мы ведем проект «Музей. Музыка. Дети». Безусловно, нам хотелось бы большего внимания к таким проектам со стороны прессы и, конечно, рассчитывать на то, что законодатели Российской Федерации повернутся лицом к благотворительным фондам, которые во всем мире составляют заметную долю национальной экономики. Да и налоговым органам было бы неплохо преодолеть тот комплекс, который у них сформировался в отношении фондов в 90-е годы и прийти к пониманию того, что зарабатываемое нами – не цинично извлекаемая прибыль, а, доход, обращаемый на цели, зафиксированные в Уставе.  

– Александр Алексеевич, поскольку именно Администрации Президента – учредитель президентского Центра, она как-то вмешивается в вашу деятельность: уточняет задачи, приоритеты, что-нибудь советует?  

– Приоритеты нашей деятельности были определены Администрацией Президента еще на этапе работы над Уставом Центра, которым занималась Государственно-правовое управление. Именно тогда было зафиксировано, что главная задача для нас – просветительская – изучение, сохранение и приумножение исторического наследия. Это исследования современной истории, работа с архивными документами.  

– Однако фонд – президентский Центр носит имя Б.Н. Ельцина и, насколько я понимаю, в его составе будет и какой-то музей первого Президента?  

– Он будет, но не будет иметь отношения к сложившемуся стереотипу музея чьего-то имени. Президентский Центр в Екатеринбурге, прежде всего, будет культурно-просветительским учреждением, максимально развернутым на город – его жителей и гостей. Судьба первого Президента там конечно будет представлена, но на фоне истории страны. Мы сегодня очень сильно продвинулись в техническом и технологическом обеспечении музейной сферы. Хотя я и не являюсь музейным работником, но вынужден погружаться в эту тему и представляю какие преимущества дают новые технологии – компьютерные, аудиовизуальные, трехмерные. Конечно, будет, так называемый, «неприкосновенный запас» материальной экспозиции. Думаю, что посетителям в Екатеринбурге будет интересно посмотреть, как выглядит кремлевский кабинет Президента России и что такое его личная библиотека. Во всем остальном мы будем предельно технологичны, и это позволит все документальные материалы сделать доступными тут же в зрительном зале.  

Для этого предстоит изучить опыт музеев-лидеров в Европе и Америке. Намерены мы опереться и на практику Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина, недавно открытой в здании Сената в Санкт-Петербурге. Тем более, что в нашем центре будет размещаться ее филиал, там же будут находиться выставочные и конференц-залы, театрально-концертная площадка, кинотеатр, интернет-кафе, центры работы с детьми, книжные магазины. Исключительно важное значение мы придаем созданию Учебного центра, который пока не имеет названия, но будет призван стать школой управления с очень высоким качеством дипломов. Будет в его составе и свой научно-исследовательский центр. Часть территории, поскольку стоит задача выйти на самоокупаемость, будет сдаваться в аренду. С моей точки зрения, место расположения в Екатеринбурге – это лучшее место в городе.  

– И к тому же, насколько мне известно, он расположен на улице, носящей имя Б.Н. Ельцина.  

– Да, раньше эта улица называлась улицей Девятого января, которая была продолжением улицы Восьмого марта и отделялась от нее Октябрьской площадью. Сегодня это, так называемый Екатеринбург-Сити. Здесь расположены крупные объекты – Уральские энергосети, международная гостиница Хайят и строящийся комплекс Демидов-центр – нынешний Ельцин-Центр. Уверен, что для Екатеринбурга он станет культурообразующим объектом, первым в России по масштабам и объему задач. Может быть, пока мы им будем заниматься, кто-нибудь соорудит что-либо похожее – буду только рад. Создавая историческую экспозицию, мы хотим напомнить многочисленным туристам, что Екатеринбург – не только место расстрела царской семьи. Это город выдающихся писателей – Мамина-Сибиряка и Бажова; это регион становления отечественной промышленности, где опробовал первые реформы в индустриализации Татищев, где в Невьянске Демидовы создавали основы экономического потенциала Урала.  

Конечно, и о трагической гибели последнего русского императора и его семьи мы тоже помним, и на месте бывшего Ипатьевского дома стоит потрясающей красоты Храм на крови.  

– И ведь именно Б.Н. Ельцина до сих пор называют инициатором сноса этого дома, где содержалась царская семья.  

– Достаточно открыть серьезные источники, чтобы увидеть: инициатива сноса дома Ипатьева принадлежала КГБ СССР, лично Ю.В. Андропову. В своей записке в Политбюро ЦК КПСС он убеждал наших геронтократов, что вокруг дома Ипатьева творится неладное – он привлекает диссидентски настроенные слои общества, иностранцев, жаждующих скандала, становится местом подозрительных сборищ. Основываясь на этой записке, Политбюро приняло решение о сносе, которое Б.Н. Ельцин в качестве Первого секретаря обкома КПСС был обязан выполнить. Впоследствии, как человек, который строил Екатеринбург и прожил там большую часть жизни, он переживал случившееся и, кстати, никогда не пытался оправдываться, понимая, что на нем, как на проводнике функции, лежит безусловная ответственность за произошедшее.  

– Как явствует из вашего рассказа, важной государственной частью Центра станет архив. Как будет осуществляться передача такого огромного массива документов?  

– Это, пожалуй, самое сложное в нашей программе, потому что подобных прецедентов в стране до сих пор не было. Думаю, что мы все-таки будем иметь дело с копиями документов.  

– Хотя в США, как вы рассказывали, в президентских Центрах содержатся подлинники документов.  

– Но там и задача сугубо утилитарная – освободить столицу от огромного массива бумаг. Центр Клинтона, к примеру, вывез из Вашингтона в столицу штата Аризона –
Литлрок сто миллионов единиц хранения, не считая подарков, аудио и видео записей.  

– Таки образом получается, что любой исследователь эпохи 90-х годов, будь он русский или иностранец, должен обращаться в Президентский Центр в Екатеринбурге и отправляться работать именно туда, а не в Москву.  

– Это было бы логично, хотя кто-то и может сказать, что не очень удобно. Но исследователя Тимоти Колтона – автора блестящей книги о Б.Н. Ельцина это не смущало. Подобная процедура, видимо, будет предполагать согласование с Москвой, когда речь идет о рассекреченных документах. Со временем, думаю, у Центра сложится нормальная схема взаимодействие с учеными – исследователями.  

– А что можно сказать о сроках «запуска» проекта? Можно ли предположить, что, поскольку ответственность за строящиеся объекты теперь лежит на Управлении делами Президента РФ, эти сроки будут более короткими?  

– Мы предполагаем сердцевину президентского Центра – мемориальный комплекс, завершить к февралю 2011 года – 80-летию со дня рождения Б.Н. Ельцина.  

– А что будет располагаться в московском филиале Центра на Малой Никитской?  

– По роли и значению он будет аналогом Центра в Екатеринбурге. Там будет его макет, выставка периода 90-х годов, конференц-зал, открытый для города, творческие детские центры, выставочные площади для сменных экспозиций. Будет там и зал-атриум для публичных выступлений и лекций, где мы вместе сможем проводить, к примеру, устные выпуски журнала «Новые знания».  

– Центр на Никитской будет объектом второй очереди?  

– Мы будем стараться создавать его параллельно.  

 Беседу вел Александр Евлахов