Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов в конце минувшей недели пообещал принять повышенные меры для контроля за процедурой сдачи ЕГЭ в регионах Северо-Кавказского федерального округа. Опрошенные эксперты подтверждают, что характерная для этих регионов коррупция в сочетании с такой формой экзамена, как ЕГЭ, приводит к тому, что школьники лишаются стимулов для успешного обучения, а сдача ЕГЭ и последующее поступление в вузы превращаются в соревнование родительских кошельков.

Вероника Воронцова, Екатерина Юнчина, Елена Фирсова

Образование на Северном Кавказе губят коррупция и отсутствие квалифицированных преподавателей

Образование на Северном Кавказе губят коррупция и отсутствие квалифицированных преподавателей

Выпускница одной из школ Назрани (Ингушетия) Елена рассказала газете «Новые Известия» («НИ») свою историю окончания школы. По словам девушки, по всем предметам у нее были твердые «пятерки», кроме того, она активно выступала на различных конференциях и олимпиадах. Когда последний учебный год подходил к концу, ее отца вызвали в школу и прямо сказали: ваша дочь получит золотую медаль только за определенную плату. «Мой отец отказался платить из принципа, заявив учителям, что, исходя из оценок, я и так могу рассчитывать на медаль», – рассказала Елена. После этого в аттестате девушки появились «четверки», и медаль она не получила. При этом другие ее одноклассники, родители которых заплатили, ушли из школы с медалью.
Медали для школ на Северном Кавказе, особенно в селах, – это «разменная монете» и «способ хоть как-то заработать», рассказал «НИ» политолог и кавказовед Андрей Епифанцев. «Торговля медалями, как и оценками за ЕГЭ, очень характерна для регионов СКФО», – считает эксперт. По его мнению, основная причина этого – острая нехватка средств в большинстве образовательных учреждений: «Регионы дотационные, при этом значительная часть средств до объектов назначения так и не доходит, оседая в карманах чиновников. Не следует обвинять учителей, требующих деньги за медаль, они всего лишь заложники этой системы».
«Я преподаю в вузе уже 30 лет и не раз видел, как медалист, придя в вуз, скатывается на тройки», – подтверждает «НИ» ректор Социального института Республики Дагестан Магомет Рамазанов. По его словам, «часто медалистами становятся не одаренные дети, а те, кого вытягивали, тратя много денег и времени».

Кроме получения медалей, в соревнование родительских кошельков в регионах СКФО превращается и сдача ЕГЭ. Так, в этом году школьники из Дагестана показали выдающиеся результаты по биологии, химии, математике и истории, рассказал министр образования Дагестана Артур Далгатов. По его словам, по этим дисциплинам участников, не преодолевших минимальный порог, в Дагестане почти в два раза меньше, чем в среднем по России, а число высокобалльников превышает прошлогодние показатели по математике – в четыре раза, по биологии – в три раза, по химии – в два раза. Однако, когда 2 тыс. высокобалльных работ проверили, около 600 из них оказались списанными и их результаты аннулировали.

Пока родители еще «по старинке» стимулируют детей готовиться к экзаменам, многие учителя предлагают им более легкий путь. Жительница Дербентского района Дагестана Амина Нурмагомедова – мать выпускника школы этого года Расула Нурмагомедова – рассказала «НИ», что перед сдачей ЕГЭ руководство школы собрало всех родителей и объявило, что экзамен стоит 5,5 тыс. рублей. Родителей заверили, что после оплаты о результатах экзамена можно не беспокоиться. Также родителям объявили другие тарифы, например, 3 тыс. рублей за пользование телефоном. «Я слышала, что многие отдавали по 100–200 тысяч непосредственно проверяющим на экзамене», – рассказала женщина. Ее же сын после оплаты в 5,5 тыс. рублей сам сдал экзамены на «отлично» и «хорошо».

Существенные отступления от правил при сдаче ЕГЭ не только имеют место, но и особо не скрываются. Журналист, общественный деятель и наблюдатель на ЕГЭ в махачкалинской средней школе № 13 Магомед Магомедов рассказал «НИ», что им было замечено множество нарушений во время экзамена по русскому языку. Несмотря на то что на входе была установлена контрольная рамка, а всех входящих проверяли сотрудники ФСБ, практически все школьники проносили телефонные трубки. «В аудиториях почти в открытую были переговоры по телефону, SMS-общение и съемка на телефон», – рассказал г-н Магомедов. Также, по его словам, не успел экзамен начаться, как ученики стали проситься выйти, причем выходили вместе с экзаменационными материалами, а сотрудники ФСБ и учителя делали вид, что ничего не замечают.

В этом году на горячую линию Общественной палаты поступали десятки жалоб из Дагестана, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии на повальную коррупцию при проведении экзамена, рассказала «НИ» замглавы комиссии по развитию образования Общественной палаты Любовь Духанина. По ее словам, никто не пытался скрывать стоимости экзаменов: «И директора школ, и учителя собирали с детей деньги еще за несколько дней до экзамена – от 20 тысяч до 100 тысяч рублей за один предмет, в зависимости от его значимости и количества баллов».

Во время самого экзамена учителя решали задания, и детям только оставалось переписать их работы, продолжает г-жа Духанина: «Доходит до смешного: люди звонят и жалуются, что они готовы заплатить большие деньги за высокий балл, но у самих учителей не хватает знаний». Выпускница школы из села Тарумовка Тарумовского района Дагестана Елена Фрам подтверждает «НИ», что в их школе некоторые учителя по уровню знаний уступали ученикам.

«На Кавказе просто считается зазорным, чтобы купить меньшие баллы ЕГЭ по какому-либо предмету. Если ты достойный джигит, значит, ты должен получить никак не самые низкие баллы по ЕГЭ, но в соответствии со своими средствами», – пояснил «НИ» эксперт Всероссийского фонда «Образование» Олег Сергеев.

Поступление в вузы северокавказских регионов также не обходится без коррупции. Как рассказала «НИ» недавняя студентка Мадина Макоева, живущая во Владикавказе (Северная Осетия), в некоторые вузы, даже имея самые высокие баллы ЕГЭ, без нужных связей поступить невозможно: «Существует ряд факультетов, например журналистика, международные отношения, экономика, куда «человеку с улицы» попасть почти невозможно. Нужно иметь определенные знакомства, чтобы дать взятку нужному человеку». Как рассказала девушка, один из ее друзей пробовал без протекции поступить в один из вузов Владикавказа, но провалился, после чего уехал в Москву и стал студентом Московского государственного медицинского университета имени И.М.Сеченова.

В результате большая часть выпускников вузов СКФО сейчас серьезно проигрывает в своей подготовке выпускникам вузов из других регионов России, подтверждает ректор Магомет Рамазанов. По его словам, нередко молодые люди просто «высиживают в вузе» только ради получения диплома, так как знают, что после учебы их – стараниями родственников – в любом случае ждет хорошее место работы.

О тотальной коррупции в сфере образования говорят не только студенты и их родители, но и сами преподаватели. «Коррупция сегодня сверху донизу и снизу доверху настолько проникла в общество, что я даже не представляю, какими способами ее можно одолеть», – рассуждает в беседе с «НИ» профессор университета Вахид Акаев: «Для меня, человека, который всю свою жизнь старался соблюдать нормы приличия и закон, это просто ужас. Я пытался на своем уровне что-то сделать, но оказался неугоден; они выдавливают из вузов профессионально подготовленных людей, которые не хотят мириться с коррупцией».

Эксперты также полагают, что еще одна из причин «битвы кошельков» в вузах СКФО – нехватка самих учебных заведений. Так, по данным Минобрнауки, на Кавказе значение показателей обеспеченности учреждениями профессионального образования ниже значения такого показателя в Российской Федерации в 1,8 – 2,3 раза. Только в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Северная Осетия – Алания количество высших учебных заведений почти в 1,5 раза больше, чем в среднем по Российской Федерации.

Власти, в свою очередь, пытаются бороться с низким качеством образования в регионах СКФО, в том числе с помощью системы поиска «неэффективных вузов». По данным пресс-службы Министерства образования и науки РФ, при последнем мониторинге у 12 из 49 дагестанских вузов выявлены признаки неэффективности. В числе неэффективных кроме Дагестанского государственного педагогического университета оказались также и негосударственные Международная гуманитарно-техническая академия, Дагестанский медицинский стоматологический институт, Дагестанский теологический институт имени Саида Афанди и Институт мировой экономики.

По словам руководителя исполкома республиканского отделения «Единая Россия» Марины Абрамкиной, в республике функционируют 130 филиалов вузов, большая часть которых не соответствует современным реалиям и дает некачественное образование. В связи с этим политсовет дагестанского отделения партии «Единая Россия» решил ходатайствовать в федеральный центр о лишении лицензии 80% филиалов вузов в Дагестане из-за их неэффективности.

 

В немецких школах учителями работают экономисты, инженеры и переводчикиСогласно исследованию, проведенному Потсдамским университетом, в 2015 году на смену уходящим на пенсию учителям школ должны прийти 290 тыс. молодых педагогов. По прогнозам, дефицит учителей в немецких школах в скором будущем может достигнуть 80 тыс. В немецких школах уже ощущается нехватка учителей естественных наук и иностранных языков, в особенности латыни. Самая большая нехватка при всё возрастающем спросе – учителя информатики. При этом многие из тех, кто получает сейчас педагогическое образование, признаются, что не имеют желания работать с детьми и после окончания учебы вряд ли пойдут работать по специальности.
В связи с этим все чаще директора школ вынуждены брать на работу физиков, экономистов, математиков, инженеров и переводчиков, не имеющих педагогического образования. Правда, получают непрофессиональные педагоги меньшую зарплату и не имеют определенных привилегий, которые есть у их получивших специальное образование коллег. В свою очередь, Министерство образования Баварии выпустило брошюру, основанную на скрупулезных подсчетах потребностей школ по каждой педагогической специальности вплоть до 2025 года. Такая долгосрочная статистика призвана заставить абитуриентов при поступлении в вуз делать свой выбор с учетом шансов в будущем получить работу в школе.
С преподавателями вузов дела обстоят в целом лучше, чем в школах: дефицит кадров в университетах не столь ощутим. В среднем по Германии один преподаватель вуза приходится приблизительно на сто студентов. Это хороший показатель, хотя от университета к университету эта статистика разнится значительно.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

 

В Америке школьные учителя сами сдают экзамены дважды в годПрофессиональный уровень американских учителей оценивают дважды в год по пятибалльной шкале. Допустимым считается получить «тройку», хорошим показателем – «четверку». Требования к педагогам идентичны по всей стране. Перед каждым квалификационным экзаменом учителя проходят одно-двухнедельный курс обучения современным методам преподавания. Переподготовку учителей ведут специально созданные для таких целей учреждения.
В вузах же в последние годы упор делается на преподавании драматичных изменений в науке, технике, политике, экономике и социальной сфере. Это привлекает в университеты не только американцев (их учится в вузах около 20 млн.), но и иностранных студентов, число которых в этом году достигло 819,6 тыс. В основном в США учатся студенты из Канады, стран Европейского союза и Восточной Азии.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

Источник: Газета «Новые Известия»