В истории скандалов отечественной публицистики 60-80-х годов были несколько случаев, запомнившихся особо. До сих пор частенько вспоминают полную клеветы и злобы статью композитора Никиты Богословского «Из жизни пчел и навозных жуков» о «Битлз», опус ортодоксальной большевички из Саратова Галины Мушты «О чем поет Высоцкий», донесение «Это случилось на Свободе» в «Неделе» об Александре Галиче, штатных сотрудников КГБ Колосова и Кассиса (под псевдонимами), а также коллективное письмо в «Комсомольскую правду», подписанное, в том числе писателем Астафьевым против группы «Машина времени» под названием «Рагу из синей птицы».

Леонид Санкин

Советские литературные журналы против Владимира ВысоцкогоОднако особняком стоит целая идеологическая атака, совершенная журналом «Наш современник» в лице поэта и публициста Станислава Куняева против Владимира Высоцкого, начатая спустя два года после смерти поэта. Подключился к атаке спустя некоторое время, с присущими грацией и опозданием и журнал «Дон», об этом чуть ниже. А пока суть.

Еще в 1977 году Куняев стал одним из главных участников знаменитой дискуссии «Классика и мы», ознаменовавшей собой первое открытое выступление националистов против так называемого «еврейского культурного засилия», поддерживаемого по их мнению, прозападной частью партийной верхушки. Через год  Куняев написал письмо в ЦК КПСС (в связи с изданием альманаха «Метрополь»), где выдвинул обвинения  партийным чиновникам  в потворстве антирусским и антигосударственным группам писателей, процветающим в те времена в литературной жизни страны. Напомню, что одним из участником “Метрополя” был и Владимир Высоцкий. У Куняева была и явная поддержка в лице другой части высшей партийной верхушки – Гришина и Романова, секретарей московского и ленинградского обкомов. Нашлись высокопоставленные покровители и в литературном цехе. Так, всемирно известный писатель Шолохов писал в том же 1978 году письмо в адрес «дорогого Леонида Ильича»: «Особенно яростно, активно ведет атаку на русскую культуру мировой сионизм, как зарубежный, так и внутренний. Широко практикуется протаскивание через кино, телевидение и печать антирусских идей, порочащих нашу историю и культуру, противопоставление русского социалистическому. Симптоматично в этом смысле появление на советском экране фильма А. Митты «Как царь Петр арапа женил», в котором открыто унижается достоинство русской нации, оплевываются прогрессивные начинания Петра I, осмеиваются русская история и наш народ». Напомним, что роль арапа в этом фильме и играл Владимир Высоцкий.

9 июня 1982 года в «Литературной газете» вышла статья Куняева «От великого до смешного». В своих путаных размышлениях Куняев опирается не на творчество самого Высоцкого, а на посмертное посвящение ему поэта Евгения Евтушенко, ставшего очередным идеологическим врагом Куняева.  До этого Станислав Юрьевич вступал в «поединки» как с давно почившими поэтами Багрицким и Пастернаком, так и с здравствующими в те годы Мартыновым, Вознесенским и Окуджавой. Выбор Куняева был абсолютно точен. В то время, спустя два года после смерти, любая информация о Высоцком была на вес золота. Вышедшая в 1981 году книга «Нерв», несмотря на тенденциозный набор текстов и низкую редактуру, была заветным книжным дефицитом.

Следующий удар по Высоцкому был нанесен Куняевым уже в июльском номере журнала «Наш современник» за 1984 год. Политическая ситуация в стране, в сравнении с июнем 1982 года изменилась: скончался Андропов, считавшийся «покровителем» Театра на Таганке, у власти находился смертельно больной Черненко, за спиной которого коммунистические мракобесы стали проводить откровенно реакционную политику в отношении либеральной интеллигенции. Так, в том же июле 1984 года был лишен советского гражданства главный режиссер и создатель театра Юрий Любимов. Статья Куняева «Что тебе поют?»  (полемические заметки о модном в культуре) была основана на двух основных постулатах. Первый – Высоцкий скоро будет забыт. Второй – поклонники покойного поэта совершили преступление – растоптали находившуюся рядом могилу майора Петрова, скончавшегося в 1940 году. История с могилой майора имела предысторию. На кладбище работали мошенники, зарабатывающие на продаже участков. Именно они соорудили бутафорское захоронение с табличкой с целью выгодно продать место. Жуликов поймали и осудили. Но фотография бутафорского холмика оказалась в нечистоплотных руках «патриота» из «Нашего современника». Уже в декабрьском номере этого журнала за 1984 год печатались отклики читателей на статью Куняева. Без сомнения, редакция была в курсе своих ляпов, но пыталась сохранить мину при плохой игре. Естественно, что все авторы писем в редакцию поддерживали возмущение Куняева. Приведу один отрывок из статьи, для того что бы современный читатель мог понять на каком уровне велась дискуссия Станиславом Куняевым: «В обществе преобладают здоровые вкусы и стремления видеть нашу культурную жизнь содержательной, выше, чище и лучше, чем она бывает порой. А именно к этому призывают нас решения июньского Пленума ЦК КПСС и речь Константина Устиновича Черненко на юбилейном писательском пленуме». В дальнейшем Куняев не только станет членом редколлегии “Нашего современника”, который спустя несколько лет станет оплотом черносотенцев, а в 1989 году и возглавит его.

Спустя почти год в борьбу против умершего Высоцкого и его абсолютно немеркнущей популярности выступили и «товарищи с мест». Наиболее активной  среди региональных журналов оказалась редакция журнала «Дон». Борьбу с Высоцким повел один из членов редколлегии Сухорученко: «Я с готовностью поддерживаю негодование Ст. Куняева по поводу уродливо раздутого культа творчества Владимира Высоцкого. Не спорю, в некоторых песнях этого безвременно ушедшего из жизни автора и исполнителя есть подкупающие слушателя нотки. Но только в некоторых. Нельзя безоговорочно принимать всё напетое им – песни гражданские с блатными поделками, примитивные шлягеры, перелицованные вещицы из воровского репертуара». Далее Сухорученко ведет полемику с Высоцким, но опирается, как и Куняев, не на его творчество, а на стихотворение памяти поэта, написанное уже… Андреем Вознесенским. Тон у Сухорученко утвердительный и не требующий никаких возражений. «Никакой он не «всенародный» и никогда не будет им полностью. Его принимает лишь определенная часть слушателей, завороженная необычностью содержания и исполнения молодежь с неустойчивыми вкусами, обыватели, которые, к сожалению, еще встречаются в нашем обществе. Он пытался играть на самом больном, на самом интимном в жизни людей».  Затем автор рассказывает о местах массового отдыха советских трудящихся, где и он сам, отдыхая от праведных трудов, подвергался музыкальному террору от исполнения  песен Высоцкого, ансамблей «Машина времени», «Чингизхан», «Спейс» (насколько мне известно, эта инструментальная французская группа никогда песен не исполняла) и «АББА». Статья в журнале «Дон» вышла из печати уже в начале периода «ускорения, перестройки, гласности и нового мышления», поэтому  и реакция на мракобесие простых граждан была естественной. Редакцию «Дона» завалил ворох писем возмущенных граждан, большинство из которых сообщали о желании встретиться с Сухорученко и поговорить с ним по душам». В апрельском номере «Дона» в 1986 году редакция напечатала  одно из них. Водитель троллейбуса П.Малов  в заметке «Не надо пугаться» по-своему наивно пытается защитить любимого поэта от мракобесов Куняева и Сухорученко. Он абсолютно правильно пишет: «Где достать книгу Высоцкого «Нерв»? Почему оценку ей дают не те, кому близок Высоцкий, а его недруги?».

В июне 1987 года журнал «Дон» уже в третий раз возвращается к Высоцкому. В это время в столице уже идут знаменитые войны толстых журналов. На одной стороне либералы-западники-демократы – сторонники «перестройки» («Новый мир», «Знамя», «Огонёк», «Дружба народов» и др.), на другой – заединщики-славянофилы-сталинисты-антисемиты («Москва», «Наш современник», «Молодая гвардия», «Литературная Россия»). В борьбу пытается включиться теряющий и до того низкую популярность журнал «Дон», привлекая на свои страницы московского публициста и исполнителя своих стихов под гитару (которые мало кто слышал) Александра Боброва со статьёй «Отвоевать духовное пространство». Воевать Бобров, как и его будущий кумир, кричавший на заполненном согнанными со всей страны бюджетниками стадионе «умрём же под Москвой», собирается, естественно, с либерально настроенной интеллигенцией. Начиная с критики творчества отечественных эстрадных звёзд 80-х годов, лягая попутно Эдит Пиаф и Азнавура, автор пробирается, плюясь во все стороны на только что вылезших из подвалов и котельных русских рокеров. Но главная цель Боброва всё же Высоцкий, именно к нему он так долго шел и именно он – главная идеологическая цель нападок. Сперва Бобров пишет об удивлении, что пластинку Высоцкого, где его стихи читают актеры московских театров, так широко рекламируют. Не могу не процитировать: «Во многих статьях говорится о Высоцком, как о выдающемся поэте современности. Статья Аронова в «Московском комсомольце» так просто и называется «Поэт». Пафос её в том, что Высоцкий прежде всего поэт, а потом уже актер, автор песен и исполнитель». Затем Бобров пытается обвинить Высоцкого в «малограмотности» знания истории русской литературы. Цитируя с искажениями песню «О фатальных датах и цифрах»,  автор статьи даже не понимает её смысла (Есенин погиб в ночь на 26 декабря, а конечно не в возрасте 26 лет, это всем очевидно. Всем, но не Боброву). Следующий абзац статьи Боброва опять приходится цитировать полностью: «Ценителям поэзии не надо говорить о качестве этих корявых стихов, пересыпанных неудобоваримыми словесами вроде «слазил», приблатнёными угрозами от имени Христа, невольными фразеологизмами. А ведь неискушенные поклонники думают, что это поэзия».

Время всё расставило на свои места. «Бессовестно ушли в небытиё» бобровы и сухорученко, о Куняеве помнят лишь как о человеке, жившем в эпоху Высоцкого, некоторые ещё ждут пощёчин. А что Высоцкий? С ним, пользуясь словами критика и литературоведа Вл. Новикова, «происходит нормальное бессмертие. Всенародный полилог, звучавший в его песнях, продолжается в наших разговорах о поэте. Отдельные рюхины злобятся и завидуют Высоцкому – так же, как Пушкину и Булгакову. Это тоже нормально. Это входит в состав бессмертия».

25 января в День рождения поэта в Ростове на улице Пушкинской, около Дома кино будет торжественно открыт памятник Владимиру Высоцкому. Средства для изготовления и установки монумента собрали ростовчане. Автор памятника-скульптор Анатолий Скнарин. Инициативная группа во главе с телережиссером Людмилой Скворцовой благодарит за помощь всех неравнодушных граждан Ростова и благотворительный фонд предпринимателя Ивана Саввиди.

Источник: Relga.RU