ТрВ-Наука обратился к учителю математики школы «Интеллектуал» Алексею Сгибневу и профессору, докт. ист. наук Льву Клейну с просьбой подумать, как сильно эволюционирует школьный учебник через десять лет. Публикуем их прогнозы и пожелания.

Эволюция учебника

Читать это невозможно! Текст написан без отступов, нет подсветки синтаксиса, а имена героев не соответствуют их функциям.

Программист про Достоевского

 

Алексей Сгибнев

Алексей Сгибнев

Российские издательства обязали наряду с бумажной версией учебника выпускать электронную. Пока что это просто скан бумажной версии, так что есть единственный плюс – ранец станет легче. Но ясно, что на этом не остановятся.

Давайте пофантазируем, каким может быть электронный учебник через десять лет. Чтобы заглянуть в будущее, сначала посмотрим в прошлое.

В античности книги были свитками, найти нужное место в них было трудно, надо было перематывать весь свиток. Далее последовательно были изобретены кодекс (современный вид книги), печать (стало можно быстро и дешево тиражировать книгу), электронные книги (мгновенное бесплатное тиражирование, гипертекст).

В древности слова не разделялись пробелами. Если надпись на каменной стеле кончалась где-то посередине, это никого не беспокоило. Постепенно появились пробелы, абзацы и вообще понятие о форматировании текста, но даже газеты конца XIX века для современного читателя тяжелы: плохо сверстаны.

Путеводитель столетней давности содержал длинные тексты и чуть-чуть картинок. Современный западный путеводитель сверхиллюстрирован, жестко режет информацию на форматные кусочки, укладывает каждый объект на страницу или разворот, помещает туда план, реконструкцию, диаграмму с хронологией, два-три самых интересных объекта с подписями и врезку со справочной информацией. У Жюля Верна в «Таинственном острове» вместо карты местности приведено длинное описание, что где находится, – надо долго читать и разбираться. В «Войне и мире» уже приведена карта Бородинского сражения (возможно, сказались занятия Льва Толстого с детьми в яснополянской школе). Сейчас в статье на сайте, если понадобилось объяснить, как сложно тувинское горловое пение, дают ссылку на минутный ролик в YouTube с записью этого пения, вместо того чтобы на полстраницы его описывать. Очевидный вывод: увеличение технических возможностей влияет на выбор средств, которыми автор может донести свои идеи. Трудно сейчас представить, чтобы в художественном тексте были ссылки на YouTube (хотя кто его знает!), но уж в познавательных и обучающих текстах все средства хороши. Скажем, видео фиксирует процессы, развивающиеся во времени, гораздо лучше, чем статичная картинка, где уже сразу все этапы нарисованы (и чаще лучше, чем серия картинок). В учебниках математики уместны демонстрации математических объектов (etudes.ru), интерактивные модели, созданные в программах типа «Математического конструктора», «математические» опыты (как сделать гиперболу своими руками:), задачи на устный счет с автоматической проверкой ответа и т.д.

В учебники физики и химии хорошо бы поместить видеодемонстрации красивых экспериментов и эффектов из жизни («зависание» капель в воздухе: www.youtube.com/watch?v=uENITui5_jU), а также цифровые эмуляторы сложных опытов. (Это не отменяет простых опытов, которые можно проделать в школе, – работу руками с реальными объектами ничто не заменит.)

В учебники по истории и географии так и просятся крупные фотографии с деталями, интерактивные карты, трехмерные модели (Константинопольский ипподром в 1200 году: ), виртуальные экскурсии по музеям (Новгородский музей-заповедник [3]), отрывки из хороших популярных фильмов по теме.

Во многих школьных предметах легко сделать прямо в учебнике первичный тест на базовое понимание материала (не понял – читаешь еще раз, дальше система не пускает), «ветвистую» подачу материала, индивидуальные подсказки, дополнительные сведения для желающих…

Коллеги-учителя покритикуют и легко добавят свои идеи. Правда, от идей до качественной реализации еще очень большой путь. На этом пути неизбежны и потери – такая трансформация ведет к утрате навыков работы с текстом. Вероятно, через десять лет современные учебники будут трудны для восприятия, как «слишком текстовые».

Автор благодарен Наталье Нетрусовой за обсуждения.

…И каким он вряд ли станет

Лев Клейн

Лев Клейн

Думать об электронном учебнике будущего очень увлекательно – дух захватывает. Но есть и несколько моментов, охлаждающих энтузиазм.

Во-первых, мы вряд ли можем вообразить, какие открытия и изобретения еще будут сделаны. Мы ведь не представляли еще недавно Интернет, виртуальную действительность, мобильные телефоны и насколько они изменят (уже изменили) нашу жизнь. Вполне может быть, что важнейшие невообразимые изобретения еще грядут. Хотя десять лет – срок не очень большой. В нем можно ограничиться реализацией уже достигнутых технических переворотов. Во-вторых, увлекаясь техническими изобретениями, мы забываем о том, что детям применение их далеко не всегда на пользу. Они умеют пользоваться калькуляторами, не зная таблицы умножения. У них появились электронные словари и переводчики, избавившие их от изучения языков. Их ведут всякие глонассы, а географию им, выходит, знать не нужно.

Растут новые Митрофанушки. Им, оказывается, незачем упражнять свою память и свое мышление. В лучших школах мудрые учителя запретили пользоваться компьютерами, чтобы из них выходили не обезьянки с техникой, а мыслители и изобретатели. В-третьих, насобачившись с дошкольного возраста играть в стрелялки, они превращаются в вялое приложение к игровому компьютеру, гиподинамичное и отрешенное. В школьном возрасте они продолжают прилипать к компьютеру, погруженные в виртуальную реальность. Образуется компьютерная зависимость. Обычные подвижные игры, спорт, походы становятся им скучны и неинтересны.

Как соблюсти меру: и использовать богатейшие возможности компьютеров и прочих современных гаджетов, и в то же время не отнять у новых поколений детство, сохранить детей физически здоровыми и умственно развитыми, изобретательными, умелыми? Вот в чем вопрос.

В-четвертых, на всё это нужны огромные финансовые вложения. Между тем нам обещают затяжной и тяжелый экономический кризис, усиленный отрывом от мировой цивилизации и санкциями. В кризис же наше государство привыкло урезать расходы прежде всего за счет медицины, культуры и образования и только в последнюю очередь за счет военных, органов охраны и чиновников. А их у нас миллионы и миллионы. Сколько этот кризис съест за предстоящие десять лет, сколько планов будут похерено, сколько даже затеянного будет сокращено – это нам пока неизвестно. Мы знаем только, что надеяться на лучшее не приходится. Возможно, из предвиденных А. Сгибневым усовершенствований все-таки кое-что будет реализовано, потому что будет признано полезным и как-то ухитрятся на это найти деньги. Но будет этого мало, и через десять лет дай бог чтобы наши учебники были не хуже нынешних. Мне бы хотелось, чтобы они были хорошо продуманными прежде всего по содержанию и затем уже в методическом отношении. Чтобы они были не скучными, но поучительными, написанными хорошим языком. Чтобы они позволяли выпустить настоящих участников овладения мировой цивилизацией и современной техникой, но чтобы учебники по гуманитарным дисциплинам занимали среди них достойное место. Чтобы появились учебники логики и психологии, киноведения и искусства полемики. Чтобы учебники по литературе приучали не изучать художественную литературу, а читать ее. Чтобы учебников по истории было много и они приучали не бездумно любить родину, а мыслить о судьбах страны в современном сложном мире.

Источник: Газете «Троицкий вариант»