В статье предпринята попытка охарактеризовать этапы становления социального статуса казачества как гражданского института современного российского общества. Авторы видят в современном статусе казачества процесс его трансформации от вольницы к сословному состоянию, затем через этнокультурный характер в социальной структуре Советского государства, через спонтанное восстановление прав казаков к формированию социального статуса казачества как особого рода гражданского института.

В.П. Третьяк, Б.Л. Орлов

Каков социальный статус казачества в современной России?Казачество – особая социальная общность, сложившаяся на рубежных территориях Руси. Представляя собой значимую воинскую силу, казаки внесли существенный вклад в становление, расширение и укрепление Российского государства. История казачества является неотъемлемой частью Отечественной истории, а его социальный статус[1] выковывался в борьбе.

Казачество, в его сегодняшнем понимании, исторически начало формироваться на границах Российского государства в XIV – XVII веках. Первые общины вольных казаков появились на берегах рек Днепра, Дона, Волги, Урала и Терека. Подверженность постоянной угрозе нападения орд воинственных кочевников и других враждебно настроенных соседей, обусловливала отличительную особенность жизненного уклада казаков: определяла его военизированный характер и войсковую организацию казачества в местах сосредоточения независимых казачьих поселений. В общественной казачьей жизни войсковая организация сочеталась с основанными на общинных традициях казаков демократическими порядками, выборной системой руководства и приоритетом единоначалия.

Высшим органом управления у казаков являлось общее собрание взрослого мужского населения (станичный и войсковой круг), на котором принимались важнейшие решения, связанные с войной и миром, выборами из среды казаков атаманов и других должностных лиц, а также наказанием провинившихся. Исполнение решений круга являлось обязательным, подчинение избранным атаманам было беспрекословным.

Если попытаться выделить обобщающие черты казаков, сложившиеся в тот период и в значительной мере сохраняющиеся до настоящего времени, то это, несомненно, – стремление к свободе, не приемлемости крепостных повинностей и ограничений, (к вольнице, как ее называют казаки), следование вековечным заповедям предков (традициям казачьего домостроя) и верность товариществу и православию. В этом отношении, социальный статус казачества сводился к состоянию относительно свободного человека, вырвавшегося из пут крепостничества и лишенного защиты государственной власти.

Отношения вольного казачества и Московского государства строились на условиях равного партнерства, общности интересов, связанных с наличием общего противника. При этом казаки не только защищали границы государства от набегов кочевников, но и участвовали на стороне России в походах и войнах против сопредельных государств. За несение службы русские цари выплачивали казачьим войскам денежное жалование, снабжали их оружием и боевыми припасами, провиантом. Отношения между вольными казаками и Москвой регулировались Посольским приказом и не всегда складывались гладко.

Противоречия, возникавшие между казачьими войсками и московскими властями, иногда приводили к деструктивным последствиям. Так, в первой трети XVII столетия в связи с продолжением морских походов казаков за военной добычей (дуваном), усложнявших русско-турецкие отношения, посольство донских казаков в Москве в 1625 году было арестовано. В 1630 году на Дону был убит царский посол, что привело к фактическому разрыву отношений между Доном и Москвой, которые лишь с началом очередной русско-польской войны (1632 – 1634) были восстановлены. Царскому правительству приходилось силой усмирять казаков, принимавших участие в восстаниях Степана Разина (1670 – 1671) и Кондратия Булавина (1707 – 1709).

По мере расширения и укрепления Российского государства (старшего партнера во взаимоотношениях с казаками) статус ранее вольного казачества начал коренным образом меняться. В 1613 году в подданство Московского государства перешло яицкое казачество, в 1654 году – Войско Запорожское. В 1708 году в Российскую империю была включена территория вольных донских казаков. Началось наступление центральной власти на казачью вольницу. По мере включения в империю, социальный статус казачества начинает трансформироваться в сторону сословности, свойственной Российскому государству.

Петр I ограничил прежние права и свободы казачества, в 1721 году подчинил все казачьи войска Военной коллегии, отменил выборность войсковых атаманов, которые стали назначаться верховной властью, ввел для казаков обязанность служить в царской армии, в составе которой на протяжении XVIII века казачьи полки участвовали во всех войнах Российского государства. В продолжение петровских реформ, несмотря на множественные волнения и вооруженные выступления казаков, исторически сложившиеся казачьи войска по решению имперской власти переформировывались и переселялись, менялся хозяйственный уклад казаков, все более ориентируемый на аграрное производство и самообеспечение.

В 1764 году в Малороссии было отменено гетманское правление. После подавления Пугачевского восстания, в 1775 году по указу Екатерины II Яицкое войско было преобразовано в Уральское казачье войско, ликвидирована Запорожская Сечь, из остатков которой в 1790 году было сформировано Черноморское казачье войско, переселенное в 1792 – 1793 годах на Кубань. В 1777 году было упразднено Волжское казачье войско, ранее образованное (1734) при императрице Анне Иоанновне, а волжские казачьи семьи переселены на Кавказ. В 1798 году по указу Павла I казачьи воинские чины были приравнены к общеармейским, казачья старшина получила право на дворянское достоинство, что явилось одним из факторов социального расслоения казачества. Вместе с тем достижение казаками чинами и орденами дворянства сочеталось с их принадлежностью к казачеству.

К концу XVIII столетия на общем фоне происходившего огосударствления казачьих войск, их расселения и интеграции, тем не менее, российское казачество продолжало сохранять относительную автономию в форме внутреннего войскового устройства и самоуправления, а также, имея многие привилегии и льготы, постепенно все более приобретало черты особого военно-служилого сословия. Высоко оценивалась роль казачества в охране рубежей государства, а потому для укрепления государственных границ были созданы новые казачьи войска[2]. Социальный статус казачества окончательно принимает сословный характер, адекватный социальному устройству тогдашнему Российскому государству[3].

В XIX столетии процесс интеграции казачества в общегосударственную систему Российской империи продолжался. С 1802 года казачьи войска пере-шли в ведение Военного ведомства. В 1802 – 1817 годах были разработаны положения о казачьих войсках. С 1827 года атаманом всех казачьих войск становится наследник императорского престола. В 1838 году был введен строевой устав казачьих войск. С 1869 года казачьи полки вошли в состав и подчинены начальникам кавалерийских дивизий, в 1870 году на казаков был распространен общий дисциплинарный устав. Территории, населенные казаками, в военном и административном отношении подчинялись с 1815 года Главному штабу Военного министерства, а с 1875 года – Главному управлению казачьих войск. Казачьи войска были включены в состав губерний и областей. В ходе преобразований учитывалась особая воинская значимость казаков, конница которых признавалась лучшей в мире легкой кавалерией и широко использовалась военным руководством, в том числе во время Наполеоновских войн, в Отечественной войне 1812 года, в последующих войнах, зарубежных походах и военных экспедициях. Высоко оценивалась роль казачества в охране рубежей государства, а потому для укрепления государственных границ были созданы новые казачьи войска: Сибирское (1808), Астраханское (1817), Кавказское линейное (1832), Забайкальское (1851), Амурское (1858), Семиреченское (1867), Уссурийское (1889). Помимо воинской службы и охраны границ, казаки несли внутреннюю службу, которая в разное время складывалась из караульной, конвойной, полицейской, дорожной, почтовой, ямской.

К концу XIX столетия казачество, состоящее из 11 казачьих войск, в составе российских армий вступило в Первую мировую войну, имея статус особого военно-служилого сословия. В тот период, казаков в правовом положении от других социальных слоев и групп населения России отличали:

  • особый порядок отбывания воинской повинности и повышенные требования к их воинской подготовке и экипировке, вытекающие из этого определенная автономия,
  • выборность атаманов низшего и среднего уровней, освобождение от подушной подати, освобождение от рекрутской повинности, освобождение от государственного земского сбора, право беспошлинной торговли в пределах войсковой территории,
  • особые права на пользование государственными землями и разными другими угодьями.

Сословное выделение казаков просуществовало до ноября 1917 года, когда Декретом ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» все сословные различия и привилегии были ликвидированы и провозглашено равенство российских граждан.

С приходом Советской власти казаки утратили свое, ранее сложившееся социально-правовое положение. Были упразднены казачье войсковое деление, символы и знаки казачьего звания, на казачьи земли стали переселяться иногородние. Вооруженное сопротивление казаков новым порядкам вызвало со стороны властей ответную, во многом неадекватную реакцию.

В России того времени проводилась политика расказачивания, сопровождавшаяся ограничением казаков в правах, реквизициями и массовыми репрессиями. К середине 1930-х годов отношение властей к казачеству стало постепенно меняться, в стране началась кампания, получившая название «за советское казачество», в ходе которой внимание акцентировалось на образе казаков как лояльных власти воинов и патриотов своей Родины. В 1936 году в связи со сложной международной обстановкой были сняты ограничения на службу казаков в Красной Армии, сформированы казачьи части и соединения и уже 1 мая 1937 года казачьи подразделения в составе войск РККА в традиционной казачьей форме прошли парадом по Красной Площади. В Великий Отечественной войне 1941 – 1945 годов в боевых действиях против немецко-фашистских захватчиков участвовали как регулярные в составе Красной Армии, так и добровольческие казачьи формирования. В начале войны казачьи кавалерийские соединения совершали рейды по тылам немецких войск на Смоленщине и в Подмосковье, сражались под Москвой, в ноябре 1941 года стали гвардейскими, отбрасывали врага от столицы. В августе 1942 года близ станицы Кущевской 17-й кавалерийский корпус в составе Донских и Кубанских казачьих дивизий остановил наступление крупных сил вермахта, продвигавшихся от Ростова на Краснодар. При освобождении Кавказа доблестно сражались 4-й гвардейский Кубанский и 5-й гвардейский Донской казачьи кавалерийские корпуса. Казачьи части успешно действовали в Белорусской наступательной операции, в ходе освобождения Украины, в операциях на территории Румынии, Венгрии, Чехословакии и в рядах советских армий вошли в Германию и в Берлин. За подвиги во время войны из числа казачества 262 кавалериста были удостоены звания Героя Советского Союза. Вместе с полками Красной Армии 24 июня 1945 года казачьи части участвовали в Параде Победы в Москве.

В послевоенный период казачьи соединения, входившие в состав Красной Армии, были переформированы и просуществовали до сокращения Вооруженных Сил СССР в 1955 году. В 1950 году на экраны страны вышли фильмы «Смелые люди» и «Кубанские казаки», в красках, присущих времени, повествующие о патриотизме и советском быте казаков-колхозников.

В 1953 году после смены тоталитарного режима наступил период «оттепели» – реабилитации и возвращения на родину ранее депортированных народов. Однако сохраняя в памяти совсем недавнее прошлое, мало кто спешил в те годы напоминать о своей казачьей принадлежности. Сословный статус казачества был утрачен в сформировавшемся Советском государстве. Казак стал обезличенным Советским человеком, с паспортом гражданина СССР. Вместе с тем и в это же самое время, издавались и экранизировались романы Михаила Шолохова «Тихий Дон», «Поднятая целина» и «Они сражались за Родину», «Донские рассказы», (автору которых, получившему мировую известность, в 1965 году была присуждена Нобелевская премия), роман Константина Седых «Даурия». Дети повсеместно играли в «Казаки-разбойники», на отечественных и зарубежных сценах блистали «Ансамбль песни и пляски донских казаков», «Кубанский казачий хор», ставшие академическими, на цирковых аренах виртуозно выступа-ли конно-акробатическая группа «Кубанские казаки», «Цирковой ансамбль донских казаков». В стране устанавливались памятники и создавались мемо-риалы казакам-победителям. Казаки, продолжая сохранять свои традиции и культуру, постепенно интегрировались в новую наднациональную общность, именуемую советский народ.

Поэтому, мы выдвинули предположение о том, что социальный статус казачества можно рассматривать как не социальный, а скорее этнокультурный в формирующейся общности – советский народ[4].

Во второй половине 1980-х годов начался период «перестройки», продолжением которой стал так называемый сегодня «парад суверенитетов». Кардинальные изменения в состоянии многонационального общества, перемены в его государственном устройстве, сопровождавшиеся вооруженными конфликтами и массовыми переселениями, напрямую затронули жизненные интересы казаков, послужили фактором казачьего пробуждения. Уже в период «перестройки» создавались казачьи общества и союзы, которые в дальнейшем заявили о себе в конфликтах в Югославии, Приднестровье, Осетии, Абхазии, Чечне. В этот же период растет самосознание социального статуса казачества. Появились попытки подтверждать статус по происхождению родителей, бессистемный прием в общество всех желающих, прием в казаки по желанию носить форму и т.д.

Казачье движение в России приобрело организованные формы после выхода в 1992 году постановления Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации казачества»[5] и последующего создания при Президенте России Главного управления казачьих войск, принятия других нормативных актов, направленных на возрождение казачества в России.

Возрождение российского казачества не следует воспринимать как некое воспроизведение казачьей вольницы и казачьего домостроя[6]. Позиционирование казачества в отношении других социальных групп и слоев населения опирается в нынешнее время на сочетание исторически сложившихся отличительных культурных и ностальгирующих традиций, включающих

  • патриотическое воспитание, государственную службу,
  • войсковую организацию и самоуправление,
  • вновь привнесенных побудительных мотивов и стимулов (выражающих стремление принадлежать к социальной группе, занимающей определенное положение и пользующейся влиянием, вниманием и уважением), свойственных институтам гражданского общества, соответствующих структуре формирующегося гражданского общества в новой Российской Федерации, которая заявила о себе как правопреемнике СССР.

В сегодняшних условиях казачество уже просматривается (в ближайшей и более отдаленной перспективе видится) как специфический, исторически сложившийся гражданский институт, представляющий собой социальную общность добровольно объединившихся в казачьи общества, воспитанных на принципах патриотизма, товарищества и коллективизма, профессионально подготовленных воинов-казаков, взявших на себя обязательство по несению государственной и иной службы и способных охранять и при необходимости защищать государственные устои и территориальную целостность Российской Федерации. По нашему мнению, возрождение казачества в новейшей истории России должно идти по пути формирования в стране особого рода гражданского института[7], что обозначит ориентиры, придаст импульс казачьему движению и будет способствовать дальнейшему развитию гражданской культуры и совершенствование социальной структуры в современной России.

Литература

  1. О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества. Указ Президента Российской Федерации от 15 июня 1992 года № 632 (с последующими изменениями).
  2. О реабилитации казачества. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1992 года № 3321-1 (в редакции Федерального закона Российской Федерации от 26 июня 2007 года № 118-ФЗ).
  3. Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Утверждена Президентом Российской Федерации 3 июля 2008 года.
  4. Беглов А.Д. Возрождение российского казачества: система управления и методы хозяйствования. – М.: Финансы и статистика. 2011. 236с.
  5. Иванова В.Н. Православные традиции и казачья экономика // Альянс, 2015, январь, с. 15-16.
  6. Третьяк В.П. Орлов Б.Л. К вопросу о статусе современного российского казачества //“Отраслевые рынки”№1-2 (39) (январь – апрель) 2015 //virtass.ru c.1-9.
  7. Третьяк В.П. Развитие казачества как гражданского института в современной России // Альянс, 2012, № 3.с.23-25

[1] В литературе используются различные термины , характеризующих понятие статус казачества. Это и социально-политический статус казачества, и этнокультурный статус казачества, и правовой статус казачества, и конституционно-правовой статус казачества. Нами статус казачества рассматривается в ракурсе его положения в структуре современного общества // netess.ru/3istoriya/549600

[2] Беглов А.Д. Возрождение российского казачества: система управления и методы хозяйствования. – М.: Финансы и статистика, 2011, с. 25.

 

[3] «Статус казачества в дореволюционной России сформировался как это было свойственное имперской организации того общества – казачье сословие, подобно торговому сословию, дворянскому и т.п. Некоторые атаманы и представители казаков получали дворянские знаки отличия». (Третьяк В.П. Орлов Б.Л. К вопросу о статусе современного российского казачества //“Отраслевые рынки”№1-2 (39) 2015. с.6) //virtass.ru

 

[4] Третьяк В.П. Орлов Б.Л. К вопросу о статусе современного российского казачества //“Отраслевые рынки”№1-2 (39) 2015 с. 7. //virtass.ru

[5] О реабилитации казачества. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1992 года № 3321-1 (в редакции Федерального закона Российской Федерации от 26 июня 2007 года № 118-ФЗ).

 

[6] Иванова В.Н. Православные традиции и казачья экономика // Альянс, 2015, январь, с. 15.

[7] Подробнее см. Третьяк В.П. Развитие казачества как гражданского института в современной России // Альянс, 2012, № 3.с.23