Выделяемые государством средства на охрану здоровья людей за все последние годы немного превышали 3,5% ВВП, то есть в 2–3 раза меньше, чем в любой стране Европы и в 4 раза меньше, чем в США. Выступая на 6-м конгрессе пациентов (2015 г.) глава национальной палаты медиков Л.Рошаль  отметил, что и без того недостаточное финансирование здравоохранение в 2016 году будет заметно сокращено, в медицине кадровая катастрофа (не хватает врачей, растет их нагрузка), что ещё одной болевой точкой является дороговизна лекарств, из-за которой 20% пациентов не выполняют назначения врачей.  По данным ВЦИОМ 52% россиян недовольны квалификацией медицинского персонала.

Вил Акопов

Вил АкоповЗдравоохранение глубинки в разных регионах страны находится в упадке, закрываются больницы и даже медицинские пункты, нет врачебных кадров, медицинскую помощь, даже экстренную, оказывать нечем. (РГ от 3.10.2014 г.). Стоит обратить внимание на то, что негативные проблемы, хотя и другого характера, наблюдаются и в столичном здравоохранении. В Москве ликвидированы 26 больниц из 65, сокращаются больничные койки, а медицинский персонал сокращен на 7 тысяч человек. Аудиторы счетной палаты  считают, что в государственных ЛПУ объём платной помощи вырос. Зная современные достижения медицины  высоких технологий и не соответствующую им реальную практику, невольно приходит на ум афоризм: «Медицина шагнула так далеко, что переступила через население».

Приведу лишь некоторые показатели российского здравоохранения. Продолжительность жизни у нас на 8–10 лет ниже, чем в западноевропейских странах, а смертность в 4–5 раз выше. По эффективности системы здравоохранения РФ по данным ВОЗ, много лет занимает от 100-го до 130-го места. Общая смертность из расчета на 1 тыс. населения в России – 14,7; в США – 8,3; в Японии – 9; в Англии – 9,5.  От сердечно-сосудистых заболеваний в России умирает 829 человек на 100 тыс., в странах ЕС этот показатель равен 200 («Медицинская газета», 2009, № 13). Младенческая смертность на 1000 детей в России – 8, в Европе – 3,5. Россия на первом месте в Европе по числу смертей от внешних факторов (12,5% от общего числа смертности). От самоубийства у нас гибнет ежегодно 41 тыс. человек, вдвое больше, чем в европейских странах.

Интересно, как специалисты по экономике увязывают огромные расходы государства на вооружение и ряд проектов последних лет с уменьшением и без того нищего здравоохранения. Весь парадокс в том, что последовательное беспрецендентное снижение финансирования привело к невероятным по скорости положительным результатам в последние 2 года. А секрет этого, по-видимому, кроется в особенностях управляемой отчетности медучреждений, показатели которых составляют желаемую  статистику.

Например, спущенный в регионы Приказ МЗ РФ о сплошной диспансеризации, в регионах привел к указанию загруженным участковым врачам (по рассказам некоторых) срочно, в разы увеличить её показатели, за что одних заставили угрозами заполнять карты «проведенной» вакцинации, другим оплатили за составление ложной документации. Или устное, но строгое указание врачам-терапевтам, судмедэкспертам и, возможно, даже патологоанатомам,  избегать диагноза ИБС (ишемической болезни сердца), самой распространенной болезни, влияющей на статистику смерти. Неудивительно, что за год с первого места в мире по распространению этой болезни, мы сместились на середину…

Важными факторами, отрицательно влияющими на здоровье населения, является постоянная алкоголизация населения, несмотря на некоторые экономические меры противостояния её росту. В 2010 г. потребление абсолютного спирта на душу населения достигло 18 л, в то время как, по данным ВОЗ, опасным для здоровья считается максимально 8 л. В России зарегистрировано 2,2 млн алкоголиков, 500 тыс. из которых ежегодно умирает; 40% мужчин, включая подростков, регулярно употребляют спиртное. У нас 1,5 млн наркоманов, по данным ФСКН, имеют опыт употребления наркотиков, а регулярно потребляющих свыше 5 млн человек. По их количеству Россия опережает в 5 раз страны Евросоюза. Табакокурением злоупотребляют более 70 млн человек; 40% женщин и 35% подростков регулярно курят. Более 60 тыс. зарегистрированных наркоманов, а регулярно потребляющих наркотики свыше 5 млн человек, по их количеству Россия опережает в 5 раз страны Евросоюза.

Необходимо обратить внимание на то, что здоровье человека зависит от многих факторов: более чем на 50% от социальных, которые должно решать государство. Если исключить 30–40% заболеваний, связанных с генетическими особенностями, то ответственность медицины не будет превышать 15–20%.  Для искоренения приведенных выше недостатков и улучшения здоровья народа  эта проблема должна быть признана приоритетной. Государство должно заниматься ею в первую очередь, опережая военные и экономические проблемы и на значительно более высоком уровне.  Для этого в решение задачи оздоровления населения должны быть вовлечены самые разные государственные органы, выделяться, как минимум в 2-3 раза больше средств, чем в настоящее время, как это делается в отношении органов  безопасности. Системой безопасности страны считал здравоохранение крупный государственный деятель, многолетний министр здравоохранения СССР, академик Б.В.Петровский.  Через много лет такого мнения придерживаются и другие, как например зам. председателя  комитета здравоохранения Совета Федерации Л.Козлова («Парламентская газета», 28.02.2016) предлагает: чтобы поддержать практикующих врачей, выдавать им жилищный сертификат, по аналогии с тем, что предоставляют военным. Заметим, что приравнивать медиков и силовиков действительно справедливо, ибо и те и другие должны быть здоровы, чтобы стоять на страже безопасности страны. Однако это предложение абсолютно бесполезно в России, ибо элитную часть специалистов расширять медиками никто не станет.

Ещё одним важным фактом повышения уровня здравоохранения  является увеличение количества медработников и особенно качества их подготовки. Последнее предусмотрено новым законодательством об обязательной аккредитации медицинских работников, как непременном условии допуска их к профессиональной работе.  Так, в порядок допуска к осуществлению медицинской деятельности Федеральным законом от 29.12.2015 № 389-ФЗ были внесены изменения в Федеральный закон № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Письмом от 14 декабря 2015 года № 16-5/10/2-7567 МЗ РФ сообщило о том, что с 1 января 2016 года медицинских работников и медицинские организации вместо сертификата, допускающего работать с пациентом, последует постепенный переход к системе аккредитации.  Вместо прежнего понятия аккредитации специалиста  Федеральный закон №389 вводит новое.  Это процедура определения соответствия лица, получившего медицинское, фармацевтическое или иное образование требованиям к осуществлению медицинской деятельности по определенной медицинской специальности либо фармацевтической деятельности. Официально объявлено, что переход к процедуре аккредитации специалистов будет осуществляться поэтапно с 1 января 2016 года по 31 декабря 2025 года включительно. Выпускники стоматологических и фармацевтических факультетов пройдут аккредитацию в 2016 г., как указано в законе, остальные специалисты – с 2017 года.  Что касается врачей – практиков, то их аккредитация продлится до 1 января 2026 года, а не до 1 января 2016 года, как было принято ФЗ №323 до внесения изменения. Это изменение возникло, когда приблизилось время обязательной аккредитации специалистов и стало понятно, что обеспечить так быстро внедрение в практику аккредитации невозможно. К сожалению это обычная практика наших законодателей: сначала принять закон, а потом думать, подсчитывать, определять порядок процедуры.

Интересно, что еще в октябре 2010 г. Государственный Совет РФ среди основных проблем здравоохранения отметил неразвитость системы аккредитации и лицензирования, не выделив не менее важную первичную подготовку специалистов в образовательных учреждениях.

С целью отсева из профессии выпускников вузов, не обладающих необходимыми знаниями и навыками в 2016-2017 гг.  начнется  процедура трёхуровневой аккредитации, причем к следующему уровню будут допускаться только те, кто успешно сдал предыдущий. В аккредитационную комиссию предполагается включать практических, педагогических работников и работодателей.  Первый уровень – это сдача более 3 тысяч тестовых заданий, второй – показатель освоения практических навыков в симулированных условиях (объективный структурированный клинический экзамен), что, конечно, не заменит работы у постели больного, но лучше, чем пересказ как выполнить на практике определенную процедуру.  Особенно  важен третий этап – оценка сформированного клинического мышления. Для практикующих врачей эта процедура будет сориентирована на анализе их профессиональной и специальной деятельности.

Однако, к сожалению,  есть обоснованное опасение, что повысить качество подготовки специалистов, таким образом, не получится, ибо, как и в настоящее время, принято, к первым двум уровням будут найдены обходные пути и скажутся технические препятствия для выполнения. Опыт проводимых сертификационных экзаменов и подготовка к ним  это доказывает. Что касается третьего этапа – клинических кейсов, то  в ближайшие годы они невозможны из-за отсутствия клинических баз, для использования в таких целях. Достаточно отметить, что из 46 медицинских вузов России только  24 имеют собственные клиники, как правило и без того занятые под завязку обучением студентов клинических кафедр. Количество набора студентов в медицинские вузы предполагается увеличить, а строительство новых современных по оснащению клиник откладывается.

Аккредитация специалиста проводится аккредитационной комиссией, сформированной Минздравом по окончании освоения выпускником  профессиональных образовательных программ медицинского образования или фармацевтического образования не реже одного раза в пять лет. Медицинские профессиональные некоммерческие организации могут участвовать в работе аккредитационной комиссии и проведении аккредитации специалистов, при условии объединения не менее 25 процентов от общей численности врачей на территории субъекта Российской Федерации (часть 3 статьи 76 ФЗ № 323).  На Минздрав России возложено принятие Положения об аккредитации специалистов, порядка выдачи свидетельства об аккредитации специалиста и технических требований к нему. Таким образом, право на осуществление медицинской деятельности, начиная с 1 января 2016 г., может быть подтверждено либо сертификатом специалиста, либо свидетельством об аккредитации специалиста, что будет учитываться при проведении лицензионного контроля и оценке соответствия соискателей лицензии лицензионным требованиям.

Следует отметить, что всё-таки среди многих факторов главным в повышении уровня медицинской помощи заключается по-настоящему  качественная подготовка специалистов с высшим и средним медицинским образованием. Попытки это сделать по Европейскому образцу с введением двухуровневой подготовки в медицинских вузах не везде и не во всем удались.

Лекции все больше доверяются преподавателям, не достигших должного уровня, не имеющих практики и призвания, поэтому  не привлекают студентов, а  приглашать эрудированных опытных в своей специальности практиков  у нас не принято.

Контроль качества обычно заканчиваются проверкой наличия непомерного количества многочисленных бумажных документов, на которые  уходит время и силы преподавателей. Кстати, замена их на молодых,  не имеющих ни научного, ни практического, не педагогического навыка, иногда нечестно остепененных, приводит к смелой инициативе сокращения курса, введения более знакомой для себя тематике, фиктивной отчетности, к послаблениям контроля при сдаче зачетов и экзаменов за определенные вознаграждения при мизерной зарплате. Кстати, признанная в стране проблема коррупции в большой степени касается медицинских работников, кстати, как и правоохранительных. Опрос населения показал, что 58,5% граждан к коррупционерам причисляют и врачей, причем в основном рядовых. Эта мрачная картина сегодняшняя реальность, но, конечно имеет исключения. Как трава, пробиваясь через асфальт, из вуза выпускаются способные специалисты, нацеленные не столько на заработки, сколько на качество оказания медицинской помощи и на профессиональный интерес. В зависимости от вуза, его коллектива преподавателей и управленцев, количество таких выпускников различно.

Вот что пишет о качестве современного медицинского образования бывший министр здравоохранения СССР, академик Е.И.Чазов: « Медицинское образование у нас поставлено плохо, практическая подготовка хромает на обе ноги и сегодня всё ограничивается лекциями и прохождением тестов» («Медицинская газета», №42, 2009).  Такого же мнения Президент национальной медицинской палаты России профессор Л.Рошаль, академик РАМН А.Чучалин и другие видные ученые и практики медицины. В 2011 году президент РФ В.В. Путин на национальном форуме медиков отметил, что несмотря на успехи в медицине, население страны за последние 5 лет сократилось на 500 тысяч человек, председатель Правительства Д. Медведев отмечают неудовлетворительную подготовку врачей.  В 2015 г. директор  НИИ народного хозяйства РФ В.Назаров предлагает радикально пересмотреть подходы к подготовке врачей, обеспечив реальный процесс повышения квалификации, ибо сейчас повышение квалификации врачей является полной профанацией».

Таким образом,  улучшение подготовки и совершенствования медицинских работников высшего и среднего профессионального образования и решение других проблем важных здравоохранения, является первостепенной задачей внутренней политики России.

Источник: RELGA.RU