Поводов для встречи с актером Алексеем Лемешевым у нас было достаточно: это и премьеры нынешнего сезона – «Где Чарли?», «Золушка», «До и после», «Проснись и пой» – в Театре мимики и жеста, и нашумевшая пластическая драма «Калигула» Московского Губернского театра, где Алексей исполняет роль Патриция. Но наша беседа вышла за рамки обычного разговора о творческих планах и нелегкой актерской доле, то и дело переходя на размышления о мечтах, партнерстве на сцене и в жизни, любви к родине и счастье.

Беседу вели: Павел Родионов, Екатерина Перфильева

– Алексей, вы только что вернулись из Минска, где выступали с коллегами по Театру мимики и жеста, недавно ездили с Губернским театром в Екатеринбург, Самару, Ростов-на-Дону, Краснодар. Для вас гастроли – это работа или отдых?
– Конечно, работа. В Минске нас любят, даже обожают, и ждут. И так, надеюсь, будет всегда. Поэтому и впредь мы станем ездить туда. В столице Белоруссии очень горячий прием. Мне это нравится. В каждом городе нас встречают по-разному и публика везде разная. Но неизменно одно: это интерес к тому, что мы показываем, будь то спектакль или концерт. Разумеется, гастроли, прежде всего, труд. Нередко из-за репетиций и подготовки к выступлению мы и города-то, куда приехали, толком не видим. Но порой выпадает несколько часов, когда я гуляю по городу или иду в музей, словом, немного отдыхаю, и это радует.
– Что для вас отдых?
– (Вздыхает). Отдых… Я отдыха вообще не знаю. Иногда есть возможность на один или два дня уехать домой, в Воронеж, или в деревню, где можно расслабиться и набраться сил.
– Как в Воронеже относятся к тому, что вы делаете в Москве?
– Мои родители, друзья, родственники знают, что я поступил здесь, в Москве, на театральный факультет, поэтому они все относятся нормально к моей работе в театре. Даже гордятся мной.
– Но родители наверняка скучают, зовут вас в Воронеж…
– Зовут. И если нужно – я еду.

Сцена из дипломного спектакля «Справедливость в скобках»

– Если бы не работа в театре, вернулись бы в Воронеж насовсем?
– Да. Я бы там работал в школе, преподавал бы. При местном отделении Всероссийского общества глухих проводил бы концерты, вечера. В Доме молодежи хотел бы открыть детский клуб и организовывать там разные мероприятия: конкурсы, походы, спартакиады.
– Чем Воронеж отличается от Москвы?
– В Воронеже у меня нет возможностей для развития в профессии. Они надеются, что Лемешев Воронеж вытянет. (Смеется). В Москве же много возможностей и много всего интересного.

В столице Алексей Лемешев поступил на театральный факультет Российской государственной специализированной академии искусств. Его работы в дипломных спектаклях «Справедливость в скобках» (по «Одесским рассказам» Исаака Бабеля»), «Две стрелы» (по одноименной пьесе Александра Володина), «Оркестр» (по советским песням) до сих пор помнят зрители. Да и сам Алексей на вопрос о любимой роли не задумываясь отвечает:

– Цудечкис, Савка Буцис, папаша Каплун, словом – «Справедливость в скобках».
– Коль зашла речь о дипломном спектакле вашего курса «Справедливость в скобках»… В этом году исполнилось три года, как вы окончили институт. Что вы считаете своим главным достижением за эти три года?
– Много всякого произошло за это время. Я играл в трех театрах: Мимики и жеста, «Недослове», Губернском. Работал в Хакасии в детском лагере. Вел кружок в Театре мимики и жеста. Были взлеты и падения…
– Кого вы считаете своим наставниками в профессии?
– Прежде всего это Евгений Константинович Карельских, руководитель нашего курса в институте. Он давал нам свободу, научил мыслить. В театре – это мои старшие коллеги: Сергей Родин, мы сидим с ним, болтаем, советуемся. Максим Александрович Тиунов. Роберт Валерьевич Фомин.
На сцене Театра мимики и жеста Алексей Лемешев стал играть, еще будучи студентом. И роли у него самые разные – главные и не совсем главные, но неизменно яркие и запоминающиеся: Кот в «Бременских музыкантах», Нечистая сила во «Влюбленном Кощее», Полицейский и клоун Бим в «Пеппи Длинныйчулок»… Сейчас для Алексея завершается уже третий сезон в качестве принятого в труппу ТМЖ актера. В этом же сезоне его вместе с коллегами по Театру мимики и жеста Игорем Стрелкиным и Максимом Тиуновым, а также с артистами театра «Недослов» Олегом Селяниновым и Александром Арчебасовым пригласили в Губернский театр – принять участие в постановке пластической драмы «Калигула» режиссера-хореографа Сергея Землянского.

Сцена из дипломного спектакля «Справедливость в скобках»

–Каким этот сезон был для вас: удачным, провальным, тяжелым, легким? Или все шло без особых потрясений?
– Сезон запомнился прежде всего нагрузкой, бешеной нагрузкой. Но мне интересно выходить на сцену, поэтому буду работать дальше.
– Этот год оказался щедр на премьеры: в репертуар Театра мимики и жеста вернулись «Золушка» и «Где Чарли?», появились «До и после» и «Проснись и пой», вас позвали играть в драме «Калигула» Губернского театра. Роль в каком из этих спектаклей оказалась для вас самой сложной?
– В «Проснись и пой». Там постоянные переходы с одного музыкального номера на другой – надо все время выходить из образа, входить в образ, переключаться с песни на песню. Это очень непросто.
– А самая интересная роль этого сезона?
– Для меня интересной стала роль в «Калигуле». Я первый раз работал со слышащими актерами. Я люблю нечто особенное, то, что раньше никогда не пробовал.
– Вам интересней работать с глухими или со слышащими?
– Без разницы.
– Что для вас в работе важней всего: партнеры, интересная пьеса, грамотный режиссер? Чтобы вам за работу деньги платили?
– Важней интересная постановка.
– Кто ваш любимый партнер на сцене?
– Игорь Стрелкин. В рабочее время мы репетируем с ним, потом уходим со сцены и… дальше репетируем. Вот это я называю настоящим партнерством. Ведь мы с Игорем знакомы с детства: вместе ходили в детский сад, учились в одной школе, вместе приехали поступать в Москву в институт, вдвоем постигали азы профессии. Сейчас мы вместе играем и в Театре мимики и жеста, и в Губернском театре. Мы с Игорем понимаем друг друга без лишних слов и жестов.

В образе Патриция. Спектакль «Калигула» Московского Губернского театра

– Алексей, в Театре мимики и жеста вы заняты в восстановленном спектакле «Где Чарли?», играете там Джека – ту роль, которую до вас играл Роберт Фомин. Вы ориентируетесь на то, как он играл, или вам важно только ваше собственное понимание роли и характера героя?
– Я смотрел этот спектакль только в видеозаписи. Роберт по-своему играл, а я по-своему играю.
Красивый, молодой, высокий, с обезоруживающий улыбкой. По такому принцу тайно и почти открыто вздыхают знакомые, малознакомые и совсем незнакомые представительницы прекрасной половины человечества. Роль Принца и Алексей Лемешев – иного сочетания для зрителей и особенно зрительниц даже трудно себе представить. В возобновленной после нескольких сезонов отсутствия в репертуаре Театра мимики и жеста «Золушке» конкурентов на главную мужскую роль у Алексея не было. Но только ли привлекательная внешность важна для исполнителя роли Принца?
– Вам ваша красивая внешность помогает или мешает?
– Скорее, мешает. Хотя я не считаю себя красивым, просто у меня фактура обаятельная. Я играю внутри. Любую роль стараюсь проживать, продумывать. Я очень въедливый актер, вечно собой недоволен и переживаю, когда долго не выстраивается роль на репетициях или что-то не получается во время спектакля. И на сцене очень многое зависит от партнера, ведь спектакли никогда не играются в одиночку.
– «Золушка» – один из самых популярных сюжетов в искусстве: есть множество фильмов, спектаклей, мюзиклов «Золушка». И так же много исполнителей роли Принца. Не возникал ли у вас соблазн, посмотрев какой-то фильм или спектакль «Золушка», просто повторить чужую игру?
– Нет, я стараюсь никого не копировать.
– Отличается ли для вас Принц в нынешней постановке от этой роли тогда, когда вы были еще студентом и делали первые шаги на сцене Театра мимики и жеста?
– В то время в театре была иная атмосфера, и я был очень молод. Сейчас все по-другому: мыслим по-другому, двигаемся по-другому, другой взгляд на многие вещи… Когда я был студентом, в моем актерском багаже было не так много ролей. Сейчас актерский опыт у меня посолидней, чем тогда. (Улыбается.) Я играю и в сказках для детей, и в пластических постановках, и в музыкально-поэтических представлениях. Поэтому я стараюсь переосмыслить и роль Принца, то есть ту роль, которую уже когда-то играл.

– Для вас в театре важней содержание или форма? То есть ЧТО играть – пьеса, сценарий или КАК играть – пластический театр, драматический, жестовая песня…
– Конечно, содержание.
– А в каких спектаклях вам интересней играть: в пластических или драматических?
– В пластических, вернее – в пластически-драматических. Куда глаз посмотрит, куда тело повернется. То есть не просто какие-то танцевальные движения должны быть и взмахи руками-ногами, но чтобы в спектакле была мысль, чтобы каждое движение совершалось не абы так, а было обосновано сценарием, замыслом режиссера и актерской игрой. Вот это мне интересно.
– Если вам предложат интересную работу в другом городе или другой стране, согласитесь?
– Не могу родину предать.
– Даже если денег много заплатят?
– Даже если денег много заплатят. Что мне там делать…
– Были ли какие-то творческие проекты, от которых вы отказывались?
– Были. Но я не жалею. Ведь всегда, прежде чем согласиться на какой-то проект или отказаться от него, я читаю сценарий: о чем проект, что мне там надо делать. Потом спрашиваю совета у знакомых, у профессионалов, они мне говорят, надо или не надо принимать то или иное предложение.
– От какой работы вы не откажетесь?
– Я не отказываюсь от съемок в кино, в рекламе, в клипах. Мне это очень нравится.
– В каком театре вы мечтаете играть?
– Конечно, в Театре Вахтангова.
– Что такое для вас театр: репетиции, премьеры, спектакли, гастроли, аплодисменты зрителей, поклонницы, отзывы коллег?
– Театр – это храм божий. Я люблю аплодисменты, они меня вдохновляют и дают мне сил работать дальше. Я все время на спектакле стараюсь выкладываться на 100%, вне зависимости от того, главная у меня роль или эпизодическая. И, разумеется, очень устаю. Но когда я вижу, что зрителям понравился спектакль, когда они хлопают, дарят цветы, говорят добрые слова, на гастролях просят приезжать к ним еще… тогда я понимаю, что не зря так старался. А усталость проходит.
– Для кого вы играете?
– Для публики. Я не могу подвести зрителей и коллег. Было дело – я даже из больницы сбежал, чтобы в спектакле сыграть. Я тогда оканчивал институт. Ну и видимо, от перенапряжения – зачеты, экзамены – организм не выдержал, и я попал в больницу. Пару дней умирал, по палате еле передвигался. Врачи запретили мне любые нагрузки. Но оставалось сыграть еще один дипломный спектакль. Поэтому в день спектакля я просто вызвал такси и уехал в институт. Как играл – почти не помню. Но весь наш курс Евгения Павловна (актриса Евгения Симонова была председателем госкомиссии на наших выпускных спектаклях) тогда похвалила.

– Существуют люди, чье мнение для вас важно? Или вам достаточно самооценки?
– Есть люди, чьим мнением я дорожу.
– В чем для вас как для актера состоит задача режиссера? Чтобы он сказал, КАК играть или чтобы он не мешал вам самому выстраивать роль?
– Трудный вопрос. Чтобы режиссер объяснил то, что он хочет увидеть. Если режиссер дает такой план, то с ним можно согласиться или нет, а можно и поспорить, опровергнуть его точку зрения. Если же меня это устраивает, то я начинаю копаться, что-то искать, работать над собой.
– Бывает так, что ваше понимание роли не совпадает с режиссерским?
– Конечно. Если не совпадает, то я должен дальше искать. Вы спрашивали, что такое для меня театр. Театр – это еще и постоянные поиски: своего понимания роли, характера персонажа, путей взаимодействия с партнерами.
– Если бы вы сами были режиссером, то какой спектакль вы бы поставили?
– Я бы поставил «Любовь и голуби». Мне интересны судьбы героев, которые живут в деревне, их отношения.
– Что вам надо делать, чтобы как актеру развиваться в профессии?
– Нужно много тренироваться, много работать. А если сидеть и в носу ковыряться, то ничего не выйдет.
Помимо игры на сцене до недавнего времени Алексей Лемешев преподавал в детском воскресном кружке при Театре мимики и жеста, где занимался со своими юными воспитанниками игровой деятельностью и ставил с ними различные номера. Также вместе они участвовали новогоднем представлении.
– Скучаете по педагогической деятельности?
– Да.
– В одном из интервью, еще будучи студентом, вы сказали, что собираетесь учиться в магистратуре Щукинского училища. Передумали?
– Передумал. Уже иду в другую сторону.
– Вы хотите работать с детьми. Чему и как вы их будете учить?
–У меня свой метод: я смотрю, какие ребята, и делаю что-то для них. Потому что, например, в провинции больше трудностей, а московские ребята – другие, следовательно, и подход к ним нужен другой.
– Многие знают вас не только как актера, но и как талантливого организатора и режиссера фестивалей. А готовы ли вы быть директором театра?
– Директором я никогда не буду. Я бы с удовольствием организовал какое-то мероприятие или благотворительный проект. Но директором… Там созваниваться с нужными людьми надо, переговоры вести… Не мое это.

Безусловно, самое интересное на сегодня в творческой биографии Алексея Лемешева – это его игра в театре: в спектаклях и музыкальных постановках.

– Для вас есть разница, зачем выходить на сцену: играть в спектакле, принимать участие в поэтическом вечере, выступать на концерте? Вы все делаете с одинаковой отдачей?
– В драматическом спектакле нужно полное перевоплощение. Поэтический вечер – это тоже проживание, но другого рода. Для концерта требуется иное усилие, чем для спектакля.
– Какую роль вы мечтаете сыграть?
– Я мечтаю играть вредного, комического персонажа. Например, Плюшкина из «Мертвых душ» Гоголя. В «Анне Карениной» я бы сыграл Вронского, в «Идиоте» Достоевского – князя Мышкина. А вообще-то я не очень люблю главные роли, предпочитаю быть актером второго плана, играть яркие эпизоды.
– Алексей, а вы хотите, чтобы вас узнавали на улице? Чтобы поклонницы дежурили у подъезда…
– Нет-нет, спасибо.
– Разве вам не важно быть известным?
– Я не люблю, когда меня узнают.
– Как вы думаете, почему вас любят как человека?
– (Смеется). Не знаю, надо спросить у тех, кто меня любит. Может быть, за то, что я такой привлекательный и со мной интересно разговаривать.

– Для вас в общении с человеком важней его личные качества или профессиональные?
– Профессиональные.
– Вы счастливый человек?
– Да. У меня есть работа. Я люблю своих родителей. Они счастливы – и я счастлив, несмотря ни на какие трудности.
– У вас есть мечта?
– Я бы хотел организовать благотворительный вечер для глухих детей, которые страдают от онкологических заболеваний. Я знаю трех ребят – из Красноярска, Казани и Великого Новгорода, которые очень нуждаются в дорогостоящем лечении. И хочу собрать хотя бы часть денег, чтобы помочь им. И еще я мечтаю сделать маленький смешной спектакль и ездить с ним по разным городам – собирать средства для благотворительной деятельности.
– Кем вы себя видите в этом спектакле?
– Я могу быть актером, могу быть ответственным за сбор денег, чтобы ничего не упустить.
– Ваша любимая книга?
– «Анна Каренина» Толстого. «Войну и мир» не люблю, несмотря на то, что я участвовал во всероссийском проекте «Война и мир”. Читаем роман». Еще люблю Достоевского. Но он для меня труден. Если я прочитал одну книжку, то я ее три раза перечитываю: о чем там написано, зачем.
– Что бы вы хотели в жизни вне театра?
– Хочу детей, семью.

P.S. На сцене артист Алексей Лемешев потрясающе разнообразен. В жизни он оказался человеком немногословным, задумчивым и не по возрасту серьезным. И кажется, Алексей совсем не лукавит, когда говорит, что не хочет быть узнаваемым и главным ролям предпочитает роли второго плана.

Источник: ВОГинфо.ру