Время стало ключевым ресурсом современности. Активный ритм жизни, возможности, которых все больше, вступают в противоречие с «классической» схемой угасания социальной жизни, когда зрелость сменялась апатичной старостью.

Люция Сулейманова

Изабелла Росселлини

Неожиданно стало модно быть уже довольно зрелым, но еще очень активным. Смотрите, сколько вышло фильмов, где главные герои – совсем немолодые люди: от «Простых сложностей» и «Весенних надежд» до «Отеля „Мэриголд“» и «Стажера». Актеры «золотого фонда» востребованы как никогда – и дело не в том, что никто не пришел им на смену, а в том, что они олицетворяют новую, непривычную полнокровность почтенного возраста. И тот факт, что шестидесятилетняя (!) Изабелла Росселлини спустя двадцать лет снова стала лицом Lancôme, вполне в этом тренде: шестьдесят – это «новые сорок».

Социологи констатируют: старости больше нет – ни слова такого, ни понятия. Унылая привычная схема «молодость – зрелость – старость» больше не актуальна, теперь мы говорим о двух половинах жизни, каждая из которых интересна и насыщенна по-своему. Сегодня «бабушки» – это новые It-girls, утверждал не так давно журнал Tatler. И перечислял: Хелен Миррен (70 лет), Шарлотта Рэмплинг (70 лет), Катрин Денев (72 года), Дайан Китон (70 лет), Энди Макдауэлл (58 лет)… Их утро начинается с безупречной укладки, они носят красную помаду в любое время дня, элегантно заворачиваются в соболя и предпочитают туфли Salvatore Ferragamo.

Публика вдохновляется роскошными «пенсионерками», подчеркивающими новый тренд тем, что даже не красят свои седые волосы, и возводит их в ранг икон стиля. Какой поток эмоциональных комментариев вызвала в свое время рекламная кампания Dolce & Gabbana с участием сицилийских бабушек! Доминировал возглас: «Я за любой кипиш, кроме „Валидола“ и кладбища!» И не только практичный Доменико Дольче, но и другие модные марки вовсю играют с так называемым «пенсионным трендом» или «бабулиным шиком». Одно из лиц любимой российскими женщинами марки Celine – автор романа «Синие ночи», американская писательница Джоан Дидион абсолютно в восторге от своего возраста, насчитывающего ни много ни мало 81 год.

Хелен Миррен, Шарлотта Рэмплинг, Дайан Китон

Оказывается, сейчас возраст – это даже не повод отказываться ни от торжественной свадебной церемонии, ни от свадебных клятв. При современной продолжительности жизни и возможности оставаться активным (в том числе и сексуально) в любом возрасте у таких браков есть шанс стать куда более продолжительными, чем у ранних союзов совсем молодых людей. Не говоря уж о том, что такие браки идеально вписываются в тренд, который условно можно обозначить как «Дорогу Немолодым».

И те же Джерри Холл и Руперт Мердок (ей 59, ему – 85 лет), чья свадьба стала нашумевшим событием весны этого года, идеальный пример нового тренда. Возможно, впервые за довольно долгую жизнь они получили возможность перейти от любви-страсти к любви-партнерству, самому устойчивому типу отношений, где главная сторона брака – дружба и общность интересов. Возможность давать друг другу энергию зрелой жизни и делать, наконец, то, что раньше не удавалось.

Знаменитости и самые обычные люди, живущие с нами рядом, каждый день показывают, какой яркой и полной может быть вторая половина жизни. Если решиться, если позволить себе. Но и здесь не спешите обреченно ставить себе новую необходимую цель в рамках нового стереотипа. Истинная ценность этого времени в том, что вы никому ничего не должны. Для того, чтобы ощутить себя человеком второй половины жизни, вовсе не обязательно бросаться на подвиги – залезать на скалы, становиться на пуанты или лепить горшки. Главное – именно осознать, что времени впереди еще очень много, а в запасе при этом – преимущества опыта, который позволит спокойно и размеренно, без спешки и ажиотажа наконец-то добиться всего.

Вы много работали и многое пережили. Знаете, кто вы теперь? Золушка, наконец попавшая на бал. Пусть позже, чем когда-то ожидала. Но ваш бал – вот он. Вы его заслужили.

 

Источник: журнал «Posta-Magazine»