Нет сомнения, что жизнь, когда мы ее чувствуем и переживаем, не сводится к экономике и политике или к безопасно­сти; мы не воспринимаем ее в терминах экономических или политических теорий, как результат работы существую­щих институтов. Реальную жизнь мы воспринимаем скорее как события и явления, повседневность самой жизни или, как сказал бы философ, в терминах человеческих возможностей, которым сопутствует «смысл» и которые можно ассоциировать с такими понятиями, как «любовь», «совесть», «покаяние», «возрождение», «просвещение», «собранность». Так как известно, мы либо соби­раем свою жизнь в нечто осмысленное, либо бессмыс­ленно ее тратим. (далее…)