Кристина Пизанская (1364-1430) – одна из немногих женщин – «дочерей образованных отцов» – писавших от лица женщин и в защиту прав женщин в средние века, была поэтом, писательницей и историком при дворе короля Франции Карла VI в конце XIV-начале XV вв. Ее считают «первой профессиональной писательницей Франции, первой женщиной, которая зарабатывала на жизнь своим профессиональным – писательским – трудом».

 В.И. Успенская

Кристина Пизанская за работой. Миниатюра

Кристина де Пизан родилась в 1365 г. в Венеции, но вместе с отцом семья переехала в Париж: ее отец Томмазо де Бенвенуто да Пиззано был приглашен ко двору короля Франции Карла V и получил должность королевского астролога , советника и врача. Семья поселилась в Лувре, в пять лет девочка была представлена королю, который обещал позаботиться о ее хорошем образовании и месте при дворе, подобно другим «demoiselle» благородных семейств.

Из книг самой Кристины – поэтических и написанных в прозе – известно, что прежде всего благодаря отцу, который не разделял общественного мнения, что женщины от образования становятся хуже, она получила хорошее образование. Под его руководством девочка в 14 лет познакомилась с произведениями классических авторов Рима, писала стихи по-французски. Мать Кристины была против такого воспитания, считая учение совершенно ненужным занятием для будущей жены и матери. Любовь к учению стала любовью всей ее жизни, о чем Кристина позже упоминала почти во всех своих книгах. Когда Кристине исполнилось 15 лет, отец организовал ее брак со знатным придворным, нотариусом и ученым.

Большинство женщин того времени не выходили замуж до достижения 20-летнего возраста, замужество Кристины в таком раннем возрасте свидетельствовало о ее высоком социальном положении. Ее муж – Этьен де Гастэль – дворянин из Пикардии – был просвещенным человеком для своего времени, умным и добрым. По случаю свадьбы король подарил ему должность королевского секретаря. Брак был очень счастливым. В своих сочинениях Кристина описывала мужа не только как мудрого, учтивого и образованного мужчину, но – что было очень важно для нее – и как верного, любящего, внимательного, который в течение их брака не препятствовал ее научным занятиям и чтению, поощрял ее литературные занятия. У них росли два сына и дочь.

Кристина Пизанская читает свои произведения группе знатных мужчин

В 1389 г. Этьен, сопровождая нового короля – Карла VI – в Бовэ, неожиданно умирает (ему 34 года). В 25 лет Кристина осталась вдовой с тремя детьми, матерью и маленькими братьями на руках. Кристина писала: «Моим счастливым дням пришел конец», она стала мечтать о смерти, хотела покончить с собой, но вдруг Фортуна явилась и обратила ее в мужчину. «И я стала мужчиной»… Когда Кристина идентифицирует себя с мужчиной, она имеет в виду, что судебные тяжбы и борьба за наследство вынуждали демонстрировать настойчивость, упорство, самостоятельность.

Она обнаружила в себе силы и способность заботиться о себе, своей семье и состоянии; в общественном сознании того времени такое поведение воспринималось как «мужское». В одном из своих сочинений она упрекает себя за то, что мало училась, пока живы были муж и отец, жалуется и на то, что обязанности замужней дамы (жены и матери) также не позволяли учиться.

Вопреки обычаю, который обязывал знатных дам срочно найти нового мужа, она предпочла содержать свою семью с помощью писательского труда. Конечно, она подвергалась нападкам, насмешкам, ибо «пересекла границу между частной и общественной жизнью, которая была очень четкой для женщин нарождающегося среднего класса и дворянского сословия». Кристина нашла себе покровителя в лице брата короля графа Бургундского. Она переписывала книги, делала к ним иллюстрации, занималась нотариальной работой, а также создавала себе репутацию как писательница. Спросом пользовались ее поэмы в честь королевских и знатных особ (за поднесенные сочинения принято было платить). Став профессиональной писательницей, она стала получать заказы, в том числе заказ написать биографию короля Карла V.

То, что она написала, поражает своим количеством и разнообразием жанров: среди ее сочинений – лирическая поэзия, парафразы латинских авторов (очень авторитетных в средние века трудов Сенеки, Плутарха, Валерия Максимуса), морализаторские наставления, литературная критика, инструкции для рыцарей и инструкции для дам, ведущих хозяйство (как управлять поместьем). Она написала серию трактатов по важным общественным проблемам того времни: о вреде раскола в церкви и междуусобных раздоров во Франции, о реформах в армии, о гражданской войне, об образовании принцев, о политической экономии (Le Livre de Police). Кристина познакомила французское общество с сочинениями Данте, Петрарки, Бокаччо. (И все это до изобретения печатного станка!). Она также занималась популяризацией философских, астрономических и медицинских знаний, историческими исследованиями. К мнению Кристины прислушивались, она пользовалась огромным авторитетом в обществе, многие ее сочинения копировались для аристократии (особенно написанные в честь королевских особ), тем более что в моду вошли домашние библиотеки, для которых специально собирались книги.

К 1400 г. финансовые дела писательницы и ученого Кристины де Пизан были в порядке, братья выросли и возвратились в Италию. Ее дочь стала монахиней в одном из самых престижных монастырей, куда можно было попасть только по рекомендации королевского двора, а оставшийся в живых сын стал жить в семье графа в Англии. Сама Кристина получила приглашение жить в Англии, при дворе, но она отказалась от этой чести. Кристина покинула Париж и провела 11 лет в монастыре, где уже была ее дочь. У нее появилось больше времени для литературного творчества, для чтения по истории, философии, мифологии, для чтения писаний отцов церкви. Она считала себя счастливой, так бог наделил ее даром «любви к учению».

Две основных темы явно доминировали в литературном творчестве Кристины де Пизан: пылкий патриотизм к ее приемной родине – Франции и женский вопрос (вера в то, что женщины не ниже мужчин просто потому, что они женщины). Незадолго до смерти Кристина де Пизан узнала о Жанне Д’Арк и опубликовала поэму в ее честь – в честь «девушки, прославившей наш пол!». Вынужденная зарабатывать на жизнь своим трудом и конкурировать с мужчинами, Кристина не забывала, что она женщина. Кристина уникальна тем, что адресовала свои произведения женщинам и писала о несправедливом отношении к женщинам как социальной группе со стороны мужчин. Фактически, Кристина де Пизан была одной из первых феминисток (до)современной эпохи, ибо ее произведения, ее идеи об отношениях полов внесли большой вклад в развитие феминистического сознания людей последующего времени.

Как отмечали соредакторы антологии французского феминизма Э. Маркс и И. де Куртиврон, «феминизм обязан своему существованию универсальному женоненавистничеству, женофобии и андроцентризму». В эпоху Средневековья споры о том, является женщина совершенством или злом, а также о статусе женщин по отношению к статусу мужчин, шли 400 лет. Этот период начался до 1400 г., а закончился после начала Великой Французской Революции в 1789 г. Однако эти две даты обозначают два важных исторических момента. За сто лет до Кристины Пизанской уже существовало несколько жанров литературы о любви, браке и женщинах.

Традиция женских романов была скорее «проженская», однако существовали еще и церковная и светская буржуазная традиции, которые однозначно развивались в русле женоненавистничества. К 1400 г. национальная светская литература Англии и Франции, провозглашавшая «рыцарские» традиции, уступила место фаблио и стихам, в которых резко критиковалась аристократия, духовенство, женщины, любовь и институт брака.

Огромную роль в складывании антифеминистского дискурса эпохи средневековья сыграли многочисленные в то время женоненавистнические трактаты с обвинениями женщин в природных дефектах, из-за которых они находятся ниже по развитию человеческих качеств по сравнению с мужчинами, а, следовательно, должны занимать подчиненное положение в общетве по отношению к мужчинам.

Спор разгорелся вокруг популярного «Романа о розе», написанного Гийомом де Лорри в 1237 и продолженного Жаном де Мёном (1275), переведенного на многие европейские языки. В «Романе о розе» было собрано огромное количество высказываний античных и современных авторов-мужчин, направленных против женского пола. Самые жаркие дебаты развернулись вокруг более поздней второй части романа, написанной Ж.де Мёном, в которой женщины высмеивались за легкомыслие, хитрость, тщеславность и т. д. Это произведение – одновременно пример средневековой мизогинии и зарождения «спора о женщинах» (querelle des femmes), который в течение нескольких веков состоял из текстов, забавлявших читающую публику и написанных мужчинами церкви, юристами либо защищавшими, либо атакующими природу женщин и любовь.

Несколько лет спустя в спор осмеливается вступить Кристина Пизанская. По этому поводу Й. Хёйзинга пишет: «Эта отважная защитница прав женщин и женской чести обращается к богу любви с поэтическим посланием, заключающим жалобу женщин на обманы и обиды со стороны мужчин. Она с негодованием отвергла учение Романа о розе». Кое-кто встал на ее сторону, однако творение Жана де Мёна всегда имело множество страстных почитателей и защитников. Разгорелась литературная борьба…» .

В 1399 и в 1402 г. Кристина Пизанская в ответ на мизогинистские тексты современных ей авторов издает ряд критических поэм, направленных против женоненавистничества. Она считала, что, несмотря на общепринятые формы выражения любви к женщине, вся эротическая культура остается сферой эгоизма мужчин. В «Романе о розе» де Мёна постоянно повторяются обидные высказывания по поводу брака и женских слабостей. Кристина считает, что это не просто слова, но злая атака, указывающая на патологию самих авторов, на попытку защитить мужское себялюбие. В одной из самых первых своих поэм – «Epistle to the god of love» (Epistre au Dieu d’Amours) – она использует литературный прием «жалобы женщин» различных социальных сословий богу Купидону на клеветников женского пола, особенно на Овидия и де Мёна. В ответ на упреки со стороны авторов-мужчин она отвечает, что «не женщинами писаны были все эти книги».

В новой книге – «Книге о граде женском» (1405) – Кристина, защищая свой пол, представила список женщин, достойных восхищения из-за своих добродетельных черт и вклада в развитие человеческой культуры. Она сделала предположение, что в результате хорошего образования женщины могли бы стать равными мужчинам. Вовлечение в полемическую переписку с некоторыми из известных тогда мужчин-гуманистов, создало Кристине Пизанской репутацию защитницы женского пола и положило начало трехсотлетним литературным дебатам об общественном положении женщин, известным под общим названием «спор о женщинах» (querelle des femmes) . Спор о женщинах, начавшийся в XIV в., не был инициирован Кристиной, но она, возможно, была первой женщиной, которая решилась публично, открыто, с помощью литературы и истории – письменно – ответить на нападки мизогинистов.

В этом споре феминисты и антифеминисты того времени строили свои аргументы, вокруг примеров (exempla). Антифеминистические авторы составляли списки женщин с отрицательными характеристиками, феминистические авторы стремились обратить внимание читателей на героических женщин, на исторические достижения женщин. Кстати, первый список известных женщин был составлен знаменитым гуманистом эпохи Ренессанса Джованни Боккаччо. Возможно, его книга «О знаменитых женщинах» была первым произведением итальянского гуманизма, посвященным проблеме улучшения состояния женского ума. Д. Боккаччо составил жизнеописания 104 женщин эпохи античности. Кристина Пизанская знала его список и использовала при написании своей книги, часто давая иную интерпретацию – в пользу женщин – известных сюжетов мифов и легенд. Кристина опубликована «Книгу о граде женском» с целью опровергнуть обвинения ученых мужей против женской природы. Эта книга – не только вдохновляющий текст в защиту женщин, но, по мнению историка Герды Лернер, «первый вклад в создание истории женщин».

По мнению многих исследователей истории феминизма, с вовлечения Кристины, а затем и других женщин в переписку с авторами мизогинистских сочинений, начинается ранний этап в движении женщин за эмансипацию. Главной чертой этого этапа, который я обозначаю, как «реактивный (в противоположность «креативному» феминизму середины и конца ХХ столетия) было то, что этот «феминизм» всегда был реакцией (ответом) на очередной выплеск женоненавистничества, всегда – защитой и оправданием женщин («теоретической реалибитацией» женского пола»).

Другая важная черта: вовлеченность в литературный и теоретический спор самих женщин: современные историки обнаружили немало текстов в защиту женщин, опубликованных в XVI-XVIII вв. авторами-женщинами, не принимавшими маскулинные культурные ценности. Они размышлялли о мире по-своему, и неравенство полов в нем было одной из фундаментальных черт этого мира. Подобно современным феминистскам они рассматривали вопросы роли женщин и мужчин, труда, нравов, пытались объяснить отношения полов.

Наиболее важным аргументом ранних феминисток в споре о женщинах со времен Кристины Пизанcкой будет и надолго останется убежденность в эмансипаторской силе образования. В начале XV в. Кристина Пизанская сформулировала одно из основных требований феминизма последующих веков: женщины должны быть допущены к серьезному образованию. Образование виделось, как путь к свободе женщин. Сами участницы «споров» были не только «дочерьми образованных отцов», но вполне образованными женщинами своего времени, оценившими значение образованности и учения для жизни. Они с энтузиазмом писали о своем обучении, которое помогало им в жизни, и защищали право других женщин получать образование.

Источник:  Равноправка