Стоическая оппозиция. Как философы боролись с римскими императорами-тиранами

14.06.2023
394

Стоицизм по праву считается одной из самых политизированных школ античной философии. С самого его зарождения стоики отстаивали активную гражданскую позицию, в какой бы социальной среде они ни находились — будь то греческая демократия, эллинистическая монархия или республиканский Рим. Но самая яркая и самая страшная страница политической истории Стои развернулась в I в. н. э., когда Римскую империю один за другим возглавляли такие жестокие императоры, как Калигула, Нерон, Веспасиан и другие. Рассказываем о виднейших представителях стоической оппозиции, которые противостояли этим кровожадным правителям и часто платили за это жизнью.

Тимофей АНУФРИЕВ

В I в. н. э. в Риме устанавливается принципат — режим, при котором император был принцепсом, первым среди равных. Переходными точками в истории принципата первого века могут служить две даты: смерть основателя Римской империи Октавиана Августа в 14 году и свержение династии Флавиев в 96 году. Этот период, когда конфликт единоличной власти и римского нобилитета приобрел особые размах и остроту, запомнился потомкам императорами-тиранами: подозрительным Тиберием, безумным Калигулой, кровожадным Нероном и злопамятным Домицианом.

В условиях политических репрессий, проводимых этими императорами, аристократия радикализировалась. Ко времени правления Нерона в римском истеблишменте сложилась особая группа, называемая в отечественной историографии сенатской оппозицией. Альтернативное название дал французский историк Г. Буасье — стоическая оппозиция. Это была неоднородная масса просвещенной аристократии, занимавшейся политикой и увлекавшейся поэзией, литературой и философией. В оппозицию входили выходцы как из сенатского сословия, так и всаднического, занимавшие должности префектов, народных трибунов и другие; она также пользовалась поддержкой более мелких управленцев и богатых горожан.

Лидеров оппозиции объединяла приверженность классическим республиканским ценностям и стоическое учение об умеренности, мужестве, справедливости и общественной пользе.

Более подробно о метаморфозах политической программы стоиков писал Станислав Наранович, мы же здесь постараемся осветить борьбу стоической оппозиции с тиранией.

Экономическое введение

С экономической точки зрения I в. н. э. для Римской империи был отнюдь не таким плачевным, как с политической. Напротив, в период правления династии Юлиев-Клавдиев Рим активно восстанавливался и богател после гражданских войн и политических потрясений прошлого столетия. При императоре Октавиане в стране отстраивались поврежденные во время гражданской войны постройки. На окраинах империи бурно шел процесс урбанизации: разрастались старые торговые и промышленные центры, а на месте небольших деревень возникали новые города. По всей империи распространялся новый общественный класс — бюрократия. Наряду с сословием военных, он стал опорой императорской власти.

Неудивительно поэтому, что императоры всячески поддерживали урбанизацию окраин. Это позволяло им сосредотачивать в своих руках все большие материальные и административные ресурсы. Эти тенденции пугали аристократию и вызвали с ее стороны реакцию. Конфликт между императорами и нобилитетом мы можем проследить на примере мер по народной поддержке.

Универсальный характер императорской власти предполагает, что ей не составляет труда снизить подати для крестьянского населения и дать больше свободы торговым слоям городов. Ведь главный источник его доходов — это активы римских элит.

Аристократия, напротив, обычно больше сосредоточена на тех территориях, которыми она владеет. К тому же различные аристократические группировки находятся в конфликте друг с другом, взыскивая с управляемых ими провинций ресурсы для политической борьбы. С точки зрения римского обывателя, единоличная императорская власть выгоднее, чем правление многих борющихся друг против друга кланов. Здесь, впрочем, игнорируются те политические последствия, что следуют за укреплением единоличной власти и устранением всякой здоровой конкуренции в области государственного управления. Наиболее просвещенная часть римского нобилитета выработала концептуальное решение этой проблемы.

Стоический бэкграунд оппозиции

К моменту описываемых событий традиция испытывающих влияние философии кружков в римском истеблишменте была не нова. Еще во II в. до н. э. вокруг известного полководца Сципиона Эмилиана сложилась компания, в которую входили видные политические деятели и интеллектуалы. Их неофициальным наставником был греческий философ-стоик Панетий, которому принадлежит заслуга «переноса» стоицизма на римскую почву и знакомства римлян с этой философией. Оппозиция, возникшая в период правления Нерона, тоже испытывала стоическое влияние. Например, в ее число входил известный стоик Музоний Руф. От него сохранился ряд речей, в которых он, например, доказывает, что у мужчин и женщин одинаковые рассудочные способности — прогрессивный для того времени взгляд!

К оппозиции также примыкал стоицизирующий богослов Луций Анней Корнут, автор трактата «Греческое богословие». Он был учителем выдающихся поэтов того времени: сатирика Авла Персия Флакка и племянника Сенеки — Марка Аннея Лукана. Первый в своих «Сатирах» высмеивает тиранию и восхваляет стоический образ жизни, а второй в эпосе «Фарсалия», посвященном гражданской войне, критикует Цезаря и превозносит его неумолимого противника — увлекавшегося стоицизмом республиканца Катона Младшего.

Представителей оппозиции привлекали в стоицизме представления об общественном благе и долге перед обществом. Эти принципы основываются на более широком учении стоиков, охватывающем человеческую психологию и мир в целом. Стоическая философия исходит из того, что всякий человек — это разумное, логосное существо. Логос — это не только рассудок, но и речь. То, с помощью чего один человек общается с другим. Таким образом, наши рассудок и речь неразрывно связаны друг с другом, а мы сами — с людьми вокруг. Стоики доказывали, что человек по природе своей создан для жизни в обществе и является общественным животным.

Единственное благо для стоиков — это добродетель (ἀρετή), тогда как большинство «внешних» вещей «безразличны» и обладают только относительной ценностью.

Среди таких вещей есть «предпочитаемые» и «непредпочитаемые». В первую категорию входят в том числе наши обязанности перед семьей и обществом, по-гречески καθῆκον, надлежащее. Следуя этим обязанностям, мы наилучшим образом исполняем свою роль в качестве человеческого существа, предназначенного к общественной жизни и заботе о ближних.

В Риме альтруистические принципы стоической философии привлекали просвещенных управленцев. Свою государственную деятельность они воспринимали как служение обществу, а воплощение социальной программы стоиков видели в том, чтобы реформировать римскую систему управления, сделав ее более гуманной и приближенной к реальным запросам людей. Представители оппозиции проводили в сенате публичные процессы над недобросовестными имперскими администраторами, которые разоряли римские провинции. Они ограничивали проведение жестоких гладиаторских игр, поддерживали народные иски и снижение налогового гнета там, где он мешал развитию региона. Наконец, они защищали свободу философских школ от имперской цензуры.

Участники оппозиции

Одним из вождей стоической оппозиции считается Публий Клодий Тразея Пет (ум. в 66 г.). Он происходил из современной Падуи и принадлежал к знатной римской семье. Тразея был женат на дочери знаменитого республиканца — Цецины Пета, который покончил с собой после участия в восстании Скрибониана. При Клавдии и Нероне Тразея был наместником в Азии, затем вошел в сенат. О последовательной гуманистической позиции Тразеи говорят политические решения, которые он принимал, будучи сенатором. Так, в 57 году Тразея поддержал обвинение киликийцев в вымогательстве, предъявленное их прокуратору Коссуциану Капитону, известному своей жестокостью и корыстолюбием. В другой раз он осудил незначительный указ, разрешавший жителям Сиракуз использовать на игрищах больше гладиаторов, чем принято.

Другим видным представителем стоической оппозиции был Квинт Марций Барея Соран (ум. в 66 г.). В 52 году он был консулом-суффектом, а в 61-62 гг. занимал должность прокуратора Азии. На ней он проявил себя как добросовестный и справедливый администратор. Однажды Соран отказался наказывать бунтовщиков, когда народ восстал против вольноотпущенника Акратона, отправленного в город Пергам по приказу Нерона, чтобы забрать оттуда местные знаменитые произведения искусства.

Тесть и единомышленник Тразеи Пета, Гай Гельвидий Приск (ум. в 74 г.), был женат на его дочери Фаннии. Геливидий принадлежал к богатому, но не родовитому этрусскому роду, и славился своим дерзким отношением к императорам и неумолимой борьбой за права народа. В первые годы правления Нерона Гельвидий был квестором Ахайи, а в 56 году стал народным трибуном. Он завоевал любовь жителей восточных провинций, быстро восстановив мир в Армении после ее покорения римской армией.

О Рубелии Плавте, еще одном видном участнике стоической оппозиции, будет сказано ниже.

Исторический пролог

Прежде чем перейти к судьбам этих политических деятелей, нужно понять, как империя, пережившая тиранию Калигулы, снова свернула на путь неограниченной единоличной власти. Для этого мы в общих чертах опишем историю восхождения на трон императора Нерона.

В 49 году Агриппина Младшая женится на императоре Клавдии. Пользуясь податливостью нового мужа, властная супруга начинает прибирать власть к своим рукам, устраняя неугодных ей политиков и ставя на их место своих приверженцев. Ее сын Агенобарб, усыновленный Клавдием, получает имя Нерон. В 52 году Агриппина назначает префектом преторианской гвардии Афрания Бурра, а в качестве наставника для молодого Нерона — философа-стоика Луция Аннея Сенеку, возвращенного ею из ссылки.

В 54 году император Клавдий умирает (предположительно от отравленной еды), а его место занимает семнадцатилетний Нерон. Первый пять лет правления молодого императора называют счастливым, так как страной в тот момент фактически управляли Сенека и Бурр. Они не принадлежали к стоической оппозиции, но поддерживали начинания ее участников: борьбу с вымогательствами императорских управленцев, административные и налоговые реформы.

«Золотое пятилетие» закончилось, когда император подрос и стал все больше вмешиваться в государственные дела. Жесткий характер Нерона привел к череде событий, закончившихся установлением тирании и кровожадными репрессиями.

В 54 году молодой император умерщвляет своего приемного 14-летнего брата Британника, сына Клавдия, добавив ему быстродействующий яд в пищу прямо во время их совместной трапезы. Следующим проявлением кровожадности Нерона стало убийство собственной матери, Агриппины. Имевшая свои планы на сына, она поженила его в молодом возрасте на кроткой и доброй Клавдии Октавии. Нерон же влюбился в Поппею Сабину — жену своего придворного друга. В этой любви Агриппина видела угрозу — и совсем не беспочвенно. Сабина, по описанию Тацита, была развратной, жестокой и корыстной женщиной. Римские историки сходятся в том, что она повлияла на решение Нерона умертвить мать. Мы опустим здесь детали этого преступления и обратим внимание на реакцию со стороны общественности на него. Известие о гибели Агриппины было с раболепием воспринято большинством сенаторов, за исключением участников стоической оппозиции. Даже Сенека и Бурр сдержанно поддержали императора.

Затем Нерон отправляет в изгнание родственника Тиберия, Рубелия Плавта. Поводом для этого послужила пролетевшая над Римом комета — римляне сочли это знаком скорой смены власти. Нерон испугался знамения и сослал Плавта вместе с семьей в Азию. Вместе с ним отправился его друг — вышеупомянутый стоик Музоний Руф. В 62 году умирает префект претория Афраний Бурр, что полностью развязывает руки Нерону. Место Бурра занимает алчный и жестокий Гай Софоний Тигеллин, homo novus, никак не связанный с римской знатью. Он внушает Нерону мысль, что Рубелий Плавт якобы готовит восстание. Нерон отсылает к Плавту убийц, и тот без сопротивления мужественно принимает смерть.

В том же году Сенека просит у Нерона дозволения отойти от политики и уединиться в своей усадьбе, объясняя это тем, что он уже стар и устал от государственных дел. Одной из причин этой просьбы было нежелание ассоциироваться с репрессиями Нерона. Последний не удовлетворил просьбу Сенеки, но это не помешало ему отстранится от политической деятельности и больше времени уделять занятиям философией.

Эпоха террора

Отправной точкой репрессий стало раскрытие так называемого заговора Пизона в 65 году. Среди предполагаемых заговорщиков был целый ряд близких к императору лиц. Казнены были не только основные участники, якобы готовившие переворот, но и связанные с ними лишь косвенно. Ярчайший пример — Сенека, которому Нерон приказал покончить с собой.

Вслед за смертью Сенеки Нерон предпринял массовую ротацию кадров в императорском дворе. Места прежних чиновников из знатных родов стали занимать вольноотпущенники и авантюристы, завоевавшие доверие государя доносами и ложными обвинениями.

Резкий поворот политики Нерона отразился и на стоической оппозиции. Несмотря на то, что ее участники, как и Сенека, не имели отношения к заговору Пизона, они не избежали репрессий.

Ф.А. Бронников. Квестор читает смертный приговор Тразею Пету, 1873

В 66 году Нерон начинает крупное дело против стоической оппозиции, выставляя вокруг здания сената, в котором проходило заседание, стражу. Тразею Пета на этом процессе обвинял его давний соперник — Коссуциан Капитон. Ранее Тразея поддержал народный иск против него. Вторым обвинителем был вольноотпущенник Эприй Марцелл — о нем мы еще напишем ниже. Другого лидера оппозиции, Барею Сорана, осудили вместе с его дочерью. Их обвинителем был некий Осторий Сабин, а также учитель Сорана — «стоик» Публий Эгнаций Целер. Этому предательству Ювенал посвятил стихи:

Стоиком слывший старик, уроженец того побережья,
Где опустилось перо крылатой клячи Горгоны,
Друг и учитель Бареи, Барею угробил доносом.

Sat. III. 116-118., пер. Д.С. Недовича

Сорану вменяли в вину организацию заговора против императора вместе с Рубелием Плавтом, когда тот еще был жив. Дочку Сорана обвинили в том, что она спрашивала магов о ее с отцом судьбе (это якобы подтверждало их вину). Обвинителей не смущало, что при жизни Плавта девушка была еще совсем маленькой. В результате отцу и дочери вынесли смертный приговор.

Молодым и менее заметным участникам стоического кружка повезло больше: Гая Гельвидия Приска и его друга Квинта Паккония Агриппина лишь приговорили к изгнанию. Стоическая оппозиция во многом была подавлена. Ситуация изменилась лишь после убийства Нерона в 68 году. В Римской державе началась гражданская война.

Процессы над доносчиками

После кровопролитной гражданской войны к власти в Риме пришел талантливый полководец и администратор Веспасиан Флавий, который объявил соправителем и наследником своего сына Тита.

В это же время, согласно Тациту, в сенате начинается череда процессов против бывших доносчиков, инициированных двумя представителями стоической оппозиции — Музонием Руфом и Гельвидием Приском. Первый начинает процесс против Публия Целера за его свидетельства против собственного ученика Бареи Сорана. Целера приговаривают к наказанию. Успех Руфа вдохновляет сенаторов на продолжение кампании. Как пишет Тацит, Цурций Монтан «предложил почтить память Пизона» (Tac. Hist. 40, 1), а его товарищ Юний Мавриций «попро­сил Цеза­ря пере­дать сена­ту импе­ра­тор­ские архи­вы, чтобы выяс­нить, кто и на кого доно­сил в про­шлом» (Tac. Hist. 40, 3).

В результате некоторые сенаторы начали твердить, что они «не предпринимали никогда ничего с целью повредить другому лицу и не пытались извлечь преимущества или выгоды из несчастий сограждан». Известных доносчиков, с краской на лице произносивших эти слова, освистывали, а кому-то даже грозили кулаками. Некоторых и вовсе выгоняли из зала заседания сената.

После этого с обвинениями в вымогательствах и доносах в адрес Эприя Марцелла выступил Гельвидий Приск. Только вмешательство Веспасиана, настоявшего на том, чтобы все стороны конфликта примирились, спасло Марцелла и других доносчиков от наказания. С этого инцидента начался конфликт между Гельвидием, новогым вождем стоической оппозиции, и императором Веспасианом.

Среди прочего разногласия между ними касались принципа престолонаследия: стоики выступали против наследования власти и за принцип адаптации — усыновления императором наилучшего из возможных преемников.

Историк Дион Кассий описывает эпизод, как Веспасиан после спора с Приском сказал, что наследником трона будет только его сын. Как пишет эллинист Михаил Ростовцев в работе «Общество и хозяйство в Римской империи», «эта реплика не содержит ни малейшего намека на якобы существовавшие в сенате республиканские тенденции. Это было не что иное, как резкий ответ тем, кто проповедовал учение о том, что царем должен быть самый лучший, — учение об усыновлении».

В результате Гельвидий впал в немилость и был изгнан из Рима, а в 74 году его и вовсе казнили по приказу Веспасиана, оказавшегося под влиянием Эприя Марцелла. Кроме того, в 72 году Веспасиан выслал из Рима всех философов, в особенности бродячих проповедников-киников, которые ходили в рваных плащах и читали публичные речи, в которых завуалированно высмеивали императорскую власть. Правления Веспасиана вначале ознаменовалось надеждой на перемены, а в итоге закончилось горьким разочарованием.

В 79 году к власти пришел добродушный сын Веспасиана, Тит. При нем философов снова пустили в Рим. Впрочем, править Титу пришлось не долго. В 81 году император умирает от лихорадки, а его место занимает младший брат — властолюбивый и подозрительный Домициан. Он возобновил репрессии, и римское просвещенное общество снова окутала атмосфера страха. Примером кровожадности Домициана служит ужасная судьба Геррения Сенециона и Арулена Рустика. Первый был казнен за «честное жизнеописание» Гельвидия Приска, второй — за хвалебный панегирик Тразее Пету.

Видоизмененный республиканский проект был реализован лишь после убийства Домициана, когда к власти в 96 году пришел старый Нерва, который вскоре усыновил и сделал соправителем Траяна. Началась эпоха так называемых «пяти хороших императоров» из династии Антонинов. Императоры усыновляли преемника из числа римских элит, а сенат вновь вернул на какое-то время широкие полномочия. Этот период, заканчивающийся в 180 году смертью императора-стоика Марка Аврелия, по праву считают золотой эпохой империи.

ИСТОЧНИК: Нож https://knife.media/stoic-opposition/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *