Сталлоне ставит на красный

184

Всё чаще наблюдаются попытки  возврата к универсализму эпохи Возрождения. Добившись успеха в одной из сфер художественного творчества, человек устремляется в другую в попытке полнее выразить себя. На такие рассуждения подвигла выставка картин киноактера Сильвестра Сталлоне в Михайловском замке Государственного Русского музея.

Юрий Светов

Сталлоне ставит на красныйКиноактер и режиссер С.Сталлоне родился 6 июля 1946 г. в Нью-Йорке в семье итальянца и  француженки, бабушка которой  Роза Лейбович  была родом из Одессы. Его знаменитая  кривая улыбка – последствие родовой травмы, поврежденного лицевого нерва. Актерское прозвище  Слай (англ. Slyхитрый, лукавый, ловкий). Впервые вышел на сцену в студенческом спектакле, когда учился в колледже в Швейцарии.  Бросил Академию  драматического искусства университета в Майами,  за несколько месяцев до получения диплома. Начал играть в кино в массовках, потом пришел триумф  фильма «Рокки» по собственному сценарию.  Звездой его сделала роль Рэмбо» в одноименном фильме. Активно работает в киноиндустрии по сию пору.

Сталлоне начал заниматься живописью в 60-х годах прошлого века, в студенческую пору и   бросил, ибо  не было денег на кисти, краски и холсты. Потом вернулся к мольберту. На пресс-коференции в Русском музее причину объяснил так: «В кино ты не один, фильм делают почти 2 тысячи человек. А перед холстом ты один на один, для меня такой способ самовыражения предпочтительнее». Самовыражается он через цвет, предпочитает красный, в отличие от Рэмбо, который немало сражался на экране с «красными».

По признанию Сталлоне, его стиль сформировался  под влиянием немецкого экспрессионизма и  абстрактного экспрессионизма, прежде всего, творчества Марко Ротко. Из русских художников ценит Марка Шагала и Василия Кандинского. Сюжеты 36 картин, представленных на выставке, его собственный опыт, как жизненный, так и кинематографический. На истории самой ранней из них, относящейся в 1974 году, «В поисках Рокки», Сталлоне остановился особо. Сначала у него появился визуальный образ героя, и он перенес его на полотно. Затем образ стал вербальным и перешел в сценарий фильма. Потом снова стал визуальным в кинокартине. Собственно, игра киноактера вся сочетание визуального и вербального, и это наглядно видно на выставке. На одних картинах  слова или фразы расположены по поверхности холста, чаще всего встречается слово «Life». У других  на этикетке авторское пояснение. Так, «За гранью разума» (1994): Если у тебя в душе что-то происходит, и ты выкладываешь это на холст – здесь будет трудно сфальшивить в большинстве случаев. Всё выглядит совершенно искренне и правдиво».

О многих портретах, к примеру, «Джеймс в 9» (1989) Сталлоне говорит, что это не портрет, а «ощущение» Джеймса Дина, легендарного актера 1950-х. Личные переживания автора ощутимы в полотне «Смерть друга» (1977), отклике на смерть продюсера Джейн Оливер, которой посвящался затем каждый новый фильм о Рокки. Или «Я люблю тебя, детка» (1996), посвященная его третьей жене Дженнифер Флавин, с изображением часов. Они присутствуют и на других полотнах, Сталлоне признается: «Часы очень важны для меня во всех аспектах, ведь в нашей жизни никогда не хватает времени».

Еще одна тема пронизывает творчество Сталлоне – бокс, которым он много занимался и даже сломал левую руку. В 2011 году за заслуги в популяризации бокса был включён в Международный зал боксёрской славы. На выставке внимание привлекают картины «Последний раунд» (1991), «Плата за победу» и «Арена» (обе – 2013).

Много зрителей у картины «Без названия (Майкл Джексон)» (2010), это попытка художника проявить для публики несоответствие личности артиста тому миру иллюзий и слухов, которые возникают вокруг него с обретением известности.

Сталлоне показывал свои картины только друзьям, они уговорили выставляться в благотворительных организациях. Потом пришел черед галерей, работы стали покупать. В 2011 году выставка состоялась в швейцарском городе Санкт-Морице в  галерее Гмуржинска, которая активно сотрудничает с Русским музеем. Так живописец Сталлоне попал из Санкт-Морица в Санкт-Петербург. Сам он считает это фантастикой, в которую с трудом поверил. Самокритично признается, что не сравнивает себя с художниками из постоянной экспозиции Русского музея: «Моё искусство не обязательно всем должно нравиться». Но это настоящее искусство, отмечает директор музея, действительный член Российской академии художеств Владимир Гусев, «не занятия дилетанта, а профессиональные работы, экспрессивная живопись XX-XXI века».

Зрителей на выставке много, равно как и споров вокруг неё. Пожалуй, главная претензия – достоин ли Сталлоне выставочных залов Михайловского замка? В одном из интервью известного польского кинорежиссера Кшиштофа Занусси довелось прочитать, что в современном мире исчерпалось человеческое внимание, это невосполнимый ресурс, его больше не будет. Полагаю, что выставкой Сталлоне (как и   другими не менее спорными проектами)   Русский музей добился реального успеха в борьбе за внимание. Многие молодые люди, приходящие на эту выставку из-за громкого имени автора, возможно, никогда не бывали в музеях, увидят, что это очень интересно. И придут сюда снова и снова, даже может быть, завтра, теперь уже на выставку «Лица России» в постоянной экспозиции Михайловского замка.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *