Чему учат в британских школах на уроках истории?

207

В феврале 2013 года министр образования Великобритании Майкл Гоув объявил о скором введении во всех государственных школах страны нового обязательного учебного плана. Существенные изменения предполагалось внести в преподавание практически всех предметов: от математики и географии до дизайна и иностранных языков. Однако только один новый курс вызвал волну возмущения со стороны преподавателей и ученых и спровоцировал бурную дискуссию в общенациональном масштабе – курс истории.

Николай Воронин

Опросы показывают, что британские школьники любят уроки истории
Опросы показывают, что британские школьники любят уроки истории

На министра обрушилось все профессиональное сообщество – от Британской академии до Королевского исторического общества и Ассоциации историков Британии.

Критика подчас звучала и «справа», и «слева», хотя изначальная идея министра выглядела вполне невинно и весьма логично. По его мнению, сейчас история в британских школах преподается слишком художественно и обобщенно, а ученикам нужна конкретика: точные даты, события, исторические фигуры. В результате должен был получиться «последовательный, хронологический курс британской истории».

«История: меньше сказок, больше фактов», – эта цитата Гоува мгновенно попала во все газеты – только для того, чтобы стать объектом бесчисленных нападок и издевок.

Новую программу обвиняли в англоцентричности, чрезмерной зацикленности на отечественной истории в ущерб мировой (и даже европейской), но главное – в излишней регламентированности и нарративности. Грубо говоря, возмущение вызвал сам подход: мол, детей нужно учить вот этому и вот этому; это главное, а остальное неважно.

«Гоув, подобно Сталину, хочет указывать, какую именно историю нам изучать!» – возмущался на страницах Guardian обозреватель Саймон Дженкинс.

Десятки историков сравнили предложенную министром «фактологическую» школьную программу с книгой «1066 и всё такое» – остроумной пародией на курс британской истории для детей, подзаголовок которой гласит: «103 прекрасные истории, пять плохих королей и две настоящие даты».

«Это полный отход от нынешней методики преподавания, где, помимо Британии, мы уделяем интерес и другим регионам мира, а кроме того, воспитываем в детях критическое мышление», – говорит профессор истории Оксфордского университета Дэвид Пристленд.

«Патриотические мифы»

В Британии очень любят проводить опросы школьников, узнавая, что они думают о том или ином изучаемом ими предмете. И опросы эти раз за разом показывают одно: дети любят уроки истории ровно за то, что там им дают возможность самостоятельно изучить факты, сравнить различные точки зрения и вынести собственное суждение о героях и событиях прошлого.

«Если мы хотим воспитать в молодых людях гражданское чувство, они должны хотеть и уметь думать самостоятельно, – говорит королевский профессор Кембриджского университета по новейшей истории Ричард Эванс. – Именно с этой позиции необходимо изучать историю. Признать, что дети – это не пустой сосуд, который нужно наполнить патриотическими мифами».

«История – это наука, не порождающая мифы, а развеивающая их, и именно так ее нужно преподавать в школах», – утверждает ученый.

Одним из самых ярых противников нового школьного курса стал профессор истории Саймон Шама, автор и ведущий 15-серийного документального фильма Би-би-си «История Британии».

Особенно ему не понравилось, что акцент в обучении предлагалось сделать на том, «как Британия повлияла на мир», в то время как, по мнению профессора, куда как более достойно изучения влияние мира на Британию.

«Смысл истории не в том, чтобы приукрашивать и прославлять самих себя. Не в том, чтобы выстраивать красивую хронологию того, как мы прекрасны, или, наоборот, того, как омерзительна наша природа», – говорит Шама.

«Уроки истории не дают власть имущим спокойно спать по ночам и вынуждают их сохранять честность», – добавляет он.

«Единая Британия»?

Шама подчеркивает, что стремление приукрасить или навязать истории определенную идеологию неизбежно приводит к появлению фактических ошибок. В качестве примера профессор возмущенно приводит главу из нового учебного плана, где великий экономист XVIII века Адам Смит назван англичанином.

Для российского читателя эта «ошибка» практически неуловима. Дело в том, что Смит, которого, если верить классику, так любил Евгений Онегин, строго говоря, англичанином не был. Он был шотландцем.

Критики нового учебного плана подчеркивают: написать «последовательный, хронологический курс британской истории от древнейших времен до наших дней» физически невозможно. На том простом основании, что Соединенное Королевство – многонациональное государство, состоящее по меньшей степени из четырех регионов, которые по-английски до сих пор называются «странами» и до сих пор не могут сформировать не то что общий курс истории, а даже общую футбольную лигу.

«Историческое развитие Шотландии, Ирландии, а до некоторой степени и Уэльса во многом отличалось от английского до самого XVII века, и в некоторых областях значительно опережало его», – изумляется Ричард Эванс.

«Гоув изначально обошел этот неудобный факт, просто проигнорировав историю остальных территорий Британских островов и сфокусировавшись только на истории Англии», – подчеркивает он.

Министр, в свою очередь, утверждал, что это лишь попытка решить основную проблему. По его словам, школьный курс не справляется с поставленной задачей: сформировать британскую национальную идентичность, рассказав о героях и триумфах английской истории. И многие активно поддерживали эту точку зрения.

«Связи, объединяющие Британию, слабеют не в последнюю очередь именно потому, что в Британии на протяжении долгого времени не уделяли достаточного внимания истории нации», – сокрушался на страницах Guardian обозреватель Мартин Кеттл.

«История нации», безусловно, должна рассказывать не только о взаимосвязях между историческими событиями в Англии, Уэльсе, Шотландии и Ирландии, но и подчеркивать их относительную автономность», – спорит с ним Эванс.

«В этом смысле Британия всегда была мультикультурным обществом, и мы должны радоваться этому факту», – добавляет он.

Дела давно минувших дней?

Отдельное возмущение историков вызвала односторонняя трактовка некоторых исторических событий.

Например, вторжение в Англию голландских войск и изгнание короля Якова II в 1688 году названо Славной революцией, в результате которой власть бескровно перешла дочери и племяннику короля.

В каком-то смысле так оно и было. Ни одного серьёзного сражения с голландцами действительно не произошло: большинство английских военачальников сами перешли под знамена Вильгельма Оранского.

Однако «бескровная» Славная революция привела не только к целой серии кровавых якобитских восстаний в Шотландии и Ирландии, жестоко подавленных Лондоном, но и к волне суровых репрессий против католиков на всей территории Британии на протяжении следующих ста с лишним лет. С учетом этих событий революция представляется не такой уж «славной».

Как всегда, дополнительную остроту делам давно минувших лет придает текущая политическая ситуация. Шотландия, например, вот-вот проведет референдум о независимости, и его исход может во многом зависеть от «правильной» интерпретация событий XVII-XVIII веков: Славной революции, якобитских восстаний, обстоятельств подписания Акта об Унии и Акта о Престолонаследии.

Немало копий было сломано и по поводу новейшей истории страны. В частности, по поводу вступления Великобритании в Европейский Союз. Эксперты подсчитали: в главе, посвященной анализу плюсов и минусов присоединения Британии к ЕС, плюсам отводится пять строчек. Минусам – 26.

Последствия такого подхода к обучению тоже несложно предположить – особенно в ситуации финансового кризиса в странах еврозоны, когда на острове все больше преобладают евроскептические настроения.

«Людей необходимо учить справедливому и сбалансированному взгляду на историю, чтобы они могли самостоятельно выработать свою позицию – решить, что думать о том или ином событии, – говорит депутат британского парламента Джулиан Хапперт. – Тот факт, что признанный школьный учебник будет представлять столь одностороннюю позицию евроскептиков, вызывает глубокую озабоченность».

Судьба империи

«Знание прошлого Британии и нашего места в мире помогает нам более полно понять вызовы, с которыми мы сталкиваемся сегодня», – утверждается в предисловии к новому школьному курсу.

При этом практически вся мировая история остается за бортом. Иностранные державы и деятели прошлого фигурируют в учебнике только в тех местах, где их история пересекается с британской. В первом варианте учебной программы по истории не было ни одного упоминания не только о Ниле Армстронге и других астронавтах, но даже о Христофоре Колумбе.

Однако давление профессионального сообщества было слишком велико: после долгих споров и дискуссий министерство было вынуждено изменить первоначальный план и расширить рамки школьного курса. В частности, Колумба и Армстронга вернули в программу, а «Славную революцию» взяли в кавычки и немного рассказали о якобитах.

«Нет ничего постыдного или неправильного в том, что школьная программа ставит во главу угла изучение истории той страны, гражданами которой станут школьники!» – считает профессор кембриджского колледжа Святого Иоанна Роберт Тумс.

Большинство его коллег, однако, придерживается иной точки зрения. А профессор Оксфордского университета Дэвид Пристленд напоминает в связи с этим поучительную историю.

В 1898-м году китайский император Гуансюй решил, что его страна нуждается в радикальных преобразованиях, иначе – в условиях агрессивной экспансии Британии и других великих европейских держав – Поднебесная рискует надолго остаться на обочине истории. В частности, он упразднил прежнюю систему аттестации выпускников и госслужащих, повелев чиновникам и студентам сосредоточиться на истории и культуре иностранных государств вместо изучения традиционных древнекитайских рукописей.

Реформы встретили ожесточенное противодействие консерваторов во главе с теткой императора, вдовствующей императрицей Цыси. Она организовала переворот и вернула все на круги своя. В результате чего через 13 лет Великая Цинская империя прекратила свое существование.

Та же судьба, предупреждает историк, может постигнуть и современные великие державы – и Британия тут отнюдь не исключение.

«Никто не спорит с тем, что дети должны хорошо знать историю своей страны. Однако жить им предстоит в мультикультурном обществе, в условиях открытой экономики и свершившейся глобализации, а эта политизированная, мещанская реформа фактически оставляет их у разбитого корыта», – говорит Пристленд.

«Любой историк скажет вам: если в какой-то момент общество становится одержимо своими былыми триумфами, это является свидетельством глубокого упадка. И Британия в 2013 году, как и Китай в 1898, едва ли может позволить себе спрятаться в скорлупу самонадеянного великодержавного шовинизма», – резюмирует эксперт.

Источник: Русская служба «Би-би-си»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *